Jump to content
Новгородский Форум рыбаков и охотников

larosh

Старейшины
  • Content Count

    813
  • Joined

  • Last visited

Seller statistics

  • 0
  • 0
  • 0

2 Followers

About larosh

  • Rank
    Проверенный

Мои рыболовные трофеи:

  • Щука:
    10,2 р.Свирь
  • Судак:
    5,4Ладога
  • Окунь:
    1,8 оз.Медвежка
  • Сом:
    у нас не водится
  • Жерех
    1,3 р.Свирь
  • Налим:
    5,6 Онего
  • Язь:
    1,8 р.Свирь

Мой транспорт:

  • Лодка 1
    Флагман 450
  • Собака
    PAXSUS
  • Машина для рыбалки
    УАЗ ПАТРИОТ

Основная информация:

  • Пол:
    Мужик
  • Name:
    Алексей
  • Город:
    Лодейное Поле

Контакты:

  • Телефон
    +7911-154-60-75

Recent Profile Visitors

3,504 profile views
  1. У нас на болотах снег, не пособираешь сильно, хотя сегодня наверное досмоет Снежок однако присутствует.
  2. Дело было вечером, делать было нечего. Прогулялись по лесу , рассверлили в хлам ламбушку , на предмет окуня. Окунь есть, принципиально кошачьего размера Иногда чуть больше. С грехом пополам откалибровал старушкам своим на ушицу. А в лесу красота, так и хотелось грибочков белых поискать. За свою жизнь такого в середине января я у нас не припомню. Правда благодаря регулярному минусу ночью, лед отменный , даже на больших озерах 15-20 см. Ну НХНЧ всем.
  3. Отчет о рыбалке одного хорошего знакомого, все реально. Гладкий лед, хоть на коньках. Вода на нём и ветрище. Какие там порывы до 12-ти... Больше пятнашки ровно, как вентилятор. А после полудня еще сильнее и с порывами до кучи. Ввернутый в лед бур вырывало и тащило, а санки- как компас- все строго смотрели куда-то в сторону Тромсё. Шмурдяк срывает, сначала бежишь-скользишь-летишь за санками, ловишь их, потом разворачиваешься и к тебе едет бур. На льду вода, по ней волны с барашками А ветерок весь день- с дождем Костюм сначала намок, потом сошла вся грязь потёками и он вернул цвет, стал как новый. И быстро промок насквозь. Мембрана заработала, стала отдавать... тепло наружу Холодно, млять! Решил потанцевать для согрева: и так и сяк... не, так скользко, лучше буду дрыгать ногами! Дрыг, дрыг... Идея оказалась плохая: от дрыганья вода и так стекавшая по спине, заднице и ногам, быстро полилась в сапоги. Захлюпало и там. Наклонился к шарабану за варежками (руки здорово мерзли)- мокрые трусы съехали с задницы. Ну, это ж обычное дело... Пришлось рассупониваться, подтягивать трузеля, мокрое термобелье, снова застегиваться на все молнии. Стало хорошо! Натянул варежки- блин, вообще хорошо! Через 10 минут эти кожаные варежки промокли нах, по рукам потекло Дома взвесил: одна мокрая варежка весит больше 300г А скользко на льду- пипец как! Хотел пересверлиться, сделал шаг и... поехал. Застрял на маленьком пятачке снега, оглянулся- пройдена дистанция 11 метров. Ура!- думаю- рекорд! Зря так думал На обратном пути ветер толкал в спину, никак не остановиться. Скользнул сапогом, поехал... раскорячился, чтобы не упасть, еду такой... Первые 10 метров уже привычно, потом рожа начала вытягиваться от удивления: 20м... 30м... Под сапог попала веревка от санок, только поэтому и остановился Провел статистику: обе ноги подскальзываются одинаково часто. Тело вспоминало молодость, хрустело, но гнулось и изгибалось, не хотело падать. Но два раза все же хлопнулся об лед. Сначала- на спину, как таракан, санки-бур в разные стороны. Прежде, чем встать, замерил пальцем глубину лужи: 6см. Мелко Пошел ловить шмурдяк. Метров через 500 снова- вперед, мордой, как фанера... санки-бур крепко сжаты Замерил: те же 6см. Ровный стол Отбил всего себя сзади и спереди, середины не осталось. Короче, шипы надо И какой-нибудь лайфхак типа легкого плащика из болоньи поверх мембранного костюма. Все равно такое давление никакая мембрана не выдержит, а надевать ОЗК поверх дорогого иностранного костюма... слишком демонстративно; мы этих иностранцев и так все время опускаем "Поплавок" не пойдет, в нем душно ходить пёхом. По рыбе- да, иногда пыталась клевать, но ничего интересного.
  4. КВН. Судорожно дёргающиеся ноги Писюна втянулись в гермодверь главного прохода и исчезли из вида. Примерившись и посмотрев на манометр Андрей осторожно втянулся в проход вслед за Писюном, тщательно осматриваясь вокруг. С подволока свисали рваные кабельные трассы, в коридоре валялись завалы приборов, электрощитов, труб и клапанов. Сквозь разнокалиберные отверстия в подволоке в сумрак корабля проникал робкий муар Заполярного рассвета, задушенного снежным зарядом.. Касаться переборок можно было только кончиками пальцев, ластами шевелить было вообще не вариант. Но не дышать было нельзя. Воздух из лёгочника поднимался к подволоку, увлекая своим током за собой невесомый ил. Писюн впереди не очень заботился сохранением видимости за собой и махал ластами от души.. Андрей осторожно оттолкнулся от промелькнувшего в мути пиллерса и вошел в клубы ржавого ила. Мозг уже давно почти весь отключился, чувство страха пропало полностью. Андрей цепляясь шлангами и ремнями за выключатели на переборке, уверенно протиснулся в щель мимо здоровенного стального ящика в кромешную тьму затопленного корабля.. Тело ощутило себя в своей стихии… Без страха и сомнений… Без адреналина. На точном расчёте.. На скупом глотке безвкусного воздуха.. Насыщенная взвесью ила тьма беззвучно сомкнулась за спиной у Андрея. Только пузырьки воздуха, лениво пробивающиеся в отверстия мёртвого корпуса к поверхности, выдавали присутствие там человека.. - Бодрит конечно необычайно… Андрей повертел в руках неопреновый шлем, не понимая что с ним дальше делать. Петрович перехватил его растерянный взгляд и указал рукой на гвоздик: - Он там живёт. Повернись, выпущу. Жилистые рука Петровича уверенно дёрнула за шлейку гермомолнии. Гидрокостюм расправился и втянул в себя порцию тёплого воздуха, пропитанного дикой смесью резиновой гари и макарон по флотски на комбижире. Аккуратно зацепив шейную манжету скрюченными пальцами, Андрей освободил голову. Петрович, подхватив пустой баллон, сдёрнул с другого гвоздика серое от грязи полотенце: - Шапка конечно очень бодрая… Я их маму на базаре видел, кто такие шапки шьёт.. Андрей наспех перелистал свои ощущения от спуска и вытирая голову насухо подписался под каждым словом: - Обтюрации гэть нема…. Вода гуляет как хочет. Башка мёрзнет как в морозильнике. А манжета шейная неопреновая тёплая. На удивление. Петрович подал голос уже с улицы, подключая баллон к компрессору: - Минус, что тянется она. Надо будет ошейник на неё сделать, иначе течь будет.. - Петрович, ты не парься, я своей башкой тебе её растягивать не буду, в следующую ходку свой костюм привезу. Надо будет вдвоём работать, значит надо два костюма. Пластырь ещё можно одному поставить, а вот насос одному уже не занести, особенно через три палубы вниз… Охренеешь… Писюн внимательно прослушал весь диалог облокотившись на дверной косяк. Диалог его лично вроде бы не затрагивал, но как родной брат работодателя он не преминул вставить свои пять копеек, лениво переплёвывая слова через губу: - Вас для этого и наняли… Ни Петрович, ни Андрей Писюну ничего не ответили. Потому что нанимались он именно на это – Писюн один не вывозил… В магазине, пока Петрович принюхивался к пельменям, тщательно засушенным в умирающем морозильнике, Андрей взял два с половиной литра пива в гигантском баллоне и Чернобыльских размеров вяленую плотву. Писюн, закупая харчи на общий кошт, скривил лицо в недовольной гримасе: - У нас не принято употреблять алкоголь. Фраза его, высказанная в воздух никому конкретно, в воздухе и умерла, немного повоняв лицемерием . Забившись с пакетами холостяцкой жратвы в побитый ржавчиной и жизнью реликтовый японский пикап, банда подпрыгивая на перекопанных вдоль и поперёк улицах брошенного гарнизона отправилась на ночлег… Андрей аккуратно, что бы не пролить, налил пива в стакан Петровичу и себе. Плотву разделил водолазным ножом на три равных части. Тишина на кухне оттенялась только шкворчаньем сала на сковородке.. После некоторых колебаний, захлебнувшись слюной, Писюн не выдержал: - Я возьму кусочек? Андрей так же, как Петровичу, аккуратно налил ему в чистую тару пива с горкой… Молча. Уперевшись глазами в облупленный потолок съёмной квартиры с одинокой голой лампочкой на подгоревшем проводе, Андрей мучительно долго не мог заснуть. Чужая брошенная квартира, чужой продавленный диван. Засранный пол, похороненные под слоем песка ковры. Тлен, вонь, запустение. Заброшенный военный гарнизон в бескрайней разорённой стране. Забыться нервным сном удалось только после трёх часов ночи, допив последние капли выдохшегося пива и укутавшись в одеяло с головой.. - Так ты варить умеешь?! Писюн был искренне удивлён. Андрей просто не мог уже смотреть на это дрочево с электродом. Добавив току, он уверенно зажег дугу и не переворачивая деталь проварил вертикал. Облегчённо вздохнувший Петрович тут же накидал на стол уголков на второй пластырь. Писюн внимательно поковырял сварной шов отвёрткой и почесал в затылке: - Тогда я пойду экскаватор встречу… Вы без меня быстрее сделаете. Из безразмерного тягача брезгливо ступая в грязь колеи чистыми шлёпанцами спустился водила в шортах. Голые загорелые икры мгновенно покрылись гусиной кожей. Провернувшись башкой по всему горизонту сразу, водила неуверенно поинтересовался, особо ни к кому не обращаясь: - А что, мужики…. Тут Советской власти вообще не было никогда? Мрачный Андрей со сварочной маской на голове задумчиво прищурился на ускользающее солнце и лениво треснул пинка Рыжему, пытавшемуся деловито обоссать колесо тягача: - Вот как раз Советской власти тут было немеряно…… Водила хотел было ещё что то спросить, но позёмка с ледяной крупой загнала его обратно в кабину. Деловитый Писюн вынес из своей каптёрки бабло водиле и показал рукой на щедро присыпанную мелким мусором площадку: - Разворачивайся у рыбоводов, экскаватор вот тут поставим. Тягач обдав соляровой копотью так и не поссавшего Рыжего, принялся толкать жидкую грязь по колее в сторону рыбоводов. Из сарая, волоча по грязному снегу канистру соляра, трусцой выбежал прокопчёный Дед. Петрович складывая очередную плоскость из уголков махнул Андрею рукой: - Николаич, не запаривайся, просто прихвати. Обварим потом. У нас сейчас тут шоу Бонифация намечается…. Писюн еле дождался, пока Дед зальёт соляр. Экскаватор вздрогнул, чихнул, и изрыгнул из своего ржавого чрева огромный столб чёрного дыма. Андрей удивлённо присвистнул: - Опачки… Опапулечки.. Я думал, это металлолом… Петрович отложил в сторонку прихваченные уголки: - Они его и возят по документам как металлолом… Писюн в кабине экскаватора принялся увлеченно дёргать какие то рычаги. Ржавый бронтозавр дёрнулся вперёд правой гусеницей и со скрежетом и искрами свалился с трала на правый бок, щедро раскидывая грязными брызгами во все стороны слегка подтаявшее на солнце гарнизонное дерьмо.. Писюн удивлённо вывалился из кабины через стрелу на кучу мусора. Петрович зашелся в приступе беззвучного смеха, сложившись пополам и хлопая себя по коленям.. Дед шмыгнул обезьянкой по стреле в кабину и заглушил дизель. В установившейся звенящей тишине было отчётливо слышно, как довольный Рыжий ссыт на переднее колесо тягача… Водила тщательно проверив, в каком кармане у него лежат деньги, уважительно прокомментировал ход развития событий споро залезая в кабину: - Профи. Однозначно профи. Я такой быстрой разгрузки в жизни не видал. Андрей без тени улыбки на лице поправил сварочную маску на голове: - М-да…. Шоу что надо. Петрович! Ты знал?! Остаток дня у Писюна прошел в поисках Танкиста в Печенге. Только Танкист знал как починить танк.. Проходя мимо покосившегося магазина Андрей без колебаний взял двухлитровый баллон снотворного. Перед отбоем он потратил час на уборку гадюшника в комнате. Петрович прибрался в коридоре.. - По диагонали заводишь его в люк, разворачиваешь, прижимаешь и крепишь. Начнём качать, его давлением ещё прижмёт. Андрей утвердительно кивнул головой. Чего тут непонятного? С рогами? Ну ясно – лошадь. Поправив груза на поясе Андрей аккуратно пополз по камням на заднице к воде. Хорошо, что комбез в броне… Пластырь существенно затруднял движения. Да и воздуха из за него уходило больше. Андрей замер на минуту и отдышался. Вся работа под водой танцуется от воздуха. Нет воздуха – нет работы. Работать можно только с той интенсивностью, с которой у тебя усваивается кислород из воздуха. И не иначе. Корабль лежит от сарая в ста метрах. Эти сто метров надо ещё преодолеть вплавь. Это и воздух и силы. И на обратный переход надо экономить и воздух и силы. Андрей смахнул широким движением муть возле люка и принялся зачищать ножом комингс под пластырь. Дыхание выровнялось и стало возможным немного задерживаться на вдохе, экономя воздух. Мозг уверенно поотключал всё лишнее.. В голове осталась только работа. -Как прошло? Петрович привычными движениями дёрнул за молнию и помог выбраться из нарукавных манжет. Андрей растёр отёкшее лицо: - Без замечаний. Поставил. Петрович после неуловимой паузы потянулся к пустому баллону: - Я баллончик на забивку поставлю, ты к Деду иди погрейся, он там чайник ставил.. Дед ползал по отливу, суетливо копошась в дымящихся обломках тральщика. Писюн деловито покрикивал на Деда, постоянно подливая грязный соляр на дымящиеся куски обшивки. Пропитанное водой дерево упорно не хотело гореть.. Писюн злился и матюкался от этого всё больше и громче. План по валу стремительно накрывался медным тазом… Петрович потянул Андрея за рукав: - Пошли ещё пару пластырей спаяем. Писюн ещё уголка привёз.. Длинный на пару с Дедом кряхтя притащили под двери Писюновской каптёрки штопанный норвежский стамп для рыбы, на треть заполненный медными гвоздями. Писюн, взвешивая добычу словоохотливо пояснил Андрею: - В тральщике семь тонн гвоздей медных. Жалко экскаватор упал, если помешивать, горит быстрее.. Тело танкиста уже лежало на нарах у Деда, осторожно похмелённое и заботливо укутанное солдатским одеялом. По уверенному диагнозу Деда танкист больше двух дней пить не сможет, так что в теории к концу недели просматривалось введение танка в строй.. Унылый серый день приправленный только серостью и непролазной грязью привычно закончился кислым пивом. Некоторую удовлетворённость принесла уборка кухни. Делал её Андрей наперегонки с Петровичем, как обычно перелаявшись с ним до хрипоты.. Ситуацию случайно спас Писюн, поставивший на ноутбуке какой то разухабистый боевик с диким мордобоем. Крики сошли на нет, а Писюн даже сгонял ещё раз за пивом… Отбились все без мучений, заснув в пивном угаре почти мгновенно. Новый день принёс набившую оскомину ощущение безнадёги. Танкист оказался нормальным мужиком. Прошедшим Крым, Рым и медные трубы гарнизонного самогонного аппарата аж два раза. Инженерная машина на базе танка в его руках ожила, покорившись железной воле и бесшабашной жажде жизни Танкиста. Под Гагаринское задорное ,,ПОЕХАЛИ!,, Танкист окончательно убил дорогу к рыбоводам, летая по ней туда – сюда на полной скорости, дрифтуя, разворачиваясь на полном ходу и поднимая траками в насупившееся свинцом небо шестиметровые фонтаны грязи.. Ходом поставив экскаватор на гусеницы, Танкист сверкнув ослепительным астероидом на фоне серого небосвода бытия вернулся в свой бесконечный унылый запой, прихватив с собой для разнообразия Деда и Длинного. Писюну ничего не оставалось, кроме как с почестями отвезти его бренное тело обратно в Печенгу от греха подальше.. Андрей с Петровичем самоорганизовавшись собрали на чистовую все пластыри и пользуясь запоем Деда забили баллоны чистым, без дыма воздухом. Подклеив костюмы, просушив бельё, убедившись, что Дед с Длинным уже отрубились и ничего не накуролесят по синьке, Андрей с Петровичем отправились пешком на ночлег. Экскурсия вдоль памятников павшим Героям Великой войны традиционно закончилась в покосившемся магазине. С той только разницей, что Андрей под молчаливое одобрение Петровича взял на завтра опохмел Деду с напарником… - По другому не получится. Это самый большой пластырь. Я один его не смогу на корабль подать. Андрей продолжил отстранённо натягивать гидрокостюм, индифферентно отвернувшись от Писюна лицом в стену. Петрович было начал рассказывать про расположение самого люка и препятствий на пути к нему, но Андрей мягко его перебил: - Петрович, как пластырь в проход опустите, отойдите в сторону сразу. Там света и так почти нет, и вы ещё лодкой закроете. Петрович что то сложив в своей голове, утвердительно закивал: - Ага, ага… Окейно.. Пластырь расклинился между электрощитом и коробом вентиляшки. Немного понаблюдав за судорожными рывками верёвки из лодки, Андрей развязал узел и скользнул чёрной тенью в соседнее помещение за рычагом. Подобрав на ощупь в сумраке подходящую по длине трубу и понадёжнее уперевшись, Андрей с усилием вывернул пластырь в главный проход. Уперевшись в переборку ногами, удалось поставить щит пластыря почти вертикально на палубу.. В тесноте прохода от судорожной движухи мгновенно поднялась непроглядная муть. На такой пластырь полюбасу надо было двоих отправлять.. Но у Писюна в организме как оказалось кроме дешёвых понтов ещё и спина больная. Это ему ещё и тридцати нет… Что дальше будет, непонятно. Андрей тяжело вздохнул и повыключал всё что мог в мозге принудительно. Пластырь с усилием двинулся к месту установки.. Завалить на люковину пластырь получилось только с третьей попытки. Мозг неконтролируемо включался дикой неуправляемой злобой на весь мир.. Воздух от этого сжигался в разы быстрее, что приводило только к ещё более усиливающейся цепной реакции выделения злобы. Андрей усилием воли остановился и нашарил на ощупь манометр. С трудом разбирая у самого лица невнятную светящуюся стрелку, подытожил – воздуха только только из корабля выйти. Хорошо, если поддуться на раз хватит, до берега верхом дойти… Ощупав на прощание пластырь потщательнее, чем иную женщину, Андрей оттолкнулся руками от переборки и двинулся сторону выхода на скупом вдохе, поминая про себя и жадность и того фраера, которого она сгубила… Петрович сразу дотянулся до манометра: - Чё так? Из за спины Петровича подал голос и Писюн: - И чё? Поставил пластырь?! Андрей тщательно высморкался, освобождая носоглотку под порцию свежей резиновой гари: - Пластырь на месте. Но не обжат. Что то на комингсе мешает… Не разбираю, что.. Писюн тут же крутнулся на пятках: - Понятно. Петрович потряс манометром перед лицом Андрея: - Казакуешь, Николаич… Андрей согласно покивал головой, стряхивая каплю солёной воды с носа: - Есть такая буква в этом слове. По проходу на вдохе тянул до самой кормы… Петрович произвёл в голове несложный подсчёт: - Метров двенадцать. Рискуешь. Ладно…. Никого не ссы. Сбегаю, закрою. Андрей уже вдогонку быстрому Петровичу успел воткнуть полезное: - Монтажку возьми и фонарик. Руки в щель по периметру не пролазят. Как капот пластырь приоткрой и монтажкой подопри. Цепочка пузырей от выхлопа Петровича плавной дугой завернулась мористее.. Дед суетливо потащил выварку на газовую печь, стараясь не отрывать цепкого взора от цепочки пузырей.. На звук матюков Деда прискакал и Длинный с двумя эмалированными вёдрами. Наполнив выварку морской водой и открыв газ на полную катушку, Дед с Длинным замерли на корточках у уреза воды как гончие на стойке.. Петрович в пяти метрах от берега внимательно осмотрелся вокруг и кинул Деду пару крабов. Едва Дед ускакал с пробуксовкой резины на импровизированный камбуз ломать лапы клешноитам, Петрович швырнул в Длинного второй парой.. - Ты крепление пластыря загнул, пока щит освобождал. Там муляка, ничего не видать, за что зацепил. Так что не очкуй, стоит пластырь.. В импровизированную водолазку влетел выпучив на лоб красивые голубые глаза, обрамлённые пушистыми ресницами перевозбуждённый Писюн : - Петрович, мы же с самого начала обсуждали тему про краба! Это залёт!!! Погранцы спалят, нам тут кранты, работать не дадут! Пропусков просто не будет! Петрович освобождая руки из нарукавных манжет деловито осведомился: - На тебя.. не начислять что ли? Заламывая руки к Небесам Писюн умчался со стонами на шухер, прикрывать Деда и Длинного со стороны дороги.. Андрей непроизвольно улыбнулся: - Где ты выкопал этого… Писюна? - Писюна? Да в моём отряде. После меня служить пришел.. Брат его, Хохол у металлистов отирается. Судоподъём, разделка.. Всегда работа есть. Ужин в тот день не готовили. Двух крупных крабов на троих хватило с огромным запасом. Петрович цинично нарыл к морепродукту в запасниках умирающего сельпо 0.75 сухого красного. День ушел в небытие по крайней мере не обычным тягомотным дерьмом… - Один? Да ты смеёшься. 80 килограмм? Со шлангом. В трюм? В самую нижнюю точку?! Но Писюн уже закусил удила и спорить с ним было бесполезно. Андрей молча принялся одеваться. Его как раз никто и не спрашивал. Петрович, исчерпав все аргументы швырял вдоль по водолазке баллоны, груза и по ходу даже компрессор. Не дожидаясь, когда прилетит по хлебалу от Петровича, Писюн испарился по срочным делам. Немного стравив пар, Петрович пошел заряжать своей энергетикой Длинного. Тащить на воду немощного Деда спускать насос с лодки у Петровича рука не поднялась.. Из глубины было отчётливо видно, как просел Прогресс под тяжестью насоса.. Андрей невольно посторонился, что бы сорвавшийся насос случайно его не придавил. Понимая, что в отверстие насосом сверху никто не попадёт ни при каких обстоятельствах, Андрей принялся толкать лодку в борт, выводя на точку сброса. Насос пролетел отверстие как намыленный, но гофрированный шланг остановил его движение в глубину, зацепившись за рваные края отверстия. Металлисты срезали верхнюю палубу по отливу, и меньше всего их заботило, кто и как будет работать после них.. Тут бы и пригодился как воздух второй водолаз. Один сверху травит, второй внизу направляет. Что не так с этим Писюном? Ходом проходя мимо лодки, Андрей сделал знак Петровичу – ,,ОК. Пойду внутрь..,, Насос как живой отчаянно сопротивлялся. Толстенный негнущийся шланг и питающий кабель не давали завести его в люк. Как только Андрей запихивал его в проём, цеплялся шланг… Как только Андрей освобождал шланг, насос выворачивало из люка.. Добравшись на ощупь до люковины трюма в кубрике, Андрей на ощупь сообразил, что опустив туда насос, он сам в люк уже не пролезет из за шланга. Люк был рассчитан на жилистого краснофлотца, но никак не на мордатого водолаза в снаряжении.. Примерившись так и эдак, Андрей с раскачки зашвырнул насос поглубже в трюм. Оставалось самое простое. В абсолютной темноте найти выход из кубрика и поставить на ощупь на него же пластырь.. - Надо насос поднимать. Питание на него не приходит. Петрович подавился чаем: -Ты же перед спуском сам его смотрел! Писюн развёл руками: - А сейчас не работает. Поднимайте. Петрович едва содрал с себя гидрокостюм, порывисто рванулся к Писюну: - Серёжа. Без обид. Если в следующий раз ты опять сальник ввода не обожмёшь, нырять сам будешь как Муму. С балластом на шее. Андрей с порога швырнул на стол связку инструмента: - Он резинку в сальник Мла даже не вставил.. Петрович с силой выдохнул воздух через сжатые зубы вслед метнувшемуся пулей в дверь Писюну: - Зашибись…… - Клёвый прикид. Андрей даже отступил от Писюна на пару шагов, любуясь его новым гидрокостюмом. Гермомолния на нём была вклеена в тубус на груди и в застёгнутом состоянии укладывалась вокруг живота. Когда Писюн накинул груза, не выдержал и Петрович: - Херня полная. Грузами молнию покоцает. Надувшийся Писюн молча промаршировал на берег. - Давай, Серёга. Насос в проходе. Писюн утвердительно кивнул головой и включился в воздух. Андрей устроившись поудобнее приготовился травить шланг. Но пузырь воздуха не исчез внутри корабля, а продолжал вспенивать воду на корме у входа. Писюн то погружался, то поднимался к самой поверхности. Не видя, что происходит, подал голос Петрович: - Какого… Андрей сделал знак рукой: - Продуться не может. Петрович со смаком зашвырнул моток мокрой верёвки в нос лодки: - Маму твою в….. Писюн вынырнул на поверхность. В маске у него вместе с морской водой плескалась алая артериальная кровь из носоглотки: - Я сейчас.. Продуться не могу… Ещё раз попробую…. Андрей вытянувшись по максимуму из лодки зацепился за лямку разгрузки и перекрыл Писюну воздух в баллоне: - Маску промой. И на берег вали, пока в сознании. Погнали одеваться, Петрович.. Петрович со вздохом опустил вёсла в воду: - Какие нервы… Насос занесли в трюм уже поздним вечером. Купленное дежурное пиво неоткрытым баллоном перекочевало в холодильник. Писюна положили спать на спину с тампонами в ноздрях, из ваты нащипанной из матраса. День тупо щёлкнул в голове выключателем совершенно без эмоций.. - Может молока купить? Писюн аккуратно поковырялся в носу мизинцем, осторожно выковыривая спёкшуюся кровь: - Мела можно развести. Петрович деловито распутывая хребтину от яруса бросил в пол голоса через спину: - У нас гости. Гостей было двое. В чистом штатском. Брезгливо переступающие меж подсыхающих луж, мут-ные и невнятные, вызывающие только осознанную неприязнь.. - Здравствуйте…. Как дела ваши? Погранрежим не нарушаете? Краба не ловите? Писюн выступил вперёд на пол шага и растянув хлебальник в улыбке до самых ушей, рассыпался в самых искренних уверениях: - Здравствуйте! Как можно! Мы ж у вас практически под колпаком, с вашего пирса всё просматривается как на ладони.. Официальные лица не побрезговали тщательно перенюхать весь сарай и прилегающую территорию. Андрей скупо улыбнулся уголком губ – Дед палил в обрезе бочки уже третью партию кабелей за день. При всём желании в этой вони даже кокаин можно было обнаружить исключительно на ощупь.. Едва гости удалились восвояси, Петрович ткнул пальцем под ребро Писюну: - Езжай за мелом. Николаич! Я пойду мористее КВНа, ты мне хребтину потравишь с берега. Поскрежетав в башке для приличия шестернями, но так и ничего не поняв, Андрей утвердительно кивнул головой на языке Петровича: - Окейно… - Николаич, притопи конец. Конкретно притопи… Андрей метнулся к Деду за проволокой, подвесить на хребтину груз: - Как насос то? Лёг? Петрович, поднимаясь на четвереньках по скользким от мазута камням в сарай вяло отмахнулся: - Никого не ссы…. - Вооот…. Дали ему год….. А он падлюка отсидел три и вышел по УДО….. Аккуратно выбирая фал на берег, Петрович не забывал поглядывать на Деда, стоящего на шухере. Красава Дед, присматривая за дорогой успевал не глядя потрошить кабеля освещения на драной вусмерть коленке… Первый краб аккуратно лёг на спину в пластиковый бак. Андрей внимательно осмотрел узел, которым Петрович стропил руконогих друг за дружкой: - Ну ты блин даёшь….. И Писюна главное за мелом угнал…. Куда мы столько краба девать то будем? Петрович деловито подтаскивая второй бак кивнул через плечо: - А вон клиент уже бабло слюнявит… - Сколько - сколько? Андрей не только присел, но и присвистнул: - Может ну его на хрен этот судоподъём?! Петрович не удержался и показал передний ряд зубов: - И Писюна можно с пользой использовать. На наживку…. Петрович как нормальный пацан поделил деньги в долях на всех участвовавших. Остаток дня Писюн ходил вокруг сарая на измене, искренне не понимая причины искромётного веселья и комсомольского энтузиазма.. Вечером в сельпо Андрей тарился импортным в банках, что окончательно перегрузило психику Писюна. Улучив минуту после ужина он метнулся на бе-рег с фонариком и перепроверил все замки и печати на своей каптёрке с цветняком…. Отбой прошел просто феерически. Под конское ржание….. - Дед, ты как сюда попал то? Дед хитро прищурился и беззвучно засмеялся : - Дурное дело не хитрое… Два года зарплату уже не платят в Карелии. Вот… и нашелся хомут.. Детей то кормить надо. Бабу… Андрей поудобнее устроился на лавке и перехватил горячую кружку завёрнутым рукавом: - И что платят? Дед задумчиво почесал в подбородке: - Да копейки платят… Но в Карелии и этого мне не заработать… А тут если не кинут, то месяца за четыре хоть что то да наскребётся… Андрей привычно упаковался в гидрокостюм, вдохнул от души резиновой гари от отжигающихся кабелей и буднично скрылся под водой. Унылая, рутинная работа… Вдох. Выдох. Мозоли на лёгких.. Андрей аккуратно снял ласты и уложил их на кормовой палубе. Втянув живот, аккуратно, ногами вниз спустился в затемнённое помещение и установил фонарь на ближайший электрощит. Поудобнее ухватившись за насос, Андрей рывком перекинул его в соседнюю шпацию… Тащить насос надо было аж на другой борт. Немного помогал крен корабля. Тащить надо было всё время вниз. Едва протащив насос через кожух правой линии вала Андрей привычно оказался в кромешном мраке. Фонарь не пробивал поднятую муть. Пожалуй во всём этом сэкисе был только один положительный момент. Передвигаясь по шлангу, можно было легко найти выход даже на ощупь.. - Как чё как, Николаич? - Насос на месте. Но пока тащил, шланг с него сдёрнул… - Совсем? - Совсем.. - И что?! Поднимать опять? Андрей устало бухнулся на грязный табурет: - Я его обратно через обе линии вала не перетащу, там тащить по ходу всё время вверх придётся. Да его вообще из шпации там уже не выколупать.. Вошел, как провалился ссука. Петрович задумчиво почесал затылок: - А на месте шланг не одеть? Очередь чесать в затылке перешла к Андрею: - Да пробовал я.. Рук не хватает светить и одевать одновременно. И не видать ни хрена.. Но вытаскивать точно не вариант. Да и не факт что опять шланг не сорвём, пока будем затаскивать. Шланг зацепится и насос из него по инерции выскользнет. Масса то какая… - Тогда Николаич, пойдём вдвоём с обеда. Будешь светить, попробуем одеть на месте. Пока соберёмся, трёшь - мнёшь… как раз муть и осядет.. Андрей привычно снял ласты у люка. Петрович отследил священнодействие внимательным взглядом, но сам ласты снимать не стал. Пропустив Петровича в люк, Андрей тщательно стараясь не делать лишних движений перебирая руками по шлангу двинулся за Петровичем вниз головой. Тьма и мрак привычно заполнили не только тесное помещение, но и забившееся в угол черепной коробки немеющее сознание.. Устроившись поудобнее прямо над насосом на коленях, Петрович принялся лёгкими ударами молотка по отвёртке насаживать на место злополучный шланг. Андрей зафиксировав шланг телом, мягкими движениями руки принялся разгонять муть и подсвечивать Петровичу место работы. Постепенно помещение от тока воздуха наполнялось взвесью ила всё плотнее и плотнее. Через минут сорок Андрей уже почти прижал фонарь к шлангу. Петрович в чёрном гидрокостюме окончательно потерялся во мраке. Только ритмичное постукивание молотка и шум выдыхаемого воздуха выдавали присутствие напарника в непосредственной близости.. Едва выплюнув загубник на поверхности, Андрей дико заорал прямо в Небеса.. Петрович вертанулся на звук: - Николаич?! - Башка замёрзла!!! И сопли в башке замёрзли! И мозга остатки замёрзли! Нахрен всё замёрзло! Петрович вальяжно перевернувшись на спину брызнул тонкой струйкой ледяной воды изо рта в бесцветное небо: - Бывает… День закончился в судорожных попытках хоть как то согреться.. По мере заполнения пивом организма в душе неотвратимо образовывалась звенящая пустотой дыра. И чем больше в организм попадало пива, тем больше становилась пустота.. День исчез в космосе с тающим оттенком ледяного холода на губах. - Будем кабель тянуть. Петрович резонно возразил: - Под водой? Писюн передёрнулся: - По воде. Привяжем буйки, протащим на корабль. Подключим насосы и попробуем качать. - И причём здесь водолазы? – Удивлению Петровича не было предела. Писюна уже попёрло конкретно: - Если работать не будете, денег не получите. Андрей молча встал и пошел к буйкам. Работы предстояло провернуть море. Размотать кабель из катушки и уложить его на берегу большими неповторяющимися шлагами, что бы не создавать катушку индуктивности. Потравливая кабель в воду, подвязывать к нему буйки. В лодку щит распределительный занести. Лодку закрепить. Подсоединить насосы. Отгрузить колёсы…. Запинаясь за вытаявшее из сугробов железо за спиной зашипел желчью железный Петрович: - Я его маму на базаре видел… Семечками торговала.. Уговор какой был? Мы выполняем водолазные работы! Какие ещё кабели – шмабели… - Петрович. Он башляет. Он и заказывает музыку. Эта схема на свет рождена ещё в девяностых, дерьмократами с не просроченными партийными билетами в карманах. Что бы получить свои честно заработанные, надо нагнуться, заткнуться и поработать ещё. Задаром. Если я без денег приеду, Танька меня порвёт в мелкую сечку… - Да понятное дело… У меня ненаглядная из того же теста слеплена, мамина мама… - Ну, так пошли уже…. Деваться нам некуда. Умотавшись таскать, укладывать, подвязывать кабель Андрей с Петровичем в тот день не ужинали. Андрей даже не раздевался. Просто упал на разломанный диван. Мозг отключился ещё в полёте. До соприкосновения головы с подушкой.. - Так пойдёт? Андрей ещё и ещё раз нажал на пластиковую бутылку. Тонкая струйка разведённого мела брызгала ровно и экономично. - Пойдёт. Если что, сам подкорректирую на месте. - Ты крабовый узел помнишь? Ну так держи хребтину. Туда пойдёшь мористее, хребтину разложишь вдоль КВНа. Обратно пойдёшь, тараканов застропишь. У рыбоводов сегодня забой, они потроха за борт выкидывают бл@ди.. Самый цвет будет под левым бортом КВНа, понял? Писюн аж завтра будет.. Надо вспышку не про… срать. Насосы по пузырям твоим включаю, как в корпус войдёшь.. Андрей утвердительно кивнул и включился в воздух. Что непонятного то? Ясно ведь.. Лошадь. Корабль отрисовывался в толще бирюзовой воды заросшим доисторическим чудовищем.. Подходить к нему всегда было очень волнительно. Масса его невольно пугала безмозгло самоуверенную теплокровную кучку костей и плоти, упакованную хоть даже и в канадский неопрен. Масса давила на подсознание. Масса сковывала и напрягала.. Но необходимость отключать мозг сегодня отсутствовала. Мягкий свет весеннего солнца, видимость до пятнадцати метров. Курорт.. Вполне можно перетерпеть.. Убедившись, что хребтина вся, Андрей аккуратно придавил конец фала подвернувшимся камешком. Не спеша шевеля ластами Андрей, поднялся на кормовую оконечность. Подняв муть с корпуса рукой, сориентировался, откуда течение. Подтягиваясь за леера руками, Андрей перешел на самый кончик кормы. Без долгих раздумий начал с самого кормового люка. Подкрашенная мелом вода вокруг комингса стояла едва шевелясь аккуратным изящным кружевом. Тока воды внутрь корпуса не было. Андрей всё так же аккуратно на руках передвинулся дальше.. Пролить мелом предстояло всю кормовую палубу с её многочисленными люками. Пристроив отжатую до нолика бутылку в карман комбеза Андрей подверился по воздуху. Манометр уверенно показывал пятьдесят кило на каждый квадратный сантиметр. Хватало даже на немного выгибонов со всеми понтами, которые могли только прийти в голову водолазу при первой степени гипотермии.. Первый краб, совершенно охреневший от своей безнаказанности, попался Андрею прямо на леерах, при попытке залезть на борт корабля. Зацепив его ходом, Андрей первым делом заглянул под левый борт, свесившись с лееров вниз головой. Зрелище ощетинившихся клешнями десятков крабов, прикрытых сумраком накренившегося борта привело его в ступор.. Кого хватать первым? Что делать с разбегающимися? Узел крабовый не забыть бы как вязать.. Где хребти-на??? В голове в догонку пронеслось громыхающим по стыкам рельсов Восточно Китайским экспрессом только сакраментальное - мамина мама…. Петрович щерился всеми зубами на лучи холодного весеннего солнца. Лицо его излучало ничем не передаваемую мужскую уверенность в том, что всё сделано правильно и по понятиям. Андрей выплюнул загубник и невольно тоже улыбнулся: - Петрович, маму вашу очень уважаю.. Нормального пацана вырастила. Вира по малу… Краб шел непрерывным потоком. Андрей уже разделся и успел немного согреться, а Петрович ещё не выбрал и половины хребтины. Дед с Длинным отмотали все ноги бегать в сарай и скирдовать клешноитов.. - С протечками то что? – Петрович позволил себе немного отвлечься от пересчёта хрустящих купюр. - Большой люк по левому борту течёт. По низу сука. Поджатием клинкет не устраняется.. - Понятно. – Петрович без суеты раздал всем всё причитающееся. Дед аккуратно переслюнявив купюры передвинул вязанную шапку на лоб решительным движением мозолистой и прокопчённой до уровня элитного средиземноморского загара руки: - Ядерная мама… Зарплата моя за два месяца…. Может ну его нахрен этот судоподъём?! Андрей спрятал деньги не пересчитывая: - Я уже предлагал… Дед, за Длинным присматривай. И не бухайте в этот раз, спалите всех на. Дед спрятав деньги в шапку вороватым движением, незамедлительно дал пенделя Длинному: - Смотри у меня! Спалишь нас, сучёнок, похмеляться ко мне в Карелии не приходи… Что то в глубине души подсказывало Андрею, что Дед за базар отвечал железно и даже угроза похоронить живьём Длинного в лесу, скорее всего бы не возымела бы на него такого воздействия.. День догорел в бытовых хлопотах. Писюн привёз деньги, Петрович сварил борщ. Андрей не без матюков конечно, собрал наконец то диван на ножки и аккуратно сложил остатки мебели в угол комнаты ровной стопкой. Сон пришел как награда за тяжелый день. Как благодарность за стойкость идеалам из другой жизни, застрявшим в голове бесполезным мусором… - И??? - Я пролез всё, что мог… Нет нигде поступления воды в корпус……. Андрей виновато сёрбал носом, не смея поднять глаза. Там, где наметил Писюн, протечек действительно не было. Воздух кончился, силы закончились ещё вчера. Если не позавчера.. Андрей с усилием стянул с головы шейную манжету. Находиться в отпотевшем гидрокостюме просто не было никаких сил.. Петрович молча помог содрать нарукавные. Андрей отёк и замёрз в нолик. Больше всего ему хотелось в туалет по маленькому. Что он и исполнил содрогаясь всем телом на грязном крыльце, обливая мочой руки, едва спустил гидрокостюм ниже пояса. Петрович деликатно отвернулся в сторону, уперевшись глазами в небо. Так то конечно не по понятиям это всё.. Но и сдержаться Андрей уже не мог. Вторая степень гипотермии не шутки. Постоянные позывы – первый признак.. Почки. Едва стянув с себя костюм, Андрей судорожно напялил на себя всё тёплое, до чего дотягивались руки в водолазке.. Петрович метнулся к Деду за кипятком. Писюн меланхолично проставил прочерк в своём блокноте. Насосы работали, деньги за электричество исправно платились. Выхлопа вот не было.. Никакого. Исподлобья наблюдая за парой новых карелов, судорожно обнявших выварку с макаронами по флотски, Петрович выдал на гора Писюну в глаза: - Серёжа. Надо сделать выходной. Сил никаких нет. Ни у меня, ни у Николаича. Перемёрзли мы.. Водолазных работ завтра не будет. Писюн демонстративно швырнув блокнот на стол, вышел из водолазки. Андрей тщательно втянул в себя все сопли из носоглотки и приник к кружке с голым кипятком. Петрович нервно заметался в поисках заварки с сахаром… День умирал судорожно, с просветами и провалами реальности в сознании. Оказавшись в горизонтальном положении на продавленном матрасе, Андрей просто отключился, рефлекторно свернувшись калачиком в попытке согреться.. Новый день газорезкой отделял иллюзии от реальности. Без наркоза. Но феерически.. Андрей на автомате паковался в не просохший комбез. Петрович сочувствуя, пытался хоть как то смягчить реальность: - Николаич… Ты бы это… Может…. Андрей не смог выдавить из себя даже подобие улыбки: - Петрович. Отработаю. Но раз уж выходных нет, то извини Мла. Без энтузиазма. Солёная вода привычно сомкнулась над головой. Андрей аккуратно скользнул к самому грунту чёрной тенью на вдохе. Сориентировавшись, вдохнул безвкусного воздуха и усилием воли синхронно махнул обоими ластами. Тело получив гидродинамический толчок, двинулось вперёд. Перед глазами поплыл знакомый до слёз пейзаж. Подводные дюны.. Водоросли.. Мелкие крабы в изобилии. Ржавые обломки и теряющиеся в изумрудном мареве просторы глубины… Смутный силуэт корабля.. Резко проступающие детали надстроек и вооружения… Кормовая гермодверь.. Мрак, который Андрей мог бы пойти с закрытыми глазами… Правый борт. Первая по ходу гермодверь. Уперевшись в палубу от души, Андрей провернул клинкеты. Дверь с трудом подалась и из щели горохом посыпались снаряды. Почти не заржавевшие. С маркировкой. Трассирующие. Зажигательные. Бронебойные… Остатки сгнивших ящиков. Провода, непонятный мусор.. Нисколько не удивившись, Андрей плечом поджал дверь обратно. Не спеша взмутив воду рукой возле дверной щели и определившись по взвеси ила, что тока воды в корпус нет, Андрей методично двинулся дальше. Второе помещение. Гермодверь заклинена в полуоткрытом положении. Не просунуться… Включив фонарик, Андрей снял ласту. Просунув в дверную щель руку с ластой, Андрей парой взмахов поднял с палубы почти весь ил.. Тока воды в помещение не было. Ил завис неподвижным облаком. Пустышка. Андрей пыхтя и выгибаясь в тесном проходе как трофейная проститутка, одел ласту и двинулся по коридору дальше. Третья дверь нараспашку. Андрей аккуратно на кончиках пальцев зашел в помещение на вдохе. Посветив по углам, уже хотел двинуться дальше и выдохнул. Но фонарь выхватил из сумрака кусочек чистой палубы вокруг вентиляционного короба. Это залёт… Есть ток воды… Вода смывает ил…… Сил выбраться на берег явно не хватало. Андрей аккуратно расстегнул грузовой ремень и с усилием протянул его Петровичу. Немного повертевшись, ему удалось снять с себя и спинку с баллоном. Снять ласты было самым сложным.. Ухватившись за руку Петровича, Андрей с трудом выполз на щедро залитые мазутом камни: - Третье помещение по правому борту. Короб вентиляшки. Забил ватником. Поступления воды почти нет. Пристрели меня нахрен.. Два раза. Желательно в жопу. Мозг у меня точно там….. Петрович аккуратно, за плечи перевернул Андрея на спину и жестом фокусника поднёс ему исходящую паром замызганную алюминиевую кружку: - Николаич, никого не ссы. Ухо у меня отпустило. Уже продуваюсь. Андрей осторожно, что бы не потрескались зубы, сёрбнул знакомо ароматную жидкость: - Портвейн крымский… Мла.. Сахар, гвоздика… Кориандр… ЁПРСТ… Чёрный перец.. Бляяя… Пипец на.. Петрович, я твой должник до гробовой доски… Писюн проскакал к рубильнику на столбе боевым конём Чингисхана. Андрей с трудом отлипая от кружки навёл резкость на КВН. Фонтан воды из кормового отсека стал грязным. Это могло означать только одно – насос откачал всю воду из отсека и качает уже ил… Петрович аккуратно наполнил из закопчённого чайника алюминиевую кружку второй раз: - Ну, день прошел не зря… Прилипнув к горячему вареву всеми фибрами своей души Андрей от всего сердца искренне согласился: - Бляя, точняк…. В ночлежке Андрей с трудом решал для себя дилемму – греть пиво или нет? Разум подсказывал, что газы испарятся. Опыт шептал в ухо – по другому не согреться… Наитие без затей решительно плеснуло в пиво пару рюмок спирта. Отбой пришел на голову чугунной плитой, убившей все тревоги и сомненья на глушняк одним махом. Ты точно продуешься? Петрович уверенно пронырнул в шейную манжету: - Да не ссы ты никого, Николаич… Андрей со вздохом накинул на плечо грузовой пояс и зацепив баллон выдвинулся мимо вечно коптящего небо Деда на берег. Петрович прихватив арматуру вприпрыжку побежал следом. Андрей внимательно отслеживал цепочку пузырей. Судя по месту, Петрович уже дошел до двенадцати метров – прилив полный.. Андрей относительно успокоился только тогда, когда пузыри Петровича скрылись внутри корабля. Продулся таки, старый чёрт… - Там завалено всё нахрен.. Я слышу, что там вода в корпус поступает, но завал разобрать не могу. Некуда всё это дерьмо распихивать. Трубы, кабеля.. Пара щитов электрических. А коридор там с гулькин хрен. Надо резать подволок, поднять всю эту шнягу.. Писюн задумчиво почесал в затылке: - Кислород надо привезти. Проверьте косу пока. Я в Мурманск… Запитав сварочный кабель, Андрей проверил кислородный шланг и держак. Осталось завезти всё это богатство на лодке к месту работы и утопить. Немного поменжевавшись, Андрей пошел проведать Петровича. Петрович лежал у печки, укрытый двумя солдатскими одеялами, там где его заскирдовал мудрый Дед. Пытаясь отогреться, Петрович укутался в одеяла с головой. Андрей легонько прикоснулся к руке, выпавшей из под одеяла: - Петрович, погнали в ночлежку. Опреснимся. Сегодня горячая вода будет. Писюн за кислородом умчался.. День судорожно цеплялся за жизнь незаходящим холодным солнцем.. На набережной из грязного снега вытаивали памятники Великой войне. Под ногами похрустывали подмёрзшие на вечер лужи. Вдохнув впервые за день свежего воздуха без резиновой гари Петрович задумчиво подбил бабки: - Вода теплее стала. Перезимовали вроде.. Отбой прошел на ура. Чистые, отмокнувшие в кипятке водолазы забылись в своих тёплых снах как младенцы. - Давай! Андрей судорожно двинул вперёд рукоятку рубильника. Из под воды вырвались грязные пузыри , наполненные вонючим дымом. Пауза.. Электрод сгорел. Опять пузыри, наполненные дымом.. Дыма много.. Надстройка алюминиевая. Резать её тошно до невозможности.. Алюминий не режется. Только плавить.. Ну вот.. Петрович едва показавшись на поверхности, несколько раз сжал правую ладонь в требовательном жесте. Электроды закончились.. Андрей сунул в руку с десяток и быстро приготовил следующий десяток. Писюн меланхолично прокомментировал: - Одних электродов на чирик улетит… - Серёжа. Ты просто подержи. Я перехвачусь и выдерну.. Петрович мёрз. Бессмысленно и беспощадно. Писюн стандартно не вывозил.. Тянуть приходилось одному Андрею. Верёвкой с перчаток давно срезало весь силикон. Не в силах развязать затянутый узел, Андрей каждый обрезал верёвку под самый узел. Последним пошел самый большой электрощит. Сил катастрофически не хватало и Андрей просто уронил его на грунт вместе с верёвкой, едва выдернув из надстройки. Петрович зацепился за лодку и Андрей от души гр@банул вёслами. Писюн меланхолично открыв блокнот, лениво поставил плюсик.. - Держи. От нашего стола вашему генделику.. Андрей не заморачивался по мелочам. Перед лицом Петровича водрузилась двухлитровая кастрюлька заварного, чёрного как ночь чая с двумя колёсиками лимона на дымящейся поверхности.. Петрович осмотрев на это не паханное поле упёрся взглядом в свежий батон и пачку масла, которые Андрей держал на вытянутых руках: - Зачёт. - Ты как отогреешься, молнию мне застегнёшь? Петрович не заморачиваясь этикетом, откусил от батона и от пачки масла: - Я дыру закрыл, не парься. Воздух набей на завтра. Андрей бесшумной тенью метнулся забивать воздух, сушить комбез и развешивать шерстяное бельё.. В ночлежку попали мимо магаза. Трезвые. От пива уже тошнило.. Сон никак не приходил в вымерзшие тела. Только после трёх удалось забыться чутким утренним сном.. - Сегодня Четыре палки приедет. Андрей удивлённо округлил глаза: - За каким лешим? Работать в отсеках он полюбасу не будет. Груза поднести? Да работы то осталось - один отсек загерметизировать.. Писюн подал голос из дверного проёма: - Работы всем хватит. Работа только начинается. Надо цепи заводить, троса, танк ставить. Петрович тут же набычился: - Это не водолазная работа. Писюн не поленился свеситься в дверь: - Я никого не держу. Андрей едва успел вклиниться между Петровичем и Писюном.. Весь объём водолазных работ выполнен. Осталось сопли подобрать. Избавиться от водолазов, как от самых высокооплачиваемых специалистов на судоподъёме было давней идеей Писюна. Убедившись, что гордый Писюн ушел по своим делам, Андрей поправил гидрокостюм, распятый на вешалке: - Смысла нет. А так ещё месяц поработаем. - Да в курсе я.. Мать писала.. Четыре палки знал куда ехал и к кому. Поэтому почти весь объём его сумки занимал разнообразный экзотический алкоголь. Вместо приветствия ещё вылезая из машины он заорал как потерпевший: - Я в отсек не полезу и не смотрите на меня так! Я молодой, я ещё жить хочу! Андрей шлёпнул растопыренной пятернёй по спине Петровича и задыхаясь от беззвучного смеха сполз боком по стене на замызганную лавочку.. Петрович деловито отжав Четыре палки в сторону приступил к изучению содержимого сумки. Выколупав с самого дна Карельский бальзам, Петрович сухо подвёл итоги встречи на Эльбе, взвешивая ёмкость на ладони: - Зачёт. Живи пока.. Писюн не успел и глазом моргнуть, как разноцветные бутылки с яркими этикетками бесследно растворились в сарае. Деловитый Петрович без суеты расставил всех карелов по рабочим местам, подобрал робу для вновь прибывшего и с предельно серьёзным выражением лица занялся погрузкой цепей, подготовкой тросов и блоков. Пометавшись вокруг сарая и по берегу Писюн нервно закурил и занял позицию у столба с рубильником, откуда было видно всё как на ладони. Придраться было решительно не к чему. Все шустрили как муравьи на субботнике.. Смачно сплюнув на остатки сугроба, Писюн двинулся к себе в каптёрку: - Да пошли вы все… Дед было дёрнулся уединиться с Длинным, но наткнулся на ледяной взгляд Петровича: - Дед. Не шали. Дед бубня что то себе под нос махнул Длинному: - Отбой воздушной тревоги… День догорал в хлопотах и заботах. Обиженный на всех Писюн бросил через губу: - Я за людьми в Мурманск сгоняю. Буду утром. Петрович выждал, пока пикап скроется за поворотом и дал отмашку Деду: - Валяй. Утром что б как штык… За порядок отвечаешь лично. Дед с пробуксовкой, хлопком воздуха и запахом палёной резины одновременно, исчез в пространстве. Петрович повернулся к Андрею: - Бери Четыре палки, пойдём ночевать. Чего взять то? Андрей на секунду задумался: - Текилы что ли... Давно не пил.. В ночлежке выяснилось, что Четыре палки негде положить. Петрович рассудил здраво: - C Николаичем ложись, диван у него двуспальный. Уже изрядно захмелевший Андрей не удержался от комментариев, сочно шлёпнув Четыре палки растопыренной пятернёй по заднице: - Ну, тут мне карта и попёрла….. Ржание Петровича едва не вынесло все оконные стёкла наружу… - Где таких ,,Гераклов,, то понабрали?! Конкурс что ли в проводили - лучший дистрофик года? Андрей с удивлением рассматривал двух задохликов со следами длительного запоя на лице, отчаявшихся вдвоём поднять кислородный баллон и пытающихся толкать его по земле. На шум из каптёрки высунулся Писюн: - Дед, я же сказал их накормить.. Какого хрена? Дед тут же подскочил на полусогнутых: - Так кормил. Они вдвоём всю выварку макарон сожрали утром. Ещё варить? Писюн задумчиво почесал в затылке: - Вари Мла, чё уж там…… Тушёнки побольше навали… -Не знаю где ещё смотреть… Всё пролез. Слышу, вода шумит, а где, найти не могу, мамина мама.. Андрей перехватил на лету груза и выпустил Петровича из гидрокостюма: - Надо левый борт прочёсывать по третьему разу… Всю вентиляцию. Без вариантов. Если не откачаем два отсека, он не всплывёт. Пообедаем, я пойду. Мел там у Писюна остался ещё? Андрей аккуратно протиснулся в проход. Муть после Петровича ещё не совсем осела. Закрыв глаза, Андрей погрузился в абсолютную темноту. Тело медленно опустилось на накрененную палубу. Андрей вынул изо рта загубник, что бы не было соблазна дышать. Сквозь гулкие удары сердца отчётливо донеслось шипение струи воды. Повращав головой в разные стороны, Андрей засунул загубник в рот и двинулся к первой гермодвери по левому борту… Предстояло засунуть свой нос туда, куда собака свой хрен явно никогда не совала. - Петрович! Не тяни меня, я в порядке Мла! Бесишь на!!! Петрович ослабил хватку и Андрей вылез на берег самостоятельно. Петрович усилием воли усадил себя на плоский камень и сцепив пальцы терпеливо дождался, пока Андрей скинет груза и самостоятельно выпутается из лямок баллона. Отдышавшись и доведя Петровича до белого каления Андрей приступил к собственно изложению: - Вентиляшка держит. Петрович тут же сорвался с нарезов: - А поступление воды тогда откуда?! - Петрович, когда насос откачивает сколь ко то из отсека и вентиляшка осушается, то её давлением воды сдавливает по широчайшей стороне. Короб то здоровенный.. Вода идёт вертикально, снаружи короба вентиляции, по зазору между коробом вентиляции и палубой. Там герметичность ничем не обеспечена. Отсек герметичен только по межотсечным переборкам. Между помещениями в отсеке водонепроницаемых палуб и переборок нет... А мы не видим, что происходит с коробом вентиляции. Насос включается, короб прогибается. Насос выключается, он на место становится, потому что давление выравнивается... Чем мы больше откачиваем из отсека, тем больше он прогибается и больше воды поступает. В какой то момент наступает равновесие. Сколько убыло, столько и прибыло. Задачка для третьего класса про бассейн.. Петрович угрюмо плюхнулся на камень: - Как догадался? - Никак не догадался. Тупо всё подряд руками щупал в помещении слева на право. От мела ничего не видать, как в молоке всё.. А Писюн два раза насос выключал. Тупо услышал, как короб вентиляции грохочет, когда его сжимает… - Что за вопли? На водной глади, в лучах закатного солнца в алюминиевой лодке, пришвартованной к обросшему чудовищу КВНа танцевал джигу Четыре палки: - ОН ВСПЛЫЛ!!! ОН ВСПЛЫЛ!!!! Петрович вытянул за горлышко из вонючего резинового сапога в углу Карельский бальзам: - Так ты позатыкал всё что ли? Андрей аккуратно вытянул из штанины гидрокостюма шотландский джин: - Обижаешь, начальник…. День загнулся в судорогах надежд, планов на завтра и зелёных соплях, размазанных по суровым небритым лицам. Четыре палки ночевал с Андреем в этот раз не раздеваясь. То ли напился и забил болт. То ли страховался. На всякий случай… -Давай резче. Хохол сидя на танке с держаком в руках отдавал конкретные деловые указания. Писюн стоял на подхвате тут же и тщательно ретранслировал команды дальше, щедро сдабривая матюками к месту и не к месту: - Резче Мла давай! Убедившись, что работа пошла, Хохол продолжил аккуратно сваривать троса в торец: - Нагрузку держать не будет, а перемотать лебёдку нам хватит… Давай по малу… Писюн было метнулся в кабину танка включить лебёдку, но Хохол дёрнул его назад резким окриком: - На берег иди, присмотри как троса раскладывают! Я сам тут… Без сопливых.. Троса негнущимися удавами протянули свои тела к кораблю. Ржавые цепи опутали надстройку. Усевшись у памятника на корточки, привалившись к нему спиной металлическая банда в напряжении ждала прилива и курила кто во что горазд.. Хохол подверившись в сотый раз по наручным часам поскрёб пятернёй небритую щёку: - Погнали. Максимальный прилив. У нас час максимум. Танк взревел дизелем, заунывно завыла лебёдка. Троса неспешно потянулись на барабан. Карелы разбежались по берегу поправлять, освобождать. Хохол занял место у лебёдки на танке, зорко присматривая за всем и каждым.. - Сворачиваемся. Завтра перетянем троса, добавим блоков и танк переставим.. День уверенно схлопнулся стандартно, оставив лёгкие нотки разочарования после кислого Кольского пива: - Николаич, Кольского больше не бери, хуже мочи стало.. Хохол удивлённо вылупился на Писюна: - Я что то не понял, а что это за разврат тут у вас? Писюн недовольно скривился: - Да мы тут иногда после работы… Отдыхаем.. Николаич нас подсадил на пивасик. Хохол вытащил за горло из кучи пустых бутылок в углу кухни самую яркую, с этикеткой текилы: - Да я вижу… Мне не наливайте, в Мурманск поеду… Завтра, если вытащим КВН, то выпьем вместе. Я угощаю.. - Давай пока бензорезом, электропитание завтра кинешь, с самого утра. Я в Мурманск. Андрей при слове ,,Мурманск,, открыл было рот, но Хохол упредил его, вынув из рукава янтарного цвета бутылку: - Это вам на вечер. Отметите. А пока насосы разносите по отсекам. Надо ещё откачивать, тяжело идёт, танк еле вытягивает. Прилив не просрите… И это… За Писюном присматривайте.. Удачи. Андрей аккуратно подкинул бутылку на ладони: - Виски… Прикинь, Петрович? Охренеть не встать…. Петрович замкнулся в себе накоротко. Четыре палки тоже поскучнел.. Работа мало того, что ни разу не водолазная, так ещё и грязная до предела. Даже втроём тащить 80 килограммовый насос по кораблю, хрустя раздавленными мидиями и постоянно поскальзываясь на водорослях было сущей каторгой. Писюн водолазов не теребил, отыгрываясь на карелах. Понемногу, с раскачки, работа набрала какой то темп. Ползать по обросшему, залитому соляром кораблю было невыносимо неприятно, как по трупу огромного разложившегося кита. Невыносимая вонь протухшей мидии, соляра и разлагающихся водорослей удачно оттеняла всеобщую атмосферу разрухи и упадка.. Петрович сидя прямо на земле у развалившегося деревянного причала, задумчиво отхлёбывал из баллона мелкими глотками, млея на пригревающем солнышке: - А я здесь бывал при социализме. По службе.. База была – залюбуешься. В Девкиной заводи подводники базировались, вон там у них под землёй штаб был, бомбоубежище. Пробиться В Лиинахамари служить было почти невозможно – три человека на место. С подселением жили, жизнь кипела.. Корабли были, причалы были, жизнь была. А сейчас? Всё брошено, всё разграблено к херам собачьим.. Смотреть страшно, как после бомбёжки.. Немцы когда здесь были, мост построили через ручей. До сих пор стоит как влитой. А мы только ломать и топить можем.. Своё, народное.. И ведь все почти на корабле коммунисты и комсомольцы были. И командир сверху, на боевом коне. Офицерская совесть не дрогнула. Да вообще ничего ни у кого не дёрнулось в организме. Взяли под козырёк и утопили. На раз. И не вякнул никто.. Тут ещё две МПКхи валялись. Нет бы на берег выкинуть в губе, так нет, притопили суки, что бы цветняк не сняли, поглубже.. Мрази… Хуже оккупантов… Андрей аккуратно перехватил баллон с пивом: - Петрович, давно хочу спросить, а почему КВН? - Корабль Воздушного Наблюдения. Андрей вернул баллон Петровичу: - А я то думал…. Про развал этот у меня своя теория есть.. Личностного плана. Мне почему то кажется, что наши бабы нас и не уважают именно потому, что мы молча с кораблей ушли, молча с заводов уволились, молча спились на миллионах грязных кухонь.. Никто арсенал не захватил, никто на баррикады не вышел, никто администрацию не спалил с председателем. Утёрлись и сдались.. Петрович поставил баллон на ровное место: - Что, дома совсем плохо? - Всё как обычно. Упёрлась рогом в стену – ты от меня отвернулся и хоть убейся.. А ответить на вопрос, почему твой мужик от тебя отвернулся, хотя бы для себя, это уже не судьба. Это заднюю врубать надо. Ошибки признавать.. А корона то уже на голове. Дико мне это всё.. Лодку атомную в док могу зимой поставить. Ночью. Подо льдом. А с бабой своей договориться никак не могу. - Это потому что ей это не нужно.. Обязывает. Взять бы вожжи, как раньше, да поставить на место… Андрей дотянулся до пива и решительно открутил крышку: - Пальцем не трону. И слова никогда не скажу. Сашка – целиком её проект и я ей за это благодарен буду до последнего дня. Но простить уже ничего не смогу.. Петрович терпеливо дождался, пока Андрей отлипнет от баллона и силой закрутил крышку: - Ладно.. Пивом душу не обманешь.. Пошли ка Николаич в магаз. У меня от крабов ещё заначка осталась. Разговор сегодня чувствую будет долгий… Шабашить нам не больше недели осталось. Когда ещё свидимся…. Две мужские фигуры не спеша передвигая ногами устало вышагивали по дороге вдоль залива. Девственную тишину закатного вечера порвал в клочья истеричный Четыре палки, перепрыгивающий через лужи: - Эй, старперы! Что за дела??? Вы чё, меня кинули что ли? Я вас сейчас на заплатки для гидрокостюма порву!!! Синхронно остановившись и обернувшись, Андрей и Петрович синхронно втянули морской воздух в безразмерные лёгкие: - Бляяяя…… Резче там давай, копаешься как клуша, мы баллон пива уже прикончить успели! Резче!!! Уснёшь сейчас на ходу! У нас уже трубы горят! Если магаз закроется, пипец тебе! КОНЕЦ. Снежногорск 2019г. Я конечно предполагаю, что сил на буковки у многих не хватит, но все же...
  5. Муторно все это. вот через почту, общий вид озера- длинное( около 2 км) и узкое, с множеством проток и заливчиков.
  6. Сегодня, разведка боем, Кулежозеро. казалось бы вот оно , рядом ... ага, обрадовались глупенькие. Всего 10 км асфальта, 6 км проселка, и 3 км ну очень приятного бездорожья - пониженная , блокировка, лебедка приветствовались., за час с гаком осилили. потом поиски захода на озеро, вода поднялась, забереги. потом поиск рыбы, синегубые друганы с редким включением особей грамм под сто в любой лунке до глубины в полтора метра, глубже глушняк. Выход случился часиков в двенадцать и продолжался минут пять, кто успел, тот успел. я успел дернуть десяток грамм по двести и все опять синька. Ушли с озера засветло, выползать надо было засветло. Поставил галочку, озеро перспективное, но пробиваться туда на машине не стоит, подождем снежного путика. P.S До этой поездки на этом озере бывал , последний раз в 1979 году, рыба была крупнее
  7. Так милости просим, но где тусуются двухкилограмовые не покажу, не жалко, просто не знаю. Даже где в этом году трехсотграммовые тусуются не знаю, все перепуталось в природе. Завтра проверим еще одно озеро на предмет несинегубика.
  8. Так недалече, 310 кажется до Лодейного, а тут уже на любое озеро по карте, царство синегубиков вас ждет. бонусы по расписанию и плюсом 100 км.
  9. Сто лет не писал в теме. Есть определенная проблема, фото в телефоне, но с него упорно не могу ничего выложить на форум, почему - не понимаю. с планшета пишу и выкладываю без проблем, но... долбанный огрызок не видит телефона, не могу перекинуть сюда фотки. И так. Вчера Крестное озеро. 50 км от Лодейного чистый асфальт, 30 км голый лед, оставшиеся 20 - зима и 20 см снега на нечищенной дороге, поэтому путь до лунок занял пару часиков. Ну а дальше... На этом озере я такого клева не видел никогда. На глубине восемь, десять метров клевало на все и в любой лунке. Окуня не волновал ни размер приманки ни ее тип, балансир, блесна, бокоплав, виб, мормыха, жрал все в режиме лифта. разбег размеров впечатлял, от 20 до 500. Крупный держался на самом дне, любой подье приманки чуть выше 20 см приводил к моментальной поклевке микроразмера. Максимальный лифт с одной лунки, который я себе позволил 40 особей разного пола, 10 в пакет , остальные гулять( не скажу расти - вполне половозрелые особи мужского пола). К двум часам дня просто устали от этой вакханалии и волевым решением свалили... на меляк, там хоть не клевало. завтра рванем в туже сторону , на Кимозеро, проверим , что там водится, сколько раз проезжал мимо, теперь надо остановиться именно там. P.S. Ладога шумит, и когда встанет одному богу известно. Не помню в каком году, но было у нас льда на Ладоге максимум метров 500. да и то в губах.
  10. Не умею желать, Саня , выздоравливай! а окунь он придет, никуда не денется.
  11. Я стою такой унылый, Предаю себя стыду, хулиганы дали в рыло у прохожих на виду. Был бы я резвей и легче, не в таких больших летах, убежал бы я при встрече на здоровых то ногах. Будь я малость помоложе и здоровый, как амбал, я бы дал в ответ по роже и закончил бы скандал. Но они на много шире, без морщин и без седин. И к тому же их четыре, ну а я всего один. Плюс последствия гастрита, простатит и диабет. . И пришлось достать мне биту, арматуру и кастет. Получилось как-то глупо, неудобно, видит бог, но лежат четыре трупа у моих артритных ног. Жить и жить могли б ребята, еслиб я был молодой. . Только ж я не виноватый, что я старенький такой!
  12. Вы уж Извините , форум вроде как не про это, но отдыхать от рыбок тоже надо. Есть среди моих друзей писатели от души , есть и писатели по профессии. Я тут с Вами маленько поделюсь их творчеством, и хорошим и не очень.
  13. Я тут не местный. думаю народу могут оказаться интересными места от Свирской губы до Ууксунлахти , что недалеко от Салми. Буду потихоньку сюда писать.
×
×
  • Create New...