Jump to content
Новгородский Форум рыбаков и охотников

larosh

Старейшины
  • Content Count

    839
  • Joined

  • Last visited

Seller statistics

  • 0
  • 0
  • 0

2 Followers

About larosh

  • Rank
    Проверенный

Мои рыболовные трофеи:

  • Щука:
    10,2 р.Свирь
  • Судак:
    5,4Ладога
  • Окунь:
    1,8 оз.Медвежка
  • Сом:
    у нас не водится
  • Жерех
    1,3 р.Свирь
  • Налим:
    5,6 Онего
  • Язь:
    1,8 р.Свирь

Мой транспорт:

  • Лодка 1
    Флагман 450
  • Собака
    PAXSUS
  • Машина для рыбалки
    УАЗ ПАТРИОТ

Основная информация:

  • Пол:
    Мужик
  • Name:
    Алексей
  • Город:
    Лодейное Поле

Контакты:

  • Телефон
    +7911-154-60-75

Recent Profile Visitors

  1. Леонид Вертель Р О Ж Д Е С Т В Е Н С К А Я И С Т О Р И Я Накануне Рождества мне надо было съездить в магазин за казявками для зимней рыбалки, которую мы с приятелями наметили, как законченные грешники, в самый праздник. Всё было куплено отменного качества и я, возвращаясь домой в автобусе, уже мысленно таскал из лунки глупых рыбёшек. Не подозревая о моей виртуальной рыбалке, рядом стояла симпатичная молодая женщина, то и дело поглядывавшая в окно. Ухоженная, неплохо одетая, она чем-то напоминала известную французскую певицу Мирей Матье, только была на российский манер чуть поупитаннее. А так всё один к одному – и брови, и овал лица и прическа каре точно, как у звезды эстрады. Поинтересовавшись у водителя, какая будет следующая остановка, «Мирей Матье» начала готовиться сойти вместе со мной. И в это время перед автобусом, внезапно появился какой-то мужичок, явно отметивший Рождество, не дождавшись первой звезды. Водитель вынужден был резко ударить по тормозам. В тот момент я стоял надежно, как матрос на палубе, да ещё держался за поручень. А вот молодуху экстренное торможение застало врасплох. Её, роскошное тело, кинуло прямо на меня и она четко, как ставят печати на важный документ, со всех инерционных сил припечатала своим каблуком мою ногу. Симпатичная попутчица была похожа на француженку не только обликом, но и человеком оказалась деликатным. Поняв, что от нее досталось именно моей ноге, она с выражением полного сострадания кинулась с вопросом: « Простите ради Бога! Вам не больно?». Если бы на завтра не была запланирована рыбалка, и я не находился бы в приподнятом настроении, вполне возможно, я бы ее успокоил, сказав, что всё нормально, что могло быть хуже или что-то в этом роде. Но я был внутри весел, и заканчивать происшествие так просто не собирался. Сделав страдальческую физиономию, которую можно увидеть только в кабине хирурга-травматолога среди окровавленных бинтов, я сдавленным голосом простонал в ответ: «Чёрт, только вчера гипс сняли!» и судорожно второй рукой схватился за ее плечо. Несчастная совсем растерялась. «Ой, что же делать? Вы можете идти?» Я процедил сквозь сжатые зубы, как партизан на допросе: «Попробую»… Народ аккуратно обходил нас, направляясь к выходу. Наконец, двери стали свободными. Всё еще глядя на меня виноватыми глазами, несчастная вышла из автобуса и протянула мне руки, как ребенку, которого можно легко снять и поставить на землю. Кидаться в её объятия было, конечно, соблазнительно, но мне нужно было играть свою роль дальше. И, закатив от боли глаза, я повис на поручнях. Осторожно, будто это был не тротуар, а минное поле, перенес сначала одну ногу, а потом и другую и чуть ли не повис на попутчице. Автобус двинулся дальше. Пассажиры тоже разошлись. Мы остались одни. «Что же делать? Что же делать?» причитала моя незнакомка, растерянно оглядываясь кругом, подсознательно ища поддержки у прохожих. Но все спешили по своим предпраздничным делам, и никому дела до нас не было. Стояние на одном месте затягивалось, я лихорадочно искал в голове возможное продолжение сценария «несчастного случая». И тут я вспомнил об одной своей подзабытой способности. В детстве на окраине нашего городка жил жадный (как нам пацанам тогда казалось) мужичок, который не давал нам забираться в его сад. Он был, как у нас говорили, калекой от рождения, ходил полусогнутым и будто раз за разом проваливаясь одной ногой в ямку. От вредности и озорства я неплохо копировал его походку на радость своим дружкам. Вот и сейчас, согнувшись от невыносимой боли, я сделал тот самый шаг с припаданием на ногу и снова схватился за несчастную. Мы немного постояли и она, кажется, нашлась. «А давайте, я вам вызову такси. По мобильнику они сейчас приезжают…» Нет, такое в мои планы не входило. Слишком пресной была бы концовка. Мне хотелось, чтобы хэппи энд был повкуснее. «Знаете что, вот за этим зданием, если повернуть налево, будет аптека. Надо купить два костыля, если у вас есть деньги. С ними я как-нибудь доковыляю». И, поняв, что в этом месте сфальшивил, тут же отвел глаза. Фальши она не заметила, спросили лишь: «А вы сможете постоять без поддержки?» Я смог, и она поспешила в аптеку. Как только она скрылась за углом, я бросился дворами параллельно улице! Жаль, никто не сфотографировал ее лицо, когда мы встретились нос к носу на пороге аптеки. Какие у нее были глаза! И растерянные, и удивленные, и радостные и, может быть, даже чуточку счастливые. По крайней мере, мне так показалось… Но это, наверное, оттого, что скоро уже должно было наступить Рождество. С В О Л О Ч Ь Т А К А Я Хорошо, что человек, когда-то выбиравший кусок дерева для топороища, был с головой. Трещина в ручке хоть и появилась от многолетней работы, но не косая. С прочным бандажом топор мог еще послужить. Намочив подходящий шнур, я туго, виток за витком, бинтовал топорище, изредка поглядывая в окно своего лесного дома, надеясь увидеть коростеля, кричавшего где-то совсем рядом. Но деркач из травы так и не показался, а потом и вовсе замолчал. Наступила полная тишина, можно сказать, божественная. Не знаю, как кому, а для меня после города такое беззвучие – бальзам на душу. Натягивая шнур, я даже сопеть старался поменьше. И вдруг появился звук, разрушивший эту хрустально-звенящую тишину. Звук был до боли знакомым. В любом другом случае я на него не обратил бы такого внимания. Ну, вылетел комар на охоту, ну, вычислил тебя длинноносый и мечтает маленько попить твоей кровушки. Эка невидаль! Но сегодня я был беззащитный: обе руки были заняты. А это меняло дело. Человек так устроен, что ожидание боли всегда страшнее её самой. Сколько раз, бывало, сидишь в кабинете, где берут кровь на анализ и, выставив приговоренный палец, умираешь в ожидании укола малюсеньким перышком. И чем дольше затягивается подготовка, тем невыносимее становится ожидание. Замер в ожидании и я. Комар оказался хитрым, он не пошел честно напрямую, а, заложив дугу, подло подбирался откуда-то сзади. Я весь превратился в слух, у меня, наверное, даже уши встали торчком, как у породистой лайки. В ожидании решающего момента, я замер, продолжая натягивать шнур, чтобы не дать слабины в намотке. И вот, это гнусавое комариное нытьё резко оборвалось где-то у самого уха. Черт! Я ведь давал себе обещание выдержать это испытание, не обращать внимания на укус кровопийцы, но в последнее мгновение рука сама сорвалась и, забыв на мгновение про шнур, влепила увесистую оплеуху собственной физиономии. Да такую звонкую, что случись это на глазах у великого Станиславского, он точно воскликнул бы: «Верю!». Еще бы, от удара из глаз даже искры посыпались. Рука тут же схватила конец шнура, как будто ничего такого и не произошло, как будто она ничего плохого не сделала. Мысленно чертыхаясь в адрес гнусного насекомого и, всё ещё укоряя свою верхнюю конечность за чрезмерное усердие, я успел сделать еще два или три витка бандажа, как вдруг случилось невероятное. Почти в том самом месте, куда пришлась затрещина, раздался натужный звук воскресшего комара, которого я уже успел похоронить три раза. Он отвалил, как перепивший немецкий бюргер по окончании Октоберфеста. Стреноженный дурацким шнуром, я даже поперхнулся. Ну, сволочь такая! Совершив свое черное дело, комар тут же взял курс на ближайшее окно, и на его светлом фоне хорошо было видно, что он тянет из последних сил, напоминая перегруженный грузовой «Руслан». Мои ноги рвались догнать его, но бандаж был главнее. Оставалось только наблюдать, как опившийся комар, не справляясь с весом, терял высоту, а его глиссада всё круче уходила вниз, явно не дотягивая до уровня подоконника. Не знаю, сломал ли он, приземляясь, свою комариную голову или отделался ломаными ногами, но его посадка была точно аварийной. Тут я мог бы поклясться. Ну вот, злорадно подумал я, так тебе и надо, подлецу. Нечего нападать на беззащитного. Небось, лопнул твой переполненный бурдюк!
  2. Занозистые мысли одного карельского рыбака, давно это было, не знаю жив ли , уже тогда (2010) человек был глубоко пожитой. Леонид Вертель З А Н О З И С Т Ы Е М Ы С Л И ( Ч А С Т Ь П Е Р В А Я ) Как-то прочел у Хемингуэя, о его рыбалке у берегов Кубы. Он горько сетовал на Фортуну, потому что тунец в тот день совсем не ловился. Вечером только и оставалось, что снимать с крючков наживку и выкидывать за борт. И вот, читая, с какой досадой великий Хем выбрасывал двух-трех килограммовых макрелей обратно в море, я невольно вспомнил о своих друзьях-рыбаках. Они ведь не на яхтах, а ножками топают зимой по снегу на свои заветные ламбы и озера. Топают, прикрыв лицо от обжигающего ветра, чтобы поймать хоть на уху рыбешек, величина которых частенько измеряется спичечным коробком. Ну, а если кому-то повезет, и в шарабане у него окажется килограммовый окунь, лицо счастливчика в автобусе будет сиять до самого города. Потом он еще будет долго рассказывать всем о невиданной удаче. И как-то незаметно сама собой пришла мысль. Наверное, каждый человек в этой жизни обязательно получает свою дозу счастья. Только поводы для радости у всех разные. ================================================ Со смешанным чувством радости и печали наблюдаю последние двадцать лет, как зарастают поля и пожни брошенной людьми деревеньки. Такие красивые березки поднялись вокруг – залюбуешься. Иногда уже и тетерева на них кормятся. А радоваться душа не хочет. Понимаешь – прахом пошли безмерные труды живших здесь когда-то людей. Многие думают, что страшнее лесоповала работы не бывает. Бывает. Свалить деревья – только часть дела. Выкорчевать пни, выкатать валуны, поднять целину – вот где пупок у мужика развязывался. И невольно приходит чувство вины перед ушедшими на погост жителями деревеньки за всех нас, горе-наследников. ================================================ Частенько с чувством выполненного долга и собственной значимости таможенники, налоговики и судебные приставы сообщают по телевизору о миллиардах рублей, которые они «зарабатывают» для государства. Тем самым как бы доказывая всяким там учителям и прочим завистникам правомерность безбедного своего существования. Меня это просто умиляет. Всё жду рапорта инкассаторов. ================================================ В последнее время появилась мода писать на асфальте признания в любви. Эти надписи иногда прямо кричат, как сильно какой-нибудь Петя или Коля любит Машу или Дашу. Бывало, скользнешь глазом по диагонали и бежишь дальше по своим делам. А тут однажды прочел и… не поверил своим глазам. Читаю снова: « Катя! Я люблю вас. Муж ». Выведено белой масляной краской добротным шрифтом – явно не подростковая шутка. Всякий раз, увидев под ногами это невероятное «ай лав ю», на моем лице появляется улыбка. Потом еще долго улыбаюсь, пряча лицо от прохожих. ================================================ Когда встречаю прекрасные юношеские глаза, полные веры в доброту и справедливость этого мира, в душе всегда появляется чувство вины. Наверное, это оттого, что и наше поколение ничего не смогло изменить на земле. Идущих за нами, наивных и доверчивых жизнь тоже не пощадит. Все чистое и светлое в их душах будет растоптано, глаза их потухнут, и они станут такими же, как и мы – мудрыми, трезвыми и бескрылыми. ================================================ Увы, в последнее время спортивных болельщиков все чаще водят за нос. Глядя на своих кумиров, мы кричим от восторга, иногда хватаемся за валидол, а потом вдруг узнаем, что потчевали нас, так сказать, спортивным контрафактом. Это я о надоевших допинговых скандалах в велогонках и лыжах, о проданных матчах в футболе и купленных победах у теннисистов, об ангажированных судьях в фигурном катании и гимнастике. Однако в погоне за чистоганом, современный спорт, вернее дельцы от спорта, идут еще дальше. Нашептывая наивным девчонкам об эмансипации, они тащат их заниматься бог знает чем. С недавних пор появилась даже женская тяжелая атлетика. Не знаю, может кому-то и нравится смотреть, как с посиневшим от напряжения лицом будущая мама толкает штангу. Мои же глаза в эти минуты готовы смотреть куда угодно, но только не на экран. А женский бокс? А разных видов борьба? Неужели нет более пристойной позы для девушки, чем стоять прилюдно «в партере» на ковре? Что такое партер? Выражаясь простым языком – стоять на четвереньках. Пока писал, поймал себя на мысли, что от слова борец не могу образовать существительное женского рода. Может это не случайно? ================================================ Много лет тому назад судьба занесла меня в Японию. Помню, удивляться там пришлось многому, но больше всего поразили японки. Маленькие, аккуратненькие они, как живые куколки, мелькали перед глазами, демонстрируя свои ухоженные лица. Но был в их облике изъян, который всё портил. Они носили обувь на немыслимо толстой подошве. Гид нам пояснил, что это новая мода, недавно привезенная из Парижа. Я тогда про себя отметил, что это, если и мода, то с каким-то вывертом, и решил, что наши мамзели на нее никогда не клюнут. Но не прошло и полгода, как вся половина прекрасного пола и в наших краях забралась на «платформу». Самое удивительное, что я и сам ничего страшного в этом уже не видел. Напротив, и мне уже нравились. Эту историю вспоминаю всякий раз, когда думаю о человеческом сознании. Как же оно податливо и пластично! Ни один пластилин не сравнится. ================================================ Встречая первого сентября по дороге в школу счастливых первоклассников с широко распахнутыми глазенками, с огромными букетами цветов, чувствую какую-то неловкость. Мне кажется мы, взрослые, обманываем малышей, готовя их к многотрудным школьным дням, cловно, к переходу в другой, еще лучший детский сад. ================================================ Сидя над лункой в ожидании клева, не раз пытался ответить себе на вопрос - что такое рыбалка? Какой наркотик, какое колдовство спрятано во всем этом действе, если оно способно завлечь наши души с самого раннего детства, и не отпускать до глубокой старости? Так что же такое рыбалка? Желание пообщаться с живой природой? Потребность в экстриме и адреналине в крови? Созерцание красот восходов и закатов солнца? Убегание от домашних дел и надоевшей «пилы» в шлепанцах? Самоутверждение и добыча экологически чистого деликатеса? Просто хороший повод выпить в компании себе подобных? Конечно, да. И первое, и второе, и третье. Однако есть еще что-то, без чего наша душа, однажды вкусив этой сладкой отравы, уже не может обрести покой, не получив новую дозу. И это Что-то роднит рыбаков с картежниками, завсегдатаями ипподромов и казино. Игра! Вот главная составляющая рыбацкого сумасшествия. Всякий раз, еще стоя у прилавка магазина и выбирая мормышку или блесну, рыбак уже затевает игру-противоборство с подводными обитателями. И можно не сомневаться, будь эта игра, как говорится, в одни ворота, отбери у рыбы возможность оставить человека в дураках, рыбалка потеряла бы всю свою притягательность, а за одно и своих приверженцев. =============================================== Мне, выросшему в местах, где у каждого был свой сад, странно наблюдать, как северяне едят яблоки. Они даже не едят их, а как-то по-беличьи обгрызают, выбрасывая потом чуть ли не треть. Попробуй-ка я в детстве так, тут же получил бы от отца подзатыльник. Хвостик, вот что оставалось в руках не съеденным. Похожая картина с картошкой. В средней полосе ее выращивают много, но чистят экономно, снимая только кожицу. Северяне же картофелину иногда так «разденут», что, того и гляди, кубик останется. А тут недавно поехал навестить места, где прошло детство, и повез в качестве гостинца рыбу. Господи, как же тамошние ели ее! Ну, точь в точь, как северяне яблоки. И тут я вдруг понял. Все правильно. Все так и должно быть. Потому что нет людей, которые бы относились без уважения к своему хлебу. А рыба для северян, как и картошка для южан – хлеб, пусть и не главный. ================================================ Странное дело. Когда нам в вузе вдалбливали теорию марксизма-ленинизма, я ее на дух не переносил. Можно сказать, отвергал всеми фибрами души. А тут вот недавно дошел в газете до слова «работодатель», и неожиданно внутри меня марксист взбунтовался. Это же надо, не хозяин фирмы, не владелец компании, а «работодатель». Звучит-то как, почти благодетель! Небось, и рабочие места создает c одной единственной целью: потрафить работягам. Как же это рабовладельцы не догадались так красиво себя назвать! ( Ч А С Т Ь В Т О Р А Я ) Однажды в детстве сделал для себя маленькое открытие: оказывается, в названии всем известной птички, спрятан призыв к её уничтожению – «вора бей». Мне это не понравилось. Подумалось, какие-то жадные и злые люди раньше жили. И только повзрослев, понял: такое название говорит не о жадности наших предков, а о запредельно тяжкой их жизни. ================================================ Еще в советские времена купил удачный телевизор, который безупречно работал, несмотря на свой почтенный возраст. Один лишь был у него недостаток – отсутствовал пульт дистанционного управления. И тут, как на грех, пришли новые времена. Владельцы теле каналов, зашибая деньгу, стали выливать на головы простых смертных такие ушаты рекламы, что мне, не имевшему в руках «погонялки», хоть уши затыкай. Но и это не спасало. Специально ведь громкость добавляли, чтобы в каждом углу слышно было: «Бери от жизни все!», «Сникерсни!», «Вы этого достойны!». Не выдержав такого рекламного террора, вынужден был купить теле-ящик с пультом управления. Вот тут-то я отыгрался. Тут уже пошла другая игра. Не успеют обьявить рекламную паузу, как пальцы сами уже тискают кнопочку выключения звука. И начинается на экране смешная пантомима. В ней рекламщики со всеми своими плутовскими уловками видны, как в той сказке про голого короля. Признаюсь, иногда глухонемых артистов в рекламных роликах мне бывает даже жалко. Они ведь не догадываются, как глупо выглядят. ================================================ Уверен, самым божественным видом искусства является музыка. Звуки, рожденные скрипкой, роялем или органом, очищают нашу душу и помогают ей воспарить над землей. Однако ни один инструмент не может приблизить нас к Богу так, как это способен сделать человеческий голос. Послушайте «Кармину Бурану» Карла Орфа с ее финалом «О, Фортуна!», послушайте реквием Моцарта с его «Ля кримозой», поставьте еще раз записи Марио Ланца, Федора Шаляпина, Анны Нетребко, Лучано Поворотти и едва ли у вас появится желание возражать. Но высшее блаженство, как это ни странно, мне доставляет задушевное пение мужчин на два-три голоса. Оно может быть совсем даже не профессиональным и не на сцене, а где-нибудь у костра или на палубе судна. Колдовство там совсем в другом. В потрясающей искренности распахнутых мужских сердец. ================================================ Однажды случай помог мне сделать любопытное открытие. Перед самой защитой диплома, наводя порядок в вещах, наткнулся на старые конспекты еще первого курса. Листая потрепанную тетрадку, нашел там несколько анекдотов, которые меня, желторотого студента, когда-то развеселили. Прочел и … опешил. Неужели я мог смеяться над этими глупостями? В это никак не хотелось верить. И тут меня осенило. Свое физическое развитие в юные годы мы худо-бедно можем отслеживать. Хотя бы по размерам одежды и обуви, которые наглядно нам демонстрируют – растем, мужаем. А вот как увидеть, что произошло с головой? Прибавилось ли там умишка? Что ж, надо постараться вспомнить, над чем смеялись раньше. И, если эти воспоминания вызовут только кислую улыбку, значит, все в порядке. Время прожито не зря. ================================================ Если говорить о космополитизме, то бесспорное право на него могут иметь только два народа: евреи и цыгане. Все остальные, добровольно покидая свою Родину – становятся (в большей или меньшей степени) ее предателями. ================================================ Какой-то остряк сказал, что, если хорошенько подумать, то многое становится непонятным. Вот и я, чем больше думаю над пенсионной системой, тем меньше понимаю ее логику. В тупик меня ставит наивный вопрос, почему пенсия должна зависеть от прошлых заслуг? Рассуждения мои незатейливы и сводятся к одному постулату: все люди, имеющие гражданство данной страны, в каком-то смысле -- ее дети. А обессиленные старики тоже дети, только великовозрастные. И как же согласуется с моралью, с Божескими заповедями сортировка детей? Вот сидят на скамейке три старика. Один дремлет, другой листает газету, третий кормит голубей. Посмотрите на эту троицу сзади, потом спереди, и вы убедитесь, что они очень похожи. Седые, морщинистые, немощные. Не сложно догадаться, что и потребности их тоже одинаковые, разве что кому-то нужно больше лекарств. Почему же пенсии у них разные? Эге, говорят мне. Так ведь один из них был прокурором, другой всего лишь учителем в школе, а третий вообще двадцать лет отмотал на зоне. И что с того, задаюсь я вопросом? Им же и платили по-разному! Прокурор получал приличный оклад. У него была возможность купить и квартиру, и машину, и в чулок натолкать. Учитель, конечно, не шиковал, но кое-что себе к старости, как говорится, тоже справил. А зэк… так ведь он свое уже отстрадал. Но мамка-папка государство рассуждает по-своему. Прокурор, тебе карманов не хватало, чтобы зарплату рассовать? Вот тебе и пенсия под завязку. Учитель, ты не привык к большим деньгам – тебе и пенсион поскромнее. О зеке вообще стоит ли речь вести? Этот давно приучен к мукам. И это при том, что польза обществу от всех трех наших пенсионеров абсолютно одинаковая. А сейчас впору задуматься, сколько же чиновников с утра до вечера, собирая морщины на лбу, корпят, рассчитывая и корректируя размер пенсии каждому персонально. Отчасти их даже пожалеть можно – там такая арифметика…! Одних коэффициентов по стажу, по заработной плате, по льготам -- не меряно. Можно только догадываться, какая часть пенсионного фонда тратится на зарплату клерков, их оргтехнику, автомобильные парки, роскошные офисы ( а там ведь электрики, сантехники, уборщицы, охранники ). Вполне возможно, этих денег как раз и хватило бы сделать пенсии поприличнее. ================================================ Давно не даёт мне покоя вопрос: в чем колдовство живого огня? Почему он так магически притягивает наш взгляд? Какие знаки пытаемся мы разглядеть в безмолвной пляске оранжево-красных языков пламени? Отчего у догорающего костра мы, ещё недавно такие веселые и беззаботные, становимся задумчивыми и молчаливыми? Целая жизнь за спиной, а ответы так и не найдены. В одном лишь уверен. Пройдут века, всё на земле изменится, но люди, пришедшие после нас, так же, как и мы, будут у огня врачевать свои уставшие души. И может статься, что для космической станции, на которой будут нести многолетнюю вахту наши пра-правнуки, самым дорогим подарком, отправленным однажды с Земли, окажется заветная капсула со сладким дымком лесного костра. ================================================ Прогуливаясь не далеко от города, наткнулся на необычное кладбище. Слева и справа от дорожки виднелись совсем маленькие могилки, некоторые даже с каменными памятниками и фотографиями. Фотографии не оставляли сомнений – здесь захоронены Бобики и Тузики. Увиденное тогда расценил, как чудачества собачников. А спустя несколько лет уже сам, не стыдясь мокрых глаз, долбил мерзлую землю, готовя могилу любимой гончей. Много раз потом задумывался, почему же мы так любим собак? Как удается этим хвостатым созданиям растопить наши сердца, которые иногда так заштукатурены, что до них не так-то просто достучаться? Ответ нашел, когда прочел историю о женщине, пришедшей к царю Соломону с жалобой, что ее никто не любит. Мудрец, помнится, дал ей совет: -- « Полюби!». Действительно, все мы хотим, чтобы нас любили. Случается, и сами готовы полюбить, но желательно бы без риска, без возможности обмануться, чтобы были какие-то гарантии, чтобы… одним словом, чтобы нас полюбил кто-то первым. А уж только потом мы откроем доступ к своему сердцу, как к банковской ячейке, где хранятся бриллианты. Четвероногие создания не ждут от нас ничего: ни подарков, ни цветов, ни обещаний взаимности. Они просто дарят нам себя легко и безоглядно, какими бы мы порой законченными эгоистами не были. И тут выясняется, что сердце даже самого черствого человека, смотрящего на всё в этом мире исподлобья, не может остаться равнодушным, не может не откликнуться на такую бескорыстную и безоглядную любовь. Оттого и слезы на глазах. ================================================ ( Ч А С Т Ь Т Р Е Т Ь Я ) Каких только рекомендаций и советов не услышишь по поводу здорового образа жизни. То и дело нас призывают: бегайте трусцой, ходите босиком, отдавайте ужин врагу, купайтесь в проруби, занимайтесь йогой, рожайте в воде. До йоги и родов в воде я не дошел, а бегать трусцой и отдавать ужин врагу пытался. Увы, в этом деле не преуспел. Особенно, что касается ужина. Но вот однажды где-то прочел лаконичную, но абсолютно верную мысль: функция формирует орган. И тут у меня открылись глаза. Я вдруг осознал, что наш организм не совсем-то уж и наш. Он в большей степени принадлежит нашим предкам. Это они его сформировали тысячи лет назад, совсем в других условиях. Поэтому полезность или вредность чего-то мы можем определять простым методом – примерив это «что-то» к жизни наших праотцов, как к шаблону? Было ли у них «это» в те времена или нет. И тогда легко понять, что есть много соли и сахара – вредно. Что курить и пить ведрами пиво – вредно. Что спать до обеда и сутками сидеть на диване – вредно. И что бегать трусцой тоже вредно. Ибо наши пращуры ходили в поисках пищи, а не встряхивали без конца свои печенки-селезенки. Заодно становится понятным и то, что полезно вставать с восходом солнца, есть грубую пищу, пить родниковую воду, физически трудиться и радоваться жизни. ================================================ Помню, в детстве не мог представить, что земная суша меньше океана. Когда на уроках географии учительница, тыча указкой в голубые бока глобуса, с придыханием говорила о величии океанских просторов, я ей верил и не верил одновременно. Для меня, выросшего в лесном краю, это было то же самое, что поверить в бесконечность вселенной. Ум, вроде бы, и соглашался, а душа – ни в какую. А спустя годы судьба забросила меня не куда-нибудь, а на Тихий океан. Не знаю, какое впечатление произвел он на первооткрывателя Магеллана, меня же он просто ошеломил. С тех пор я уже не сомневаюсь в безбрежности океана. Осталось еще убедиться в бесконечности вселенной. ================================================ Всегда удивляюсь, когда слышу, что кто-то боится леса. Для меня лес – настоящий храм, спасительное убежище для души. Только там я забываю обо всех своих печалях. Только там, глядя на мерцающие угли догорающего костра, я приближаюсь к счастливому состоянию смирения и покоя. ================================================ Случалось, и я завидовал. Больше всего почему-то летчикам. В последнее время стало не до полетов – дорого! А раньше нет-нет да и приходилось куда-нибудь махнуть на самолете. И вот, когда самолет уже приземлился, когда в салоне с выключенной вентиляцией дышать становилось нечем, и твоя душа и тело просились на волю, не разрешалось даже вставать. Проходили томительные пять, десять минут. Наконец, открывалась кабина, и мимо осоловевших от полета и духоты пассажиров, поглядывая на них сверху вниз, проходили на выход в своих элегантных синих костюмах господа летчики. Проходили, как некая недосягаемая каста небожителей. Их шествие длилось минуту-другую, но воздух в салоне за это время успевал нагреться еще больше от обжигающих взглядов, которыми одаривали летчиков встрепенувшиеся дамы. Мне, кажется, нигде в жизни не приходилось видеть такой коллективной женской измены. А то, что адюльтеры совершались лишь в мыслях, было слабым утешением, сидевшим рядом спутникам. Помню, в очередной раз, став свидетелем выше описанной картины, попытался представить, как бы выглядели капитаны морских круизных теплоходов, покидающие раньше всех свое судно. Но представить себе «морских волков» первыми у трапов просто невозможно. =============================================== Когда еще только учился бриться, в моей голове появился несколько странный вопрос, долго остававшийся без ответа. Зачем людям нужна мораль? Потребовался не малый кусок жизни, чтобы постичь простую и в тоже время великую мудрость: мораль – это цемент, скрепляющий всю конструкцию человеческого миропорядка. ================================================ Не редко даже в серую пасмурную погоду можно встретить людей в темных очках, будто они спасаются от яркого солнца. Особенно много «затонированных» на нашем телевидении среди богемы. Понятно, когда в таких очках появлялся на сцене, потерявший зрение певец Рей Чарлз. Но что заставляет режиссеров, певцов, продюссеров и всяких прочих шоуменов, вальяжно сидеть перед камерами и вести умные разговоры с телезрителями «втемную»? Не знаю как кто, а я испытываю дискомфорт, если не вижу глаза собеседника. Всякий раз появляется желание подсмотреть, а нет ли у него под глазом фингала? ================================================ Много раз пытался понять людей, придумавших брачные контракты, и ничего у меня не получается. Ну, как же можно, даря друг другу обручальные кольца, а вместе с ними, свои сердца, свою судьбу, как можно в это же самое время подписывать документ, подтверждающий, что вы не любите друг друга? Любите? Но ведь без веры любви не бывает! ================================================ Однажды чуть было не обиделся на медведя. Как ни доберусь до своего заповедного болотца, а там уже вся моя клюквочка местным Винни Пухом собрана. Да так основательно, что больше двух стаканов после него не наскребешь. До этого я лет десять собирал в этом месте, считай, приватизировал ягодную плантацию. И на тебе… А тут поехал по шоссе с московским приятелем мимо поселка лесозаготовителей и душа моя почти как у Радищева «уязвлена стала» -- на обочине вдоль асфальта сидели десятки людей, предлагая клюкву, выставленную тут же в разнокалиберных ведрах и шарабанах. Особенно бросалось в глаза, что не только женщины занимались ягодным «бизнесом», немало и мужчин сидело, пряча глаза, делая вид, что они оказались здесь совершенно случайно. Мой гость, глядя на эти «торговые ряды», поинтересовался, мол, как это они сорвались на халтуру среди рабочего дня? Пришлось его наивность простить. Откуда жителю Белокаменной знать, что никакая это не халтура, а самая что ни на есть основная, как сказал бы мой дед, распроединственная работа этих бедолаг. Что другой, главной их работы – заготовки леса, чем жили целые поколения лесорубов, давно уже нет. Признаюсь, когда брошенные в рынок леспромхозы начали один за другим загибаться, я никак не мог взять в толк. Ну как же так, рассуждал я, лес есть, рабочие руки есть, есть рынок сбыта – совсем рядом безлесная Европа. Чего еще надо? Потом, кажется, догадался – надо, чтобы бизнесмены были не такими алчными. А то ведь все, глядя на нефтяников и газовиков, норовят не заработать, а «напилить бабла». Ну, а медведя придется простить. Повадился он на мое болотце не от хорошей жизни. В его угодьях жители поселка выбирают клюкву подчистую, при том, задолго до срока, чуть розовую. Не для себя ведь… ================================================ В звездном небе есть что-то колдовское. Если долго смотреть, появляется навязчивое желание проникнуть в глубины галактики, попытаться хоть как-то осмыслить бесконечность Вселенной. Тщетные потуги. Только начнёшь представлять самые дальние дали, отстоящие от нас на безумное количество световых лет, как всякий раз, будто черт из табакерки, появляется сакраментальный вопрос: а что там дальше? И вся хрупкая конструкция, выстроенная на пределе воображения, рассыпается, принося странное облегчение. Но вот что интересно, в микрокосмосе тоже ведь можно фантазировать до бесконечности. Однако туда почему-то заглядывать желания меньше. Может, оттого, что во всех нас сидит родовая человеческая амбициозность и тяга к величию? ================================================ Кто бы объяснил, почему, с легкостью разоблачая вранье других, мы наивно продолжаем верить, что наше собственное проходит не замеченным? ================================================ До сих пор себя виню за то, что не запомнил ни названия стихотворения, ни фамилию автора: молодой был, глупый. Память сохранила только концовку стихотворения о похоронах деревенского мужика. «………………………… В темной курной избе. Где радовались за покойника И плакали по себе» Эти пронзительные строки вспоминаю всякий раз, когда слышу очередные обещания велеречивых чиновников «помочь селу», сделать жизнь крестьянина почти такой же, как у них самих. Увы, город во все времена обкрадывал деревню. Ничего не изменилось и в наши дни. Не зря ведь о переезде горожанина жить в сельскую местность сообщается, как о событии из ряда вон выходящем. И вот ещё какая мысль не дает мне покоя. Каких только памятников в нашей стране нет: и футболистам, и собакам, и чижикам-пыжикам, а вечному труженику крестьянину с мозолистыми руками памятника нет. Колхозница Мухиной не в счет. Согласитесь, а ведь мог бы быть. Монументальный, общегосударственный, всеми почитаемый, к которому власти несли бы венки, как к могиле Неизвестного Солдата. ================================================ Иногда можно услышать, что кто-то изменил любимой или любимому. Такого быть не может. Любовь и измена исключают друг друга. ================================================ Однажды проснулся от стука в окно. Стучали не очень сильно, короткими сериями по три-четыре удара. Когда, наконец, окончательно раскрыл глаза, стал свидетелем редкой картины под названием «Видит око, да зуб не ймет». На узкой перемычке оконный рамы, едва удерживаясь коготками, бочком висела синица и тщетно пыталась склевать бабочку на другой стороне стекла. Помню, наблюдая за бесплодными стараниями желтобрюхой птахи, поймал себя на мысли, как же это похоже на то, что случается с нами. Сколько раз бывало, губу раскатаешь, кажется еще чуть-чуть и всё, «бабочка» твоя. И никак. Потом долго чешешь затылок, не понимая, где же дал промашку. ================================================ Сколько раз я пытался представить себе отца розовым младенцем среди пеленок, и ничего у меня не получалось. Во истину родители для своих детей – боги.
  3. Только что прочёл. Рекомендую! Девушка ожидала свой рейс в большом аэропорту. Ее рейс был задержан, и ей придется ждать самолет в течение нескольких часов. Она купила книгу, пакет печенья и села в кресло, чтобы провести время. Рядом с ней был пустой стул, где лежал пакет печенья, а на следующем кресле сидел мужчина, который читал журнал. Она взяла печенье, мужчина взял тоже! Ее это взбесило, но она ничего не сказала и продолжала читать. И каждый раз, когда она брала печенье, мужчина продолжал тоже брать. Она пришла в бешенство, но не хотела устраивать скандал в переполненном аэропорту. Когда осталось только одно печенье, она подумала: "Интересно посмотреть, что сделает этот невежа?". Как - будто прочитав ее мысли, мужчина взял печенье, сломал его пополам и протянул ей, не поднимая глаз . Это было пределом, она встала, собрала свои вещи и ушла. Позже, когда она села в самолет, полезла в сумочку, чтобы достать свои очки и вытащила пачку печенья... Она вдруг вспомнила, что она положила свою пачку печенья в сумочку. И человек, которого она считала невеждой, делился с ней печеньем, не проявляя ни капли гнева, просто из доброты. Ей было так стыдно и не было возможности исправить свою вину. Прежде чем гневаться... Задумайтесь.. Может БЫТЬ НЕ ПРАВЫ ИМЕННО ВЫ...
  4. Вы уж Извините , форум вроде как не про это, но отдыхать от рыбок тоже надо. Есть среди моих друзей писатели от души , есть и писатели по профессии. Я тут с Вами маленько поделюсь их творчеством, и хорошим и не очень.
×
×
  • Create New...