Jump to content
Новгородский Форум рыбаков и охотников

larosh

Старейшины
  • Content Count

    772
  • Joined

  • Last visited

Everything posted by larosh

  1. Сeстра Фаины Раневской, Изабелла, жила в Париже. В силу ряда обстоятельств она переехала в Советский Союз. В первый же день приезда, не смотря на летнюю жару, Изабелла натянула фильдеперсовые чулки, надела шёлковое пальто, перчатки, шляпку, побрызгала себя "Шанелью", и сообщила сестре: - Фаиночка, - я иду в мясную лавку, куплю бон-филе и приготовлю ужин. - Не надо! - в ужасе воскликнула Раневская. В стране царили процвeтающий дефицит и вечные очереди. Она понимала, как это подействует на неподготовленную жительницу Парижа. - Не надо! - я сама куплю! - Фаиночка, бон-филе надо уметь выбирать, а я это умею, - с гордостью заявила Изабелла и направилась к входной двери. Раневская, как панфиловец на танк, бросилась её наперерез. - Я пойду с тобой! - Один фунт мяса выбирать вдвоём - это нонсенс! - заявила сестра и вышла из квартиры. Раневская сделала последнюю попытку спасти сестру от шока советской действительности: - Но ты же не знаешь, где наши магазины! Та обернулась и со снисходительной улыбкой упрекнула: - Ты думаешь я не смогу найти мясную лавку? И скрылась в лифте. Раневская рухнула в кресло, представляя себе последствия первой встречи иностранки-сестры с развитым советским социализмом. Но говорят же, что Бог помогает юродивым и блаженным: буквально через квартал Изабелла Георгиевна наткнулась на маленький магазинчик, вывеска над которым обещала "Мясные изделия". Она заглянула вовнутрь: у прилавка толпилась и гудела очередь, потный мясник бросал на весы отрубленные им хрящи и жилы, именуя их мясом, а в кассовом окошке толстая кассирша с башней крашенных волос на голове, как собака из будки, периодически облаивала покупателей. Бочком, бочком Изабелла пробралась к прилавку и обратилась к продавцу: - Добрый день, месье! Как вы себя чувствуете? Покупатели поняли, что это цирк, причём, бесплатный, и, как в стоп-кадре, все замерли и затихли. Даже потный мясник не донёс до весов очередную порцию "мясных изделий". А бывшая парижанка продолжала: - Как вы спите, месье?... Если вас мучает бессонница, попробуйте перед сном принять две столовых ложки вина..... А как ваши дети, месье? Вы их не наказываете?.. Нельзя наказывать детей - можно потерять духовную связь с ними. Вы со мной согласны, месье? - Да, - наконец выдавил из себя оторопевший мясник и в подтверждение кивнул. - Я и не сомневалась. Вы похожи на моего учителя словесности: у вас на лице проступает интеллект. Не очень понимая, что именно проступает у него на лице, мясник на всякий случай смахнул с лица пот. - Месье, - перешла к делу Изабелла Георгиевна, - мне нужно полтора фунта бон-филе. Надеюсь, у вас есть. - Да, - кивнул мясник и нырнул в кладовку. Его долго не было, очевидно, он ловил телёнка, поймал его, зарезал и приготовил бон-филе. Вернулся уже со взвешенной и завёрнутой в бумагу порцией мяса. - Спасибо, - поблагодарила Изабелла. И добавила: - Я буду приходить к вам по вторникам и пятницам, в четыре часа дня. Вас это устраивает? - Да, - в третий раз кивнул мясник. Расплачиваясь в кассе, Изабелла Геогиевна порадовала толстую кассиршу, указав на её обесцвеченные перекисью волосы, закрученные на голове в тяжелую башню: - У вас очень модный цвет волос, мадам, в Париже все женщины тоже красятся в блондинок. Но вам лучше распустить волосы, чтобы кудри лежали на плечах: распущенные волосы, мадам, украсят ваше приветливое лицо. Польщённая кассирша всунула два указательных пальца себе за обе щеки и стала с силой растягивать их, пытаясь улыбнуться. Когда, вернувшись домой, Изабелла развернула пакет, Фаина Георгиевна ахнула: такого свежего мяса она давно не видела, очевидно, мясник отрезал его из своих личных запасов. - Бон-филе надо уметь выбирать! - гордо заявила Изабелла. С тех пор каждый вторник и каждую пятницу она посещала "Мясные изделия". В эти дни, ровно в четыре часа, мясник отпускал кассиршу, закрывал магазин, вешал на дверь табличку "Переучёт", ставил рядом с прилавком большое старинное кресло, купленное в антикварном магазине, усаживал в него свою дорогую гостью, и она часами рассказывала ему о парижской жизни, о Лувре, об Эйфелевой башне, о Елисейских полях... А он, подперев голову ладонью, всё слушал её, слушал, слушал... И на лице его вдруг появлялась неожиданная, наивная, детская улыбка...» Яков Сегель Окружающий нас Мир не меняется насилием и сквернословием, он меняется добрым словом и уважительным отношением к человеку. ©Александр Каневский, "Сестра из Парижа".
  2. larosh

    Северная проза

    На Сямозере* Отживает век избушка, разлохмачен мох седой: будто дряхлая старушка наклонилась над водой. Лунным утром, скрипнув дверью, в лес шагну, как в явный сон: слышен шум над Сямозерьем, шепоток со всех сторон. Странный говор лезет в ухо… То не рысь зовёт котят, не гнусавит копалуха, опекая глухарят, и не ухает нея́сыть в заболоченном бору – это леший точит лясы, встретив Хийси** поутру. То не пень спит обгорелый, не маячат валуны – это идолы карелов пьют белёсый свет луны. И летит на берег Сяма, отражаясь от воды, песня древняя саама криком чаячьим с гряды. _______________________ *Сямозеро – озеро в южной Карелии, по одной из версий название связано с жившими здесь в древности саамами. **Хийси – в карело-финской мифологии – дух леса. В избушке Хоть неблизкое местечко, но добрёл-таки едва. Всё на месте… Стол и печка. И сухие есть дрова. Вот и свиделись, избушка. Вижу, люд бывает тут. На стене – часы с кукушкой для блезира… Не идут. Из гламурного журнала сквозь засохший зверобой, улыбаясь, смотрит Алла, вся довольная собой. Дождь бормочет за окошком, печка пыхает дымком. Сохнет мокрая одёжка на гвоздях под потолком. Тьму полночную колышет налетевшая гроза. Забирается неслышно сон в усталые глаза. По избушке бродят тени, огонёк дрожащий - рыж. А за печкой средь поленьев шебаршит лесная мышь. Сергей Ворошилов
  3. Вы уж Извините , форум вроде как не про это, но отдыхать от рыбок тоже надо. Есть среди моих друзей писатели от души , есть и писатели по профессии. Я тут с Вами маленько поделюсь их творчеством, и хорошим и не очень.
  4. Мы все родом из детства. До боли знакомые слова, правда? Может в чём-то мы и были дикими, но любая новинка кинематографа воспринималась нами как сенсация. Мы старались быть похожими на молодогвардейцев и Павку Корчагина. Современные дети пытаются соответствовать покемонам. По современным меркам мы не имели многого, но зато мы любили книги. Известные романы были зачитаны нами до дыр, их передавали из рук в руки. Нас не баловали мультиками: когда по телевизору начинался мультфильм, дворы молниеносно пустели. Тётя Валя из передачи «В гостях у сказки» была национальным героем. Ни один «человек-паук» не сравнится с ней по популярности. Мы умели то, чего не умеют нынешние дети. Мы умели дружить! Нам никогда не было скучно, нам просто не хватало дня успеть сделать все дела. Нам для счастья хватало пирожка с повидлом за пять копеек и стакана газировки. Кстати, вкус пирожков с повидлом нельзя сравнить ни с какой современной пиццей. Утро у моей дочери начинается с выбора гардероба, ей приходится соответствовать современным стандартам моды. Мы были одеты в изделия местных фабрик, и никого не расстраивал наш одинаковый внешний вид. Можно долго перечислять отличия тех лет и нынешних дней. У каждого в памяти сохранились островки своего детства. Мы - дети прошлого столетия, мы - дети другого воспитания. Мы старались расти честными и смелыми. К огромному сожалению, это недоступно нашим детям.
  5. Извините глубокоуважаемые господа рыбаки, не пишу , поскольку летом живу в деревне , инет там никакой , сколько не пробовал ни со смарта ни с планшета ничего отправить не получается ( почемуто только на Новфишинг). Сегодня в город выбрался, так фотоаппарат остался в деревне. Особо правда и писать не о чем. Все Ладога и судак, съездил , поимал, съел, опять поехал - рутина Правда в этом сезоне клыкастый очень быстро переехал от жаждущей толпы куда подальше. Вчера сам проверил. В Свирице пробороздил все , что можно , в Ладоге только щука в разных размерах от мелюзги до глубинных мамашек, даже окунь куда-то свалил подальше. В устье обкидал джигом все знакомые ямки , бровки и коряжники . Итогом только три зачетных особи около кило - вывод , судак спасся бегством. Дальше на север - клюет, но избирательно, раз в три дня, Есть солнце - есть клыкастый, солнце в тучки- судак на дно и отдыхает. Единственная фотка в телефоне, озаглавил - судачье время.
  6. Я тут не местный. думаю народу могут оказаться интересными места от Свирской губы до Ууксунлахти , что недалеко от Салми. Буду потихоньку сюда писать.
  7. larosh

    Северная проза

    Одной женщине достался дорогой котёнок, почти задаром. Собственно, ничего прекрасного в этом не было. Просто мама котёнка умерла при родах, он родился хилым. Но как-то выжил, а предприимчивая хозяйка сбагрила погибающего малыша наивной женщине. У котёнка ещё даже глазки не открылись. Женщина даже не поняла, что ее использовали. Она моментально привязалась к котёнку и стала его из шприца кормить. И выкормила красавца-кота, который был очень к ней привязан. Чрезвычайно сильно. Вообще от неё не отходил. Года через три этой женщине удалось на десять дней поехать на море. Первый раз в жизни так случилось! Она отвезла котика к сестре и поехала. Попрощалась с сестрой и котом, пообещала скоро вернуться и поехала к морю. Она звонила сестре; тогда телефоны-автоматы были; мобильники имели только богачи. А сестра через три дня, помявшись, сказала, что кот совсем перестал кушать и воду пить. Лежит и не встаёт. Вызывали ветеринара, но он ничего не нашёл опасного для жизни. А на просвечивание и на анализы банально нет денег. Может, коту полегчает ещё! А потом кот перестал дышать; сестра и зеркальце подносила к мордочке - нет дыхания. Кот умер. Его надо хоронить… Хозяйка в это время штурмовала кассы и все же купила билет; удалось уехать с юга домой. Плевать на море, на солнце, на отдых; такое несчастье случилось… Это трудно другим обьяснить, но кто привязан к питомцу, тот поймёт сердцем… Она приехала, схватила кота, которого почему-то так и не похоронили, хотя он был как мертвый. И стала кричать ему в ухо его имя. Изо всех сил кричать. Ушко слегка дернулось! Кот был ещё жив! И кот выжил. Пришёл в себя понемногу. Сначала еле ходил и сильно шатался, но не отходил от хозяйки ни на шаг… «Он подумал, что он больше не нужен!», - так женщина рассказала, - «Он подумал, что я его бросила и не вернусь!». Кот 22 года ещё прожил. Они расставались изредка с хозяйкой - ненадолго, на чуть-чуть. Он тосковал, грустил, не ел, но больше такого не было - когда он чуть не умер. Он знал, что его любят и что его не бросили. Если не бросили, если любят - можно вынести разлуку. Это тяжело, но можно. Потому что ты нужен и за тобой приедут обязательно. Скоро приедут. Надо просто подождать… Так и у людей бывает; точно так же. Только брошенный человек ходит в садик или в школу. Или на работу. Он же не кот, у него есть дела и обязанности. Ест и пьёт брошенный человек. Через силу, но ест и пьёт. И даже разговаривает с другими - он же не кот, он умеет разговаривать… Но если поднести к его губам зеркальце, оно не затуманится. Не запотеет от дыхания. Дыхания нет... *** Я могу тебя очень ждать, Долго-долго и верно-верно, И ночами могу не спать Год, и два, и всю жизнь, наверно! Пусть листочки календаря Облетят, как листва у сада, Только знать бы, что все не зря, Что тебе это вправду надо! Я могу за тобой идти По чащобам и перелазам, По пескам, без дорог почти, По горам, по любому пути, Где и черт не бывал ни разу! Все пройду, никого не коря, Одолею любые тревоги, Только знать бы, что все не зря, Что потом не предашь в дороге. Я могу для тебя отдать Все, что есть у меня и будет. Я могу за тебя принять Горечь злейших на свете судеб. Буду счастьем считать, даря Целый мир тебе ежечасно. Только знать бы, что все не зря, Что люблю тебя не напрасно! *** Когда мне встречается в людях дурное, То долгое время я верить стараюсь, Что это скорее всего напускное, Что это случайность. И я ошибаюсь. И, мыслям подобным ища подтвержденья, Стремлюсь я поверить, забыв про укор, Что лжец, может, просто большой фантазер, А хам, он, наверно, такой от смущенья. Что сплетник, шагнувший ко мне на порог, Возможно, по глупости разболтался, А друг, что однажды в беде не помог, Не предал, а просто тогда растерялся. Я вовсе не прячусь от бед под крыло. Иными тут мерками следует мерить. Ужасно не хочется верить во зло, И в подлость ужасно не хочется верить! Поэтому, встретив нечестных и злых, Нередко стараешься волей-неволей В душе своей словно бы выправить их И попросту «отредактировать», что ли! Но факты и время отнюдь не пустяк. И сколько порой ни насилуешь душу, А гниль все равно невозможно никак Ни спрятать, ни скрыть, как ослиные уши. Ведь злого, признаться, мне в жизни моей Не так уж и мало встречать доводилось. И сколько хороших надежд поразбилось, И сколько вот так потерял я друзей! И все же, и все же я верить не брошу, Что надо в начале любого пути С хорошей, с хорошей и только с хорошей, С доверчивой меркою к людям идти! Пусть будут ошибки (такое не просто), Но как же ты будешь безудержно рад, Когда эта мерка придется по росту Тому, с кем ты станешь богаче стократ! Пусть циники жалко бормочут, как дети, Что, дескать, непрочная штука — сердца… Не верю! Живут, существуют на свете И дружба навек, и любовь до конца! И сердце твердит мне: ищи же и действуй. Но только одно не забудь наперед: Ты сам своей мерке большой соответствуй, И все остальное, увидишь,- придет! Асадов Эдуард
  8. Так ты занят был, мульены считал.
×