Перейти к содержанию
Новгородский Форум рыбаков и охотников
larosh

Северная проза

Рекомендуемые сообщения

Бусы.



Продавец стоял за прилавком магазина и рассеянно смотрел на улицу. Одна маленькая девочка подошла к магазину и буквально прилипла к витрине. Когда она увидела то, что искала, её глаза заблестели от восторга. Она вошла в магазин и попросила, чтобы ей показали бусы из бирюзы.

— Я хочу купить эти бусы для сестры. У вас есть красивая упаковка к ним? — спросила девчушка.
Владелец лавки недоверчиво посмотрел на девочку и поинтересовался:
— А сколько у тебя денег?
Девочка вытащила из кармана платочек, развернула его и высыпала на прилавок горсть мелочи. С надеждой в голосе она спросила:
— Этого хватит?
Там было всего несколько мелких монет. Но девчушка с вдохновением продолжала:
— Знаете, я хочу сделать подарок своей старшей сестре. Наша мама давно умерла, и с тех пор только она заботится о нас. На себя у неё совсем не остаётся времени. Сегодня у неё день рождения и я уверена, что она будет счастлива получить такие бусы, они очень подойдут под цвет её глаз.

Мужчина взял бусы, прошел вглубь магазина, принес футляр, положил в него бирюзу, обернул лентой и завязал бант.
— Возьми! — сказал он девочке. — И неси осторожно!

Девочка выбежала из магазина и радостно помчалась к дому. В конце рабочего дня порог того же магазина переступила красивая молодая девушка. Владелец лавки сразу же отметил небольшое семейное сходство с маленькой посетительницей, купившей бусы днём. Она достала из сумочки и положила на прилавок знакомый продавцу футляр, затем оберточную бумагу и развязанный бант.

— Эти бусы были куплены здесь? Сколько они стоили?
— А! — воскликнул владелец, — цена любого товара в моей лавке — это всегда конфиденциальное соглашение между мной и покупателем.

Девушка заявила:
— Но у моей сестры было только несколько монет. Бусы ведь из настоящей бирюзы? Они должны стоить очень дорого. Это нам не по карману.

Мужчина подошел к прилавку, взял бусы, с нежностью и теплотой восстановил упаковку, вручил девушке и сказал:
— Она заплатила самую высокую цену… Больше, чем мог заплатить любой взрослый: она отдала всё, что имела.

Тишина заполнила маленький магазинчик, и две слезы скатились по лицу девушки, сжимающей в дрожащей руке небольшой сверток…

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Игорь Чеборюков.Москва. "заядлый рыболов".



Если в самом начале по дороге на рыбалку вас постигла непредвиденная беда, ? немедленно возвращайтесь домой и не насилуйте свою судьбу. Эту историю, свидетелем которой был сам, я обычно рассказываю только под вечернюю стопку на рыбацком ночлеге. Итак, шёл март 1974 года. Я был ещё безлошадный, и зимние поездки на дальнюю рыбалку начинались на площади Белорусского вокзала, где можно было подсесть в какой-нибудь рыбацкий автобус с несколькими свободными сидячими местами. Обычно ездили на Рену, Себлу, Сутку, Ламь, Суховетку и другие реки Рыбинского моря. Площадь Белорусского вокзала была забита толпами рыбаков, которые брали на абордаж каждый останавливающийся автобус, пытаясь попасть в число счастливчиков-пассажиров. Мы с другом трезво оценили наши возможности и поняли, что здесь нам, без риска сломать свои ребра, ? в автобус не пролезть. Решили уйти метров на 300 по примыкающей к площади улочке, где народа было значительно меньше, и где автобус с несколькими свободными местами мог спокойнее остановиться, без риска лишиться всех дверей. Сидим, ждём. Через некоторое время к нам присоединились ещё два рыбака, ? главные действующие лица в этом повествовании. Первый ? Бугай. Это прозвище напросилось само по себе, т.к. он был два метра ростом, весом не менее 140 кг, с огромным алюминиевым ящиком и таким же огромным самодельным коловоротом, диаметром шнека не менее 180 см. Второй ? Плешивик. Это прозвище также напросилось само по себе, т.к. ростом он был метр с кепкой, с большой плешью на потылице, с маленьким фанерным ящичком и старым разболтанным, допотопным коловоротом. Через час возле нас остановился Львовский автобус и его старшОй в открывшуюся дверь сказал, что есть всего четыре места. Мы все вспорхнули со своих ящиков и кинулись к двери. Будучи молодыми и шустрыми, мы с другом первыми влезли в автобус, но пройти дальше к самым задним и свободным сидениям мешали наставленные в проходе ящики. Третьим влезал бугай, держа на плече огромный ящик и таща за собой свою буровую установку. Он стоял на первой ступеньке и держался за поручни, но дальше пройти не мог, т.к. мы с другом загородили ему дорогу. Плешивик никак не мог подняться на первую ступеньку, к тому же со всех сторон уже бежали другие страждущие рыбаки и он рисковал быть просто отпихнутым от долгожданного автобуса. Видя такую опасность, он попытался просклизнуть между ног бугая, но его, трахнутая молью ушанка, соскользнула с лысины и упала на землю. Плешивик нагибается, чтобы поднять шапку, а в это время Бугай, уставший висеть на поручнях, выгнул свою грудь и просто вдавил нас с другом почти до конца автобуса. К несчастью лямка его огромного ящика соскользнула с плеча и он летит углом вниз прямо на лысину нагнувшегося Плешивика. Удар был такой, что Плешивик, даже не охнув, распластался на земле под дверью автобуса. Подбежавшие другие рыбаки подняли лежащего Плешивика и усадили на его ящичек, а Бугай даже не понял, что произошло. Hарод попался душевный и уже никто больше не претендовал на оставшееся свободное место в автобусе. Плешивика подняли на руки и так же на руках внесли в автобус, доставив прямо на последнее заднее сидение. Львовский автобус имеет последний задний ряд сидений прямо над мотором, которые выше, чем все остальные посадочные места. Вот в левом углу, у двери и уселся Плешивик. Из рассечённой головы сочилась кровь и душевный народ тут же нашёл кусок пластыря, которым крест-накрест заклеили образовавшееся отверстие, а сверху одели облезлую ушанку. Hаконец автобус тронулся в длинный путь. Чтобы скоротать время рыбаки тут же сели играть в народную рыбацкую игру "Сика". Образовалось несколько команд, которые скучились в центре автобуса вокруг импровизированных столов из ящиков. Мой друг и Бугай присоединились к играющим, а я задремал в правой стороне задних сидений. Плешивик также тихо дремал, вцепившись одной рукой в вертикальный поручень, другую руку он положил на горизонтальную часть от этого поручня и упёрся лбом в натянутой ушанке на положенную руку. Так как играющих было много, а места в проходе очень мало, рыбаки убрали большую часть ящиков в самый зад автобуса, так что ногу поставить там уже было некуда. Прошло более часа и вдруг автобус резко подбросило на ухабе. Hаверное, водитель зевнул приличную колдобину. Зад Львовского автобуса подбросило как катапульту и рука Плешивика соскользнула с горизонтального поручня. В ту же секунду шапка Плешивика слетела с его головы и он со всего маха приложился лбом о голый поручень. Раздался глухой удар, Плешивика откинуло на спинку сидения и он отключился. В автобусе все стихли и с испугом смотрели на неподвижного попутчика. Душевный народ сразу вспомнил, что именно этому рыбаку уже досталось по темени, а больше всех расчувствовался Бугай, т.к. испытывал некоторую свою вину в первом эпизоде. Бросив карты, он на четвереньках добрался до Плешивика и стал приводить его в чувство. Кто-то передал ему нашатырь на тряпке и Плешивик зашевелился. Увидев огромную шишку на лбу Плешивика, Бугай совсем растрогался и полез в свой огромный ящик за наркозом. Hалив целый стакан водки, он вложил его в руку Плешивика, в другую руку сунул здоровый, племенной, солёный огурец. Плешивик молча и не морщась принял наркоз, так же залпом заглотил огурец и откинулся на спинку, тупо глядя на окружающих. Автобус снова тронулся в путь, и игра в карты продолжилась. Бугай изредка поглядывал на Плешивика, сочувственно покачивая головой. Hаконец его видимо что-то осенило и он снова пополз по ящикам на четвереньках в зад автобуса. Плешивика сильно развезло ? то ли от стакана, то ли от огромного огурца ? и он еле сидел, пытаясь держаться прямо. Бугай предложил ему лечь на задние сидения, благо они были свободны, т.к. двое ? Бугай и мой друг ? ушли играть в карты. Чтобы ему было теплее, Бугай накрыл его сверху своим огромным тулупом, так что Плешивика даже не стало видно. Удовлетворённый оказанной заботой, Бугай снова сел за карты. Проехали ещё несколько часов. Плешивик не вставал ни на заправках, ни до ветру. Все даже забыли про него, но тут автобус снова очень сильно подбросило. Водила резко тормознул, а сонный Плешивик, взлетев до потолка с тихим писком полетел вперёд и рухнул вниз прямо на расставленные ящики. Снова наступила тишина. Плешивик лежал, накрытый тулупом и не шевелился. Снова Бугай полез проверять его на живучесть. Откинув тулуп, взорам открылась картина: Плешивик припечатался лицом о самый высокий ящик Бугая. Его нос, посиневший от водки, теперь стал просто фиолетовым, а из разбитых ноздрей раздувались красные пузыри. Бугай, чуть не в слезах, разорвал свой старый и грязный носовой платок на две части, смочил их водкой и запихнул чуть не до затылка Плешивику в ноздри. Дальнейший путь до самой деревни все ехали настороже ? как бы снова не пришибло бедного попутчика. Деревня оказалась небольшой, но вот дома удивляли своими размерами. Это были двухэтажные, большие постройки, в которых жилое помещение занимало половину верхнего этажа, вторую половину занимал сеновал, где сено лежало на длинных поперечных жердях, а внизу под всем домом был скотный двор с коровами, свиньями и курами. Первая и единственная комната с печкой посредине была размером где-то 6х8 м. Вот в такую хату и вселился весь автобус. Хозяин с хозяйкой спали на печи, поэтому в нашем распоряжении был весь пол, на который стелились соломенные матрасы для спанья. В комнате стоял длиннющий стол, за которым на двух таких же лавках уместились почти все рыбаки. Hаскоро перекусив, все разбежались по речке. Было начало марта и клёв уже начинал активизироваться. Все поймали по-разному, но без рыбы почти никто не остался, кроме Плешивика. С бодуна и с заплывшими от ушибов глазами он вряд ли видел поклёвки сторожка. К вечеру все снова собрались в избе за столом на традиционный общак. Каждый достал из своих закромов привезённую жратву и выпивку и ужин начался. Широкая душа Бугая не давала ему покоя и он усадил Плешивика рядом с собой, не жалея ни своей водки, ни племенных огурцов. Плешивик попытался было достать свою единственную непочатую чекушку, но народ дружно воспротивился и каждый норовил накапать в стопку Плешивика своей водки и всунуть в рот квашеной капусты или солёный гриб. Печь была натоплена качественно и вскоре все разделись почти до маек. Hатолкав в утробу Плешивика всякой всячины, все постепенно забыли про него и шёл обычный шумный рыбацкий разговор. Переполненный желудок Плешивика никак не хотел мириться с таким насилием и стал давать позывные. Через некоторое время е му стало невтерпёж и он стал суетиться до ветру. Хозяин заботливо накинул ему на плечи его кожушок и вывел в сени, где был "туалет". Устройство туалета блистало своей гениальной простотой. Просторные сени на втором этаже заканчивались поперёк дома обрывом. Перед этим обрывом на уровне колен была приколочена длинная отполированная штанами слега, которая не давала какающему сесть на пол и позволяла свесить голую задницу над пропастью нижнего этажа, где бродила скотина. Hа уровне лопаток уже сидящего на слеге была приколочена вторая слега, которая удерживала спину какающего и не давала ему упасть вниз. Ширина этого срального балкона была около метра, поэтому рыбацкий народ всю зиму срал в одно и то же место. Морозы были не слабые, поэтому снизу выросла огромная гора дерьма, смахивающая на Эйфелеву башню, которая не доходила до второго этажа всего на полметра. Hад сральным местом горела единственная тусклая лампочка. Вот в такой туалет и привели Плешивика. Проводив его, хозяин вернулся к недопитой стопке и разговор продолжился. Hаконец водка была вся выпита и народ затребовал чаю. Хозяин поставил на стол двухвёдерный самовар на углях и вывел трубу от него в верхнюю вытяжку на печи. И тут Бугай спохватился своего соседа по лавке. Хозяин почти быстро вспомнил, что давеча отводил его до ветру и ваще ему давно уже пора было просраться, да видать племенной огурец крепко застрял поперёк прохода. Он вышел в сени и через секунду вернулся, недоумевая, куда мог запропаститься Плешивик. Сени были пустые. Hесколько рыбаков вышли перепроверить ситуацию, но Плешивика нигде не было, и только снизу, из скотника доносился чавкающий звук обитающей там скотины. Кто-то догадался заглянуть вниз, за перила срального балкона и в свете 20-ваттной лампочки все увидели Плешивика со спущенными штанами, который с упорством альпиниста пытался взобраться на Эверест из дерьма. По всей видимости, от передозировки он не удержался на двух точках опоры уникального туалета и, сложившись пополам, соскользнул вниз на высокую кучу дерьма. Хозяин решил, что выковыривать Плешивика из этой кучи ? не царское дело и кликнул свою старуху. Хозяйка накинула свой тулуп и спустилась вниз через наружный выход из избы. Внутренняя лестница со второго этажа сеней в нижнее подворье не была предусмотрена. Через минуту она вернулась и твёрдо заявила, что такого обосранного муд...ка она ни в жисть не впустит в свой дом, и ваще с дыркой в голове надо сидеть дома, а не лазить в скотнике по дерьму. Hарод вступился за бедного рыбачка и хозяйка отправилась по деревне искать истопленную баню, т.к. Плешивик наотрез отказался спать в дерьме даже на сеновале. Благо баня нашлась на другом конце небольшой деревни и все вздохнули с облегчением. Пока стирали Плешивика, народ сел пить чай, а хозяин начал таскать из сеней соломенные матрасы для ночлега и расстилать их на полу. Через час вместе с хозяйкой вернулся Плешивик в немыслимой одёжке, которую ему одолжили в банном месте. Хозяйка несла здоровенный тюк наскоро выстиранной одежды страдальца. Плешивика усадили за стол и стали так же усердно накачивать чаем. Вскоре народ стал клевать носом и большинство устроилось спать. Все лучшие места оказались заняты и осталось несколько мест под длинным столом. Так как стол на ночь придвинули поближе к стене, а у самой стены стояли рядом две длинные лавки, то лежащий народ был вынужден ложится ногами под стол, тем более, что от окон тянуло холодом. Головы лежащих намного выступали из под стола, но оставшийся проход между рядами спящих был довольно большой и не мешал ночным походам до ветру. Плешивик остался без своего кожушка, который сох на двух верёвках над печкой, и Бугай заботливо уложил его рядом с собой. Его огромный тулуп мог накрыть половину спящих. Плешивик тихо лежал на матрасе, положив продырявленную голову на чей-то чужой валенок и свесив разбухший фиолетовый нос. Hарод затих и начался сначала робкий, а затем более уверенный разноголосый храп. Хозяин со свой старухой забрались на печь, но свет продолжал гореть, т.к. несколько рыбаков ещё курили в сенях. Вдруг Бугай вскочил и выбежал в сени. Оказывается, в заботах о Плешивике он забыл заправить свой большой китайский двухлитровый термос на следующий день. Принёся термос и засыпав в него полпачки заварки, он наполнил термос под пробку кипятком из огромного самовара. Hекоторые страдающие бессонницей рыбаки стали громко возмущаться, что свет слепит в глаза и его давно пора выключить. Под шумок кто-то из рыбаков щёлкнул выключателем, а Бугай в потёмках стал шарить по столу рукой в поисках пробки от термоса. Hечаянно он задел локтем термос, который стоял почти на краю стола, прямо над головой Плешивика, и кипяток хлынул из широкого горла на несчастного Плешивика. Раздался душераздирающий крик и многие вскочили со своих мест. Кто-то догадался включить свет, и все увидели носящегося по избе Плешивика, голова которого была похожа на красную столовую свёклу. Разобравшись, что к чему, хозяйка понеслась к соседке за гусиным жиром, который, по её словам, очень шибко сильно помогает от всяческих ожогов. Принеся плошку жира, она намазала им всю голову Плешивика и сверху повязала ситцевым цветастым платком, чтобы жир не скапывал на пол. Плешивик, похожий на свёклу в платке, тихо скулил, сидя на полу. Пробурчав, что сегодняшний день никак не кончится, хозяин снова залез на печь и затащил туда свою старуху. Hаконец народ уснул. Утром все встали с чувством какой-то вины и с опаской поглядывали на Плешивика, у которого на голове вздулось несколько волдырей. Рыбацкий азарт оказался сильнее всех невзгод и Плешивик, надев свою высохшую одежду, твёрдо заявил, что не останется сидеть в избе и тоже пойдёт рыбачить. Спорить с ним никто не стал и все разбрелись по реке. Второй день оказался удачнее, особенно у Плешивика. Он наловил почти пол своего ящичка некрупной плотвы и к 12:00 все снова собрались в избе, укладываясь в обратную дорогу. Чтобы не пачкать избу, весь народ сгрудился в сенях, укладывая уловы в свои ящики и рюкзаки. Плешивик потихоньку перекладывал рыбёшку из ящичка в целлофановый пакетик. В этот момент хозяин вынес из избы огромный двухвёдерный чугун мелкой варёной картошки для свиней. В том углу, у стены, где расположился Плешивик, стояло большое деревянное корыто, в которое и была вывалена горячая картошка ? чтобы остывала. Сени заполнил пар и тусклый свет лампы почти не стал виден. Бугай, стоя спиной к Плешивику, тщетно пытался рассоединить стык своего смёрзшегося коловорота. Поняв, что в одиночку ему не справиться, он попросил помочь стоящего рядом крепкого рыбака. Мужик взялся варежками за шнек, а Бугай, засунув изгиб колена коловорота под мышку, принял удобную позу для выдёргивания стыка. Когда два бугая берутся за дело, ? оно всегда спорится. Через несколько сильных рывков коловорот рассоединился и Бугай по инерции отшатнулся назад, угодив грибком коловорота аккурат в темя нагнувшегося над ящиком Плешивика. Оглушённый Плешивик, даже не охнув, плюхнулся задом в корыто с горячей картошкой. Все в страхе замерли. Плешивик сидел в корыте весь в пару и не шевелился. Когда кипяток добрался наконец через его ватные штаны до задницы, он издал уже знакомый всем вопль и, выскочив из корыта, принялся носиться кругами по сеням, натыкаясь на рыбаков и тщетно пытаясь скинуть дымившие паром штаны. Hа втором витке Бугай словил его одной рукой, а второй сдёрнул штаны очень ловким, и, как показалось, натренированным движением. Плешивик повис на его руке, издавая стонущие звуки и прикрывая голый обожжённый зад. При всей трагичности ситуации народ дружно заржал. Такого финала рыбалки никто не ожидал. Выбежавший на шум хозяин щедро пожертвовал ему свои старые штаны, в которых он чистил скотник, наверное, последние 15 лет. Водитель автобуса уже несколько раз сигналил, торопя рыбаков к отъезду, и все снова засуетились вокруг своих пожитков. Чай пить было уже некогда ? все поспешили в автобус и мы тронулись в обратный путь. Водка была выпита ещё накануне вечером и все дружно проголосовали за остановку у ближайшего магазина. Затарившись и закусив, мы снова тронулись в путь. Плешивик сидел на своём месте в заднем углу, трезвый и подавленный, с опаской поглядывая на своего невольного обидчика. Бугай, сидящий рядом с ним, тщетно пытался влить в него хоть немного водки, но бедолага был твёрд и от очередного наркоза отказался. Тогда Бугай вспомнил, что у него остался в термосе не выпитый чай и предложил его Плешивику. Плешивик с радостью закивал фиолетовой головой, до сих пор повязанной бабкиным платком и пропитанным гусиным жиром. Бугай достал термос и налил полную крышку от термоса горячим и крепким чаем. Его огромные и заскорузлые руки смело держали алюминиевую кружку, полную чая. Плешивик также смело принял эту кружку двумя руками и почти тут же выпустил её из рук, т.к. удержать почти кипяток голыми руками он не смог. Кружка упала ему прямо на ширинку подаренных тонких штанов, приварив остатки былой мужской гордости. Третий раз мы услышали знакомый вопль. Водитель спешно остановил автобус и открыл заднюю дверь. Плешивик выпал из автобуса, на ходу спуская штаны, и сел голым задом на придорожный сугроб, стараясь затолкать свои обваренные яйца внутрь сугроба. Придя в себя, он медленно встал, натянул мокрые штаны и пошёл к передней двери автобуса. Водитель открыл дверь и Плешивик вошёл вовнутрь. Глядя испуганными глазами на заднее сидение он сказал: "Или сразу пристрелите, или пересадите от этого Бугая, иначе я живым до дома точно не доеду". Спорить с таким аргументом было бы кощунственно и ему уступили самое хорошее место. До самой Москвы он сидел, не шелохнувшись и не выходя на туалетных остановках. Hа площади Белорусского вокзала он попросил рыбачков, чтобы ему принесли его ящик и коловорот, которые лежали в ногах Бугая. От одной мысли о встрече с ним у Плешивика начинали дрожать коленки. Так они и расстались, даже не попрощавшись, хотя Бугай всё время их совместного существования очень искренне жалел и постоянно пытался помочь несчастному рыбаку. Это была судьба.


 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Старая история, но менее смешной оттого не ставшая :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
20 часов назад, блеснюк сказал:

Старая история, но менее смешной оттого не ставшая :)

Что старая знаю, опять наткнулся, перечитал и подумал, а может кто- то еще не читал так вот она.:nm420:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

 

Андрей Снежногорец

Памяти водолаза – глубоководника Евгения Брагина посвящается.



Нисколько не боясь испачкаться в береговом мазуте, Женя помогал мне вытащить окоченевшие руки из нарукавных манжет и с ходу ставил мне правильный диагноз: - Первая степень гипотермии и бараньего упрямства. Самое главное Андрюша, в работе водолаза – это точно знать свой предел..  
Женя всегда говорил невнятно и тихо. За глаза его звали ,,Бормотун,,. Все знали, что одна барабанная перепонка у него порвана и он затыкает ухо ватным тампоном, обильно смазанным медицинским силиконом. Каждое погружение для него давалось с трудом. Но Женя работал. Работал, работал и работал.. 




ОДИН ДЕНЬ ИЗ ЖИЗНИ АНДРЕЯ НИКОЛАЕВИЧА.



В глубине сердца что то шевельнулось.. Как будто легонько кольнуло. Андрей прислушался к своим ощущениям и отвлёкся. Пружинка словно поджидала паузу и щёлкнув на прощание в грубых пальцах, улетела в пространство.. Андрей окаменел, весь превратившись в слух. Через секунду пружинка звонко щёлкнула по палубе и покатилась под стол. Сдёрнув с себя рабочую куртку и вооружившись фонарём, Андрей осторожно полез на четвереньках за злосчастной пружинкой. Запасной в природе не было – лёгочник был чисто НАТОвский.. Андрей уже было нащупал лучом света какую то искру в пыли, как на столе заорал стандартным рингтоном мобильник. Как водится бахнувшись затылком об стол, Андрей нащупал телефон в куче ветоши. На монохромном экранчике высвечивались три заглавные буквы – ХВБ. Это означало, что где то далеко, на берегах закованной в красный карельский гранит студёной Невы, в перерывах между попиванием золотистого хереса и поеданием норвежского лобстера, хозяину взбрело в голову осчастливить подчинённого личным общением. Ничего хорошего от руководства конечно ждать не приходилось… Наивно было бы ожидать, что Владимир Борисович с места в карьер объявит о повышении в должности или крупном премировании. Скорее всего он уже нашел какие то Авгиевы конюшни с пристройками, которые и предстоит разгр*бать по злой иронии судьбы абсолютно голыми руками.. Но и не поднять трубку было тоже нельзя. Выдохнув в сторону как перед рюмкой водки и приняв приличествующую моменту позу, Андрей нажал на зелёненькую телефонную трубочку, довольно реалистично нарисованную на кнопочке финским дизайнером:
- Да Владимир Борисович! 
Владимир Борисович помычав для солидности, и, по им же введённой на фирме традиции обратился к Андрею на вы:
- Ээээээээ…. Ммммммм….. Я приветствую вас, Андрей Николаевич.. Я вот по какому поводу решил вас побеспокоить.. Наш глубоко уважаемый кормилец, судоремонтный завод Нерпа, решил в соответствии с планами утилизации поставить в ПД-15 очередной объект. Нам в соответствии с договором высоких сторон, предстоит провести водолазное обеспечение постановки этого объекта в док. Ээээээ….. Дело осложняется тем, что в погоне за длинным рублём наш глубокоуважаемый партнёр по установившимся с покон века традициям постановку проводить будет ночью и практически в выходной день. Есть и ещё одно печальное обстоятельство.. В доке уже стоит заводской буксир Повенец без обоих валов и волей неволей придётся проводить и его постановку. Что конечно усложняет задачу… 
Андрей вздохнул и кивнул головой. Убедившись, что его внимательно слушают, Владимир Борисович степенно продолжил:
- Ээээээ….. Андрей Николаевич, я как руководитель предприятия конечно же гарантирую вам материальную компенсацию за потерянное время в виде сверхурочных и возможно даже премиальных. На данный момент я предлагаю вам отправиться домой для отдыха, докмейстер будет ждать вас в 18.00. Вечером в вашем распоряжении будет автомобиль ВАЗ 2107 отечественного производства и морская ручная радиостанция ГРАНИТ ЭМ… Эээээ…. Тоже, как ни странно, отечественного производства. Геннадий Владимирович и вахта в курсе. Радиостанция заряжается в коридоре на полу возле моего кабинета..
Андрей набрал в лёгкие побольше воздуха и чётко отрапортовал:
- Владимир Борисович, всё будет сделано в лучшем виде и полном объёме, можете не волноваться.
Владимир Борисович дав минутную паузу, так же солидно закончил:
- Ну, на этой ноте разрешите пожелать вам успехов в предстоящей операции и откланяться…

Выключив телефон, Андрей упал с размаху на убитый табурет и подпёр щеку ладонью. Подумать было о чём. Задач 
нарисовалась прорва и все первоочередные.. Для начала предстояло найти долбанную пружинку, водрузить её на место, собрать лёгочник и опробовать в реале. Иначе просто работать будет не в чем… Воздух набить. Иначе дышать будет нечем. Костюм просушить.. Иначе дуба врезать придётся практически сразу.. Трузера шерстяные проверить с носками, иначе….
В сердце опять кольнуло. Замерев как гончая в стойке, Андрей прислушался к нутру.. Всё работало как часы. Пульс ровный, наполняемость хорошая. Для надёжности повращав торсом туда - сюда и ничего подозрительного не обнаружив, Андрей осторожно выдохнул и нехотя вернулся к своим унылым баранам – как ни крути, хоть с проверенным лёгочником, хоть со свежим воздухом и даже в сухом белье, а работать придётся ночью и в субботу… А главное - совершенно одному. В режиме Александра Матросова. То есть затыкать решительно все дыры своей жопой… Всё это мероприятие выльется в жесткий секс на фоне хронической гипотермии второй степени, вода минус 2 градуса, воздух минус 12..
Владимира Борисовича как и большинство руководителей в России никогда не интересовали детали. Руководители в России мыслят обычно эшелонами и миллионами.. Андрей же наоборот, живо интересовался делами завода и был в курсе всех событий, ибо это и был его хлеб. ,,Очередной объект,, был ни что иное, как КС – 86. Нерпа уже месяц с переменным успехом набирала под него стапель. Андрей осенью осматривал объект как раз на предмет постановки…. Особенности осмотра так врезались в память, что и сейчас гнетущая масса стального корпуса фотографически чётко представала перед глазами, будто отрисованная талантливым маринистом в толще бирюзовой воды…

Косяки тогда начались практически сразу. На лёгком корпусе лодки, щурясь заплывшими глазами на низкое осеннее солнце стояли двое ещё не опохмелившихся типочков по гражданке. Это Андрей ещё мог понять. Судя по полному отсутствию строевой выправки и мешкам под глазами, это были вечные собутыльники, заточённые службой в прочный корпус до полной военной пенсии или цирроза печени (в зависимости от того, что наступит раньше) старпом и кэп. Ну, сидят люди на штате, пенсион поджидают, сертификаты, это как раз Андрей отлично понимал. Но флотские рептилии внезапно хором возбудились на Славика, строителя с Нерпы, больше обманчиво похожего на подростка - стилягу в коротких и узких джинсах: 
- Так, что это за водолаз?! У него есть первая форма допуска? Видеосъёмки никакой быть не должно!
Ржавый, обросший китообразный корпус, на глушняк припутанный стальными тросами к такому же ржавому пирсу. Раскладуха эпохи развитого социализма. Металлолом чудом держащийся на плаву. УТИЛЬ!!! И вдруг такая пафосная секретность повышенной степени. Этого Андрей не понимал.
Славик тоже ещё не похмелялся. Выкорёживаясь всем позвоночником от резких звуков он рванул из кармана куртоёбочки мобилу и взмахнув ею как противотанковой гранатой, перешел на конкретно русский язык:
- Мне так и доложить оперативному по флоту, что экипаж препятствует преддоковому осмотру?!  
Никаких сомнений, что Славик тут же нажмёт на гашетку, у мятых личностей не возникало. Неопохмелённый Славик – страшная сила… Пошептавшись тут же, на лёгком корпусе, личности дали отмашку:
- Ладно, валяйте… Но никакой видеосъёмки! И всё в нашем присутствии!

Пакуясь в гидрокостюм, Андрей заикнулся было Славику:
- Cлава, что смотрим? Схема то у тебя где?
Рефлекторно всё ещё держа мобилу на отлёте, Славик перешел на интимный шепот:
- Дрон, тут такое дело.. Нет никакой схемы. И чертежей нет. И не будет… Смотри как обычно - нештатные вырезы, выступающие приборы, целостность геометрии корпуса, состояние акустического покрытия, степень коррозии.. И это… Ты там повнимательнее… Есть там короче, подводные камни..
Едва заглубившись, Андрей догадался, куда занесла его судьба…

В далёком 1962 году, в городе Северодвинск, по указанию Великой и Непогрешимой партии рабочих и крестьян, в цеху номер 50 была заложена атомная подводная лодка проекта 675. Несгибаемые силы воодушевлённых рабочих масс уже в 1964 году передали Краснознамённому Северному флоту Союза Советских Социалистических Республик новенькую, сверкающую свежей краской субмарину.
Военные, набив прочный корпус макаронами, тушенкой, ракетами и торпедами в избытке а спиртом и специалистами в достатке, присвоили этому чуду гидродинамики тактический номер К – 170 и помолясь втихушку, выпихнули на боевое дежурство..
Лодка исправно бороздила вдоль и поперёк всё, что взбредало в светлую голову Главкому военно морских сил, радуя командование безаварийной эксплуатацией, а НАТОвских акустиков - непередаваемым гидродинамическим рёвом. Наматывая тысячи миль на винты, лодка несла боевую службу, участвовала в учениях, ремонтировалась и модернизировалась как сотни её сестёр…. Но где то в глубинах строго засекреченного НИИ невыездной конструктор уже набросал на ватмане крутой перелом в судьбе лодки…
В бесконечно далёком 1980 году лодка вернулась в свою колыбель – Северодвинск. Рукастые корабелы, тщательно сверившись с секретными чертежами, безжалостно вырезали почти всё вооружение и добавили массу совершенно никому не понятного оборудования. Лодка подросла и существенно потяжелела.. В заключительных штрихах, огородив кормовую часть и организовав драконовский режим секретности, строго отобранные по принципу классовой принадлежности специалисты смонтировали дополнительную энергетическую установку в обтекателе, вполне прогнозируемо прозванную флотскими острословами ,,яйца Доллежаля,,….
Лодка сменила не только тактический номер, но и командование, и экипаж, и базу. Более того, лодка стала маткой, получив под свою опеку титанового малыша с ядерным сердцем… Радикально изменилась и служба лодки. Режим строгой секретности касался абсолютно любого аспекта существования подводного корабля. Главное Управление Глубоководных Исследований умело хранить свои тайны. Чем занималась лодка и где, куда несла она в глубине своего малыша и для чего, решительно никто, кроме строго отобранных должностных лиц не знал..
Андрей не спеша скользил вдоль хищного корпуса мёртвой лодки и ощущал жабрами её убийственную ауру. Касаясь рукой корпуса, Андрей ощупывал вмятины, следы ударов, потёртостей, касаний и неудачных подводных стыковок. Перед глазами открывалась никому не известная страница истории освоения свинцовых глубин, удачи и поражения, взлёты и забвения, вершины инженерной мысли и провальные поражения бездумной политики… Было щекочуще любопытно и бесконечно обидно за родную Державу.. Андрей не понимал, в качестве кого он здесь находится – то ли водолаза, проводящего дежурный осмотр перед постановкой в док, то ли гражданина, оказывающего последние почести уникальному боевому кораблю, отправляющемуся в последний путь… Когда первые впечатления немного улеглись, несмотря на строгие предупреждения Славика и угрозы военных, Андрей принялся зарисовывать расположение антенн, обтекателей и стыковочных узлов, орудуя простым карандашом на пластиковой табличке, предусмотрительно припасённой в кармане комбеза. Ориентируясь по отверстиям кингстонов ЦГБ и бортовых шпигатов, через минут сорок ему удалось набросать вполне годную схему расположения узлов стыковки и выдвижных антенн. Это и отвлекало от грустных мыслей и придавало реальный смысл самому осмотру.. В корме Андрей завис в ступоре. По уму, так надо было осмотреть винто рулевой комплекс. Но перед глазами на килевой части лодки чётко прорисовывался огромный обтекатель какого - то непонятного устройства… Умудрённый опытом общения с конструкциями военного предназначения и безоговорочно доверяя своему чутью, Андрей понимал, что однозначно там таится какая то опасность. Прикинув возможности поглощения радиации морской водой, Андрей набрал дистанцию метров шесть и внимательно прислушиваясь к внутренним ощущениям, совершил круговую эволюцию вокруг кормы лодки, присматриваясь к рулям и заросшим винтам издали..
По совокупности выявленных при осмотре антенн, стыковочных узлов и приборов, ставить лодку в док по факту представлялось конкретным геморроем…
Едва выплюнув загубник, Андрей накатил на Славика:
- Слава, а что там в корме за яйца хряка висят?!
Славик не только не внёс ясность в столь интимный вопрос, но и усугубил непонятки:
- Это и есть подводные камни, Андрюха.. Завтра приходи ко мне с черновиком отчёта. Будем бодрые доклады на верх рисовать……
В последствии самые худшие подозрения подтвердились – Славика за эти яйца буквально трусило…………

 

 

Стряхнув с себя оцепенение воспоминаний, Андрей поднялся с табурета, внимательно прислушиваясь к левой половине груди. Сердце с невозмутимостью дизеля пульсировало тугими струями крови. Оглядевшись, Андрей выдернул из потрёпанной тетрадки листок и тщательно выписал всё, что могло пригодиться из оборудования. Он и так всё знал на зубок, как молитву, но ритуал давал возможность успокоится и привести все мысли в порядок. Из обрывочных намёток постепенно вырисовывался план на ближайшие несколько часов – домой смысла ехать не было. Дорога съест всё время, никакого отдыха не получится. Обед переносится на ужин. Кипяток у вахты есть. Компрессор надо сейчас на прогрев ставить, воздух бить придётся основательно, с промежуточным охлаждением.. Пружинку эту долбанную ещё найти……. 
Движение немного отвлекло от подспудных мыслей. Шерстяное бельё, ласты, баллоны постепенно занимали свои привычные места, радуя сердце. В голове было несколько хуже… Ощущая непонятное беспокойство, Андрей задумчиво пережевывая, запитонил пол пакета пряников с тёплым чаем и прижавшись спиной к горячей батарее завалился покемарить минут 120…..

Сон не принёс облегчения… Разминая затёкшую на деревянной шконке спину, Андрей в первую очередь попытался осознать, что за беспокойство бродит в глубине подсознания.. В сердце уже ожидаемо остро кольнуло ледяной иглой. Накинув на плечи ватник, успешно переживший не только Горбачёва, но и завхоза цеха номер 7, Андрей пошаркал валенками к вахте, разжиться кипятком и поужинать взаймы. 
Вахтенный Валера щедро отвалил в миску макарон по флотски и заварил рассыпного чая. Андрей в благодарность припахал его таскать водолазный шмурдяк по обледеневшему трапу. 
Стаскивая снаряжение под трап, Андрей взмок и распсиховался. Сумки цеплялись за трапы и комингсы как альпинистские крючья, баллоны больно били по коленям и выворачивали руки.. Поорав восьмиэтажным матом в атмосферу до звона в ушах, Андрей с ноги вышиб рабочую дверь на улицу и попёр всё барахло по снегу волоком, наружным проходом… Трап Андрей форсировал с ходу, сцепив зубы. Всё раздражало и бесило. Сквозь зубы прорывалось змеиное шипение, щедро сдобренное матюками… Слева в груди пульсирующей болью неистово колотилось сердце. Швырнув с размаху в снег сумки, Андрей развернулся идти за оставшимся и упёрся в терпеливо стоящего с баллонами на ветру Валеру:
- Куда ложить то? Рацию ты там забыл….
Андрей не сразу нашелся:
- Тут поставь, я сам загружу..
Валера деликатно отступил в сторону и запалил беломорину в кулак, тщательно закрываясь от ветра:
- И не страшно тебе одному ночью нырять?
Андрей окаменел согнувшись…
Точняк. Всё просто как мычание – это страх…. Валера попал в самую точку. Подсознание приготовилось раньше разума…… Вот откуда раздражение, подавленность.. Отвернувшись, что бы не выдать своё состояние, Андрей максимально мягко закруглил тему:
- Не боятся только дураки.. Страшно конечно. Не мёрзни, иди, вернусь всё расскажу как было. Рация пусть лежит, потеряю ещё…
Чувствуя спиной Валеркин взгляд, Андрей усилием над собой сложил оборудование в машину с повышенной аккуратностью. Поржав стартером как конь Македонского, Жигуль чихнул сгнившими потрохами и завёлся.. Андрей воткнул передачу и подгазовывая холодным движком рванул в снежную круговерть заряда. Едва плавуха скрылась за поворотом, Андрей вдавил тормоз в пол и с силой толкнул дверку плечом. Тусклый свет дрожащего прожектора с портального крана выхватывал из Полярной ночи тонны снега, несущегося параллельно земле, глухую стену склада и колею не чищенной дороги.. Андрей вышел на дрожащих ногах и присел бессильно на вибрирующий капот. Слева в грудную клетку панически билось загнанное сердце. В голове глухо звенело.. Рот наполнялся густой слюной, хотелось согнуться пополам и от души блевануть… Страх парализовал всё тело, сил хватило лишь зачерпнуть ладонью снега и растереть лицо..

Продолжаться вечно это не могло. Наевшись снега до ломоты в зубах, Андрей начал собирать в кучу сознание. Не явиться на доковую – это был не вариант. Да, водолаз это единственная профессия, где официально можно отказаться от работы без объяснения причин. Причин отказаться сегодня было предостаточно – температура воздуха - 13, ветер до 15 метров, лёд до 20 сантиметров, никакого обеспечения и страхующего водолаза, ночь. НО. На доковую завязаны десятки людей, минимум три буксира, швартовная команда, экипаж лодки, сам док.. Объект постановки – идеальный геморрой. В такую погоду, с таким льдом, да ещё и ночью, поставить её ровно почти невозможно.. Яйца эти ещё, будь они неладны… Случись что, вони потом будет – не оберёшься.. Не ехать – не вариант. Ехать надо и точка. Что ещё? Хоть какие то положительные моменты есть? Лодки Андрей уже ставил, это плюс. Подо льдом работал. Это тоже плюс. Один работал, без обеспечения. Ночью – тоже. Просто сегодня всё это срастается в одну кучу сразу. И это не тот случай, когда минус на минус даёт плюс.. Это конечно плохо. Первые погружения прокатят, как по маслу. Гораздо хуже всё будет когда гипотермия притупит осторожность и способность трезво принимать решения, когда кончатся все силы… Вода возьмёт своё сразу…. Первая же ошибка будет и последней. Замёрзнет редуктор или лёгочник, выходить некуда – лёд. Сегодня может случиться всё, что угодно. Слишком сильные предчувствия.. 
Андрей достал из кармана кусок чистой ветоши и тщательно вытер лицо. Мысли в голове приобрели законченную форму. Надо идти и работать. Левый бок отпустило, в груди словно образовалась ледяная дыра.. Мелко дрожали замёрзшие руки. Сегодня спуск будет не под лёд, сегодня будет спуск в себя. Нащупать жопой свой предел….
Удобно устроившись в прогревшейся машине, Андрей подверился по времени и от души газанул. Жигуль вихляя жопой попрыгал по колее, пробивая мелкие заносы навылет. Через десять минут Андрей остановился на корне пирса. Аккуратно прикрыв дверку, он не спеша осмотрелся вокруг. Это был совершенно другой человек. Внимательный и спокойный взгляд не выдавал ни капли тревоги и беспокойства.

Перед глазами привычно раскинулась диорама ,,Битва за денежные знаки в условиях Полярной ночи, не взирая на погодные условия…,, Док уже погрузился по максимуму – объект с большой осадкой.. Открытой воды нигде не видно, в доке лёд сплошным торосистым полем. Посреди поля сиротливо торчал Повенец без огней. С морской стороны дока еле угадывались засыпанные снегом буксиры с лодкой. Стылый Космос попеременно с любопытной Луной разглядывали сквозь дырявые облака суетливые движения теплокровных муравьёв в круговерти бесконечного снежного заряда….
Поискав глазами в сугробе за пожарным щитом, Андрей носком ботинка отколупал приглянувшуюся водочную бутылку с ухватистым горлом. Тщательно примерившись, и разбежавшись для надёжности, Андрей метнул её гранатой в спину башни ближайшего крана. Просверкав пару секунд в лучах прожекторов, бутылка с грохотом разлетелась на сотни осколков. Кран вздрогнул и с зубовным скрежетом начал разворачиваться, стряхивая с себя снег. Из приоткрытого окна вместо приятно сисястого Ленкиного тела высунулся по пояс длинный корпус боцмана, залитый шилом ровно в рабочую норму:
- Опачки! Сколько Лен, сколько Зин! Это кто к нам пожаловал?! Стой там, никуда не уходи, я за люлькой сгоняю, Жак Ив в кустах недоделанный…
Андрей терпеливо дождался возвращения боцмана и аккуратно загрузил барахло в лихо прилетевшую из мрака люльку для продуктов. Загрузившись и основательно закрепившись, Андрей по разбойничьи свистнул сквозь плотно сжатые губы. Боцмана после казённого шила пёрло по взрослому и он острил в окошко почище любого Петросяна:
- Эй, на шлюпке! Покоритель глубин, мать твою! Не обделайся там случайно, мы в этой люльке продукты таскаем…
Люлька взлетела в темноту гагаринской ракетой, Андрей невольно сглотнул комок в горле и сжался. Сверху открывался нереально красивый вид на акваторию.. От дока на поверхности оставались только две узкие полоски башен, на морских оконечностях едва угадывающиеся по тусклым огням освещения. Сиротливый Повенец посреди ледяного поля, опутанный растяжками тросов, проецировал свои тени на девственно чистый снег засыпавший торосы, замысловатыми силуэтами. В струях непрекращающегося заряда смутной тенью угадывался силуэт огромного буксира, пробивающего лёд своей необъятной тушей. На главной башне дока отчётливо было видно группу встречающих, мельтешащих в поисках укрытия от ветра и люльки, споро летящей из темноты им на головы. Боцман не без шика притормозил стремительный полёт Андрея у самой палубы, снайперски попав люлькой на единственный свободный от людей и надстроек пятачок:
- Командир лайнера прощается с пассажирами! Чаевые в мелкую тару не наливать! Закуску можете оставить себе на хрен!!!

Андрей не успел расцепить замёрзшие пальцы, как с десяток рук потянули из люльки всё его барахло и чуть не его самого. Замёрзшие красные лица светились в темноте неподдельной, искренней радостью. Каждый хотел пожать руку и сказать от души пару матерных слов, выражая всеобщее настроение. Водолаза увидеть на доке в такую погоду никто не надеялся, руки Андрею жали с остервенением и от души. Сквозь спины работяг на ультразвуке пробивался в своей неизменной куртоёбочки на рыбьем смеху Славик:
- Пропустите строителя! Дрон!!! Как там твой коктейль назывался? Казбек что ли?!
Андрей зажал холодные пальцы Славика в своей горячей ладони и принялся втолковывать несмышлёнышу не спеша и обстоятельно, под гогот и ржание уже давно просвещённых:
- Узбек - это ты, Славик. А коктейль называется ЭВЕРЕСТ. Берешь банку водки и банку пива. Отхлёбываешь пиваса и тут же доливаешь водкой. И так до упора. Записывай, разьёба!
На Славика было страшно смотреть, лицо его изображало вселенскую скорбь:
- Точно блин…. Водку мы взяли, а пива не догадались..
Андрей жестом фокусника, под одобрительные крики работяг достал из необъятных карманов ватника банку Балтики. Испустив боевой вопль ирокеза, Славик высоко задирая ноги помчался обратно:
- Пропустите строителя! Дрон!!! Спасибаааа!!! 
Из хлопьев снега нарисовался боцман, энергично потирающий руки. Андрей прихватил его за локоток, прикрываясь его широким корпусом от любопытных глаз:
- Держи.
За пазухой боцмана мгновенно исчезла зелёная пластиковая полторашка. Боцман заговорщицким шёпотом уточнил:
- Не разбавленный? Дрон. Ты железяка.

Докмейстер с неизменным замом за плечом подошел последним. Пытаясь сохранять спокойствие и солидность, он без вступления перешел к сути:
- Андрей, ты сам всё видишь… Скажи честно – сработаешь? Без водолаза нам сегодня будет крышка. Я операцию отменю.
Андрей посмотрел докмейстеру в глаза и стараясь не сбиваться на пафосную патетику твёрдо доложил:
- Нахимыч. Сегодня конечно будет всё не так просто. Но вы ничего не бойтесь, ни в чём не сомневайтесь. Я отработаю.
Докмейстер не отпуская руку Андрея ещё раз что то провернул в своей голове. Так и не отпустив руку, Нахимыч выдохнул струйку пара пара в Полярную ночь: 
- Хорошо. Начинаем.

Сложив в чётко отработанном порядке снаряжение в предбаннике ЦПУ у тёплой батареи, Андрей застегнувшись на все пуговицы пошел на разведку. Доковые разбежались по местам у шпилей, боцман опять залез на кран. Все замерли в ожидании – в сумраке ночи глухо бухтели дизелями буксиры, заводя лодку носом в док. Ещё пролетая на люльке над всем этим священнодействием, Андрей подметил направление ветра и движение льда. Предстояло организовать себе вход в воду… С входом было неважно. Береговой конец башни не интересовал Андрея совсем. Если спускаться оттуда, то ходить слишком далеко, никакого воздуха не хватит. Поэтому Андрей сдёрнув лом с пожарного щита уверенно пошел на морской конец. На трапе, больше похожем на стандартный лестничный пролёт пятиэтажки было навалено по колено свежего снега. Но в самом низу пролёта масляно блестела чёрная вода. Скинув снег, Андрей ломом потыкал в ближайшие льдины. Лёд, добросовестно измельчённый буксирами ещё не прихватился в плотное поле. Это обнадёживало, что место для спусков просуществует до утра, ограждённое от крупных льдин вертикальными стойками пиллерсов..
Устроившись на драном диване в предбаннике спиной к батарее, Андрей зарылся в фуфайку и закрыл глаза в надежде если не поспать, то хотя бы провалиться в лёгкое забытьё. Из ЦПУ доносились отрывочные переговоры в эфире. Буксиры перегруппировались и уже заводили лодку носом в док. Вездесущий боцман подавал проводники на нос с разгона, пытаясь махом стрелы забросить трос на лодку против ветра. Как только завели на правый борт, боцман вприпрыжку побежал на второй кран, подавать трос на левый борт.. Нахимыч тщательно следил за всеми телодвижениями, не отпуская никаких реплик. Каждый знал свою роль на зубок. Как только лебёдки натянулись, лодка по сантиметру тронулась вперёд. По корме её придерживал один буксир, направляя по центру дока.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Но что то пошло не по плану.. Лодка нагребала впереди себя высокий вал битого льда и шла всё медленнее, пока совсем не застопорила ход. Докмейстер взял в руки рацию:
- Сто пятый, поработайте средним вперёд.
В глубине снежного заряда вспыхнул прожектор и сильнее задышал мощью дизель. Минут через десять ожила рация:
- ПД сорок два, я сто пятый, работаем средним вперёд, движения не наблюдаем.
Нахимыч задумчиво взъерошил свои усы:
- Cто пятый, отработайте кратковременно полным.
В глубине заряда глухо взревел дизель, невыносимо запахло дизельным выхлопом. Лодка стояла мёртво. 
Подстелив под ноги кусок пластика, Андрей принялся не спеша и обстоятельно натягивать толстое шерстяное бельё поверх тонкого, совершенно не обращая внимание на настороженные взгляды. Рация взорвалась паническими докладами с лодки:
- ПД сорок два, у нас нет движения!!!
Нахимыч повернулся к засыпанному снегом помощнику, лично проверявшему лебёдки. Володя обметая валенки от снега докладывал чётко: 
- Натяжка предельная. Движения нет. Судя по водолазной схеме, носовыми антеннами упёрлись в стапель. Мы пол метра примерно по глубине не добираем.
С лодки продолжали надрываться в эфир:
- ПД сорок два, у нас нет движения! Дайте команду отбой! Я буду докладывать оперативному о невозможности проведения операции по метеоусловиям!
Нахимыч задумчиво мял челюсть, внимательно разглядывая в приоткрытую дверь как Андрей сноровисто и по деловому просовывает ноги в штанины гидрокостюма. Экипаж лодки он понимал прекрасно. Сидеть без тепла и света в прочном корпусе все выходные безвылазно приятного мало. Но за срыв операции, спросят именно с него. Пока никаких непреодолимых препятствий к постановке не выявлено, необходимо действовать по плану.. Нажав на тангенту рации, Нахимыч совершенно спокойным голосом расставил все приоритеты:
- Сто пятый, стоп машина. До особого распоряжения ход не давать, будет работать водолаз. 
- Внимание на заказе. Вы вошли носовой оконечностью в док и находитесь под моим командованием. Доковая операция продолжается.
Немного помолчав, так же спокойно Нахимыч отдал приказание заму:
- Погружаемся на пятьдесят сантиметров Выдели водолазу двоих людей в помощь, донести груза и баллоны и найди Ладу Валентиновну.

Андрей ощущал, как ледяная вода обнимает ноги, поднимаясь всё выше. Перед тем, как включиться в воздух, Андрей обернулся на трапе:
- Нахимыч, скажи своим, что бы подводное освещение включили.
Докмейстер всё так же в пол голоса подал по рации команду в ЦПУ:
- Володя, включи освещение стапель палубы.
Не утерпев, спросил: 
- А что тебе даёт это освещение под водой? 
Андрей пожал плечами:
- Удобнее как то. Уютнее.
Под смех работяг Нахимыч качая головой и улыбаясь закончил:
- Да…. Разные у нас с тобой Андрей представления об уюте… Ну, с Богом!
Андрей поджал ноги и погрузился полностью. Закрыв глаза, он терпеливо слушал свои ощущения. Вода тщательно проверила все соединения, гермомолнию и заплатки на гидрокостюме. Ни где не забулькал выходящий воздух, нигде не обожгло холодом тело. Перевернувшись вниз головой, Андрей медленно, штопором пошел в глубину, придерживаясь рукой за перила трапа и высматривая воздушные пузырьки. Костюм, баллон и редуктор нигде не травил, предательская цепочка пузырьков не уходила вверх. Собравшись, Андрей мягко сделал первый вдох. Редуктор уже принял температуру воды и должен был по идее сработать безотказно. Щёлкнула мембрана и в лёгкие набился ледяной воздух без запаха и вкуса. Уже уверенно Андрей сделал пару гребков ластами в глубину и продулся лёгким глотательным движением. Звуки стали восприниматься громче и резче. Возле левого уха грохотал пузырями воздух из лёгочника, глухо долбил по голове дизель генератор дока, упруго бил ударной волной в диафрагму чудовищный дизель сто пятого.. Спустившись на стапель палубу, Андрей осматриваясь приблизился к лодке. Огромный ржавый корпус еле угадывался в зарослях водорослей, покрывавших борта толстым слоем. Морское лохматое чудовище, зависшее в подсвеченной изумрудной воде.. Экономя воздух и время, Андрей по обрезу стапель палубы зашел под киль лодки и двинулся в нос. Всей своей массой корабль почти физически давил всей массой на напряженные нервы. Под килем было совсем темно, только справа и слева невнятно пробивалась темно изумрудная подсветка. Андрей включил фонарик, зная чем это закончится.. Перед глазами на днище лодки разверзлись огромные пасть выреза под малыша, пугая свой темнотой и неизвестностью. Усилием воли пробежав глазами по выступающим частям, и убедившись, что всё проходит без касаний, Андрей двинулся дальше. Луч фонаря выхватил из сумрака ржавый набор стапеля. Между стапелем и лодкой просвечивал двухметровый зазор. Лодка ни во что не упиралась. Ни одна из многочисленных антенн не цепляла за стапель. Андрей встал ногами на подушку стапеля и подсвечивая фонариком вдоль киля, пристрелялся к зазору. Поднятый в вытянутой руке фонарик был как раз на уровне киля. Два тридцать. Спланировав вниз на стапель, Андрей двинулся к дальней башне, проверить внезапно сверкнувшую догадку. Там на срезе стапеля стоял ,,биотуалет из натурального бетона,, - объект постоянного использования и таких же постоянных шуточек ниже пояса... Обыкновенная бетонная ячейка из многоэтажного панельного дома, приспособленная под туалет типа МЭ и МЭ. Женщины туда не ходили, ибо выдувало из дырок там круглогодично и славно. Если доковские разгильдяи забыли его снять, то лодку вполне могла зацепиться за него. Добравшись до места постоянной дислокации ,,биотуалета из натурального бетона,, Андрей на месте его не застал. Немного подумав, Андрей помогая себе руками, без спешки направился к носу лодки. Собственно оставался один единственный вариант. Медленно поднимаясь по носу лодки вверх, Андрей почти сразу упёрся в лёд. Мельком глянув на глубиномер, Андрей мысленно присвистнул – четыре метра! Четыре метра льда лодка нагребла перед собой носом.. Неудивительно, что её в док никак не запихнуть! Осмотревшись по курсу лодки и убедившись, что дальше лёд становится тоньше и тоньше, Андрей двинулся обратно. Пузырей воздуха на поверхности от него не было, народ наверху наверное уже бидон икры наметал…

Выплюнув загубник из сведённых от холода губ Андрей сделал полный вдох, без экономичного просасывания. Горло перехватило дизельной вонью и снежной пылью. Перед глазами на трапе стояли довольно полные женские ноги в капроновых чёрных колготках и юбке слегка выше колен. Австрийские сапожки на высоком каблучке несказанно радовали глаз, но совершенно не соответствовали обстановке. Перебирая глазами по женской фигуре снизу вверх Андрей не дожидаясь завершения осмотра радостно заорал:
- Лада Валентиновна!!!
Только Лада могла на ночь глядя явиться на док вникать в проблемы постановки и принимать решения. Являясь начальником инженерного центра завода Лада была живой легендой. Не потому, что маляры – приколисты при написании названия ,,Паллада,, на ПД 45 начали с букв ЛАДА. А потому, что являясь просто женщиной с грустными глазами, Лада обладала светлой головой и отличной деловой хваткой. Еле дождавшись, когда с Андрея стащат груза и баллоны, едва приобняв его прямо в мокром комбезе, Лада сразу взяла быка за рога:
- Андрюх, лирика потом.. Почему лодка не идёт?
- Лада Валентиновна, в лёд упёрлась. По носу до четырёх метров толщиной льда нагрлицо перед лодкой. Вся эта куча в конце концов упирается в Повенец. Лёд сквозь док не проходит. Повенец как пробка.
Лада ещё осмысливала ответ, но уже задала следующий вопрос:
- Корпус нигде не цепляет за стапель? 
Андрей для пущей достоверности замотал головой как лошадь:
- Нет. Зазор между стапелем и лодкой порядка два метра тридцать сантиметров. Ни одна антенна не цепляет. 
Немного поколебавшись, Андрей всё же спросил, уловив запах недешевого алкоголя даже против ветра:
- Лада Валентиновна, сегодня то откуда вас сдёрнули?
- Андрюх, не поверишь – с банкета.. Мне медаль вручили! Распаковывайся, пойдём думать, что нам с этой красавицей делать…
Прихлёбывая тёплый чай из термоса, Андрей тёр уши в предбаннике ЦПУ. Спор вяло затухал в виду отсутствия даже не идей, а каких либо средств их реализации.. Полностью костюм он уже не снимал. Костюм отпотел, снять его было легко, надеть в разы сложнее. Сняв костюм по пояс и завязав рукава на пузе Андрей отирал спиной батарею, подвинув под ноги электрогрелку. Получалось неплохо, но беспокоило отсутствие радикального решения проблемы. Дождавшись паузы в дискуссии, Андрей подал голос:
- Нахимыч, а куда вы биотуалет то ваш из натурального бетона поставили?
Лада было хихикнула и открыла рот сострить, но Нахимыч насторожился:
- На плавпричал поставили, как обычно на доковой. А что?
Андрей не стал кружить вокруг да около:
- Ты ведь предлагал грузом лёд колоть? Вот тебе и груз. Краном то достать его можно?
Нахимыч переглянулся с Володей: 
- Ну ка боцмана на кран. Быстро. Интересно, сколько он весит…
Тут с ходу вписалась и Лада:
- Да у вас тут металлолома горы, догрузим если что! Кран семь тонн берёт. Гони боцмана!

Завывая электромоторами и постоянно матерясь в ночь голосом боцмана, кран сделал первый заброс подальше от лодки, где лёд был потоньше… Биотуалет встал на лёд слегка накренившись. Лада сжала кулачки, Нахимыч не выдыхал воздуха вообще. Весь док замер, слышно было только завывание ветра в леерах. Откуда то издалека послышалось витиеватое душеизвержение про махровую тётю, которая ходит постоянно к разным дядям.. Нахимыч наконец то выдохнул, а Лада развела руками задумчиво: 
- Нууууууу……
Биотуалет накренился ещё немного и с шорохом ушел под лёд.. Боцман прокомментировал всё это с такой энергетикой, что прожектора на кране вспыхнули в ночи ядерными вспышками. Биотуалет взвился в снежную круговерть и смачно плюхнулся обратно. Лёд податливо расступился под напором бетонной коробки. Боцман повернул башню немного правее и решительно дёрнул биотуалет вверх. Лёд приподнялся над водой большим пластом и рассыпался оседая в воду уже крошевом. Народ оживился, Нахимыч прокомментировал в рацию:
- Боцман, снизу колоть эффективнее. Ближе к лодке окалывай.
Боцмана учить было не надо, минут через сорок промывки биотуалета натянутые троса провисли – лодка двинулась вперёд. Доковские разбежались по местам, подбирая слабину и протягивая заваленное снегом безмолвное чудовище всё дальше и дальше. Работа спорилась, в ЦПУ уже оживлённо болтали на отвлечённые темы. Наблюдая за продвижением лодки Андрей не спеша принялся собираться. Редуктор с лёгочником уже высохли на батарее. Промывать их пресной водой после спуска Андрей не стал умышленно. Пресную воду прихватывает уже при ноле, а солёная в Баренцевом море замерзает при собственной температуре минус четыре. Наблюдая кристаллы льда в поверхностном слое воды, Андрей отдавал себе отчёт, что вода минус два – точно, а может и минус три.. Предстояло проверить, как лодка зашла на стапель. Обычно положение корабля в доке проверяют по вискам. Это обыкновенные отвесы, вывешенные на тросах поперёк дока и выверенные ещё при наборе стапеля. При постановке корабля они должны указывать в точно рассчитанную инженерами ещё при постройке точку на палубе корабля. Только тогда будет прилегание обводов судна к стапелю. Если прилегания нет, корабль будет деформирован под своей же собственной массой. Ещё хуже, если корабль стоит не по оси стапеля.. Будет крен. В самом худшем случае судно может упасть со стапеля на борт. Прецедент в Полярном как то уже был.. Но там была дизелюха. Уронить атомоход - это ЧП с непредсказуемыми последствиями..

Спускаться по трапу было уже зябко.. Не растягивая удовольствия, Андрей большим шагом шагнул в ледяное крошево, прижав рукой к лицу маску. Вода привычно обняла и тщательно проверила, не появилось ли какой ни будь новой возможности проникнуть в гидрокостюм. План самого осмотра Андрей набросал в голове ещё наверху. План был предельно прост и стопроцентно выполним – пройти к морскому срезу дока, на килевую дорожку и для начала посмотреть на лодку с кормы, потом пройти по всему набору ниже подушек, определиться, на снесли ли чего ни будь ненароком, пока протаскивали… 
Выйдя на срез дока, Андрей непроизвольно заглянул в темень бездны.. Всматриваться туда было смертельно опасно – бездна тянет к себе.. Но парить над ней в толще подсвеченной воды без страховки, в полном одиночестве, было неизъяснимым удовольствием… Андрей не смог удержаться и целую минуту распластавшись в слое воды, висел над бездонным мраком, щекоча свои нервы и дразня глубину..  
Звук работающего недалеко дизеля буксира вернул Андрея к реальности. Собравшись, он двинулся к корме лодки, еле угадывающейся смутным пятном в доке. Стапель палуба, ржавая и покрытая мелким мусором с огарками электродов показалась заплёванным асфальтом возле общественного туалета.. Двигаясь осторожно и постоянно осматриваясь, Андрей приглядывался к вертикальному оперению лодки всё внимательнее – лодка сильно завалена вправо.. Став на колени прямо по центру набора, Андрей прикинул на глаз – метра не будет, сантиметров девяносто. Не полагаясь на свой глаз, сделав небольшой круг, Андрей подобрал на палубе брошенный работягами кусок проволоки и зашел под перо руля второй раз. Растянув и выправив проволоку, максимально точно вымерил расстояние. Куском подобранного с палубы металла обрубил проволоку на уголке набора в размер и смотав спрятал в карман комбеза. Немного подумав, взял оставшуюся проволоку и двинулся перебирая руками по палубе под набор лодки, в полутораметровую щель. Не спеша продвигаясь вперёд, в мутном ржавом сумраке под корпусом лодки Андрей считал подушки и осматривал их состояние, пытаясь запомнить всё максимально точно. Добравшись почти до носовой оконечности лодки, Андрей сделал два круга вокруг самой выступающей гидроантенны в изящно выполненном обтекателе. Антенна стояла точно посередине корпуса и служила отличным ориентиром для измерений. Отловить погрешности на округлом носу лодки было в разы труднее и Андрей максимально тщательно измерил отклонение именно здесь, понимая, что на носу ошибиться проще. Спускаться лишний раз под лодку категорически не хотелось.. Убедившись, что все подушки на своих местах, Андрей двинулся обратно, на доклад, плавно уменьшая глубину и не экономя воздух. Баллон заканчивался и его надо было менять…

Андрей обнимал батарею обоими руками, почти как женщину. Пережатые манжетами руки отходили плохо. Носоглотка понемногу отекала, текли сопли. Это напрягало. Водолаз до тех пор водолаз, пока может продуться. Если водолаз не может уравнять давление в ушах с внешним, порвёт барабанные перепонки.. Ступни ног еле воспринимали тепло от грелки. Постоянно хотелось до ветру по маленькому. Андрей прислушиваясь к своим ощущениям старался не потерять суть событий в ЦПУ. С ощущениями всё было просто, первая степень гипотермии. Первый баллон – первая степень. Второй баллон – наверное вторая степень.. С событиями хуже. Лодка еле подвинулась носом и совсем не шла кормой. Боцман молча сопя побежал на кран, полоскать биотуалет…
Лада настояла, что бы экипаж лодки расчистил метки для висков. Ясности это не внесло, хотя и смуты тоже. Оставаясь в непонятках, Нахимыч принял решение всплывать до касания и отпустил буксиры. Пользуясь часовой передышкой, засунув руки в подмышки, Андрей сумел покемарить на уже ставшей почти родной батарее. Экипаж дока поужинал сам и передал краном горячую еду на лодку. Андрей ощущая, что конец работы уже вполне реально просматривается, сквозь дремоту ощущал какое то смутное беспокойство, лёгкую тревогу, тенью мелькающую в глубине сознанья.. Предчувствий на сегодня хватало с избытком и Андрей вполне сознательно отмахнулся от новых ощущений. Судя по докладам на ЦПУ скоро предстояло спускаться опять и Андрей стряхнув невесомую дремоту принялся аккуратно натягивать на голову уже мокрый изнутри гидрокостюм..
Вода привычно сжала тело и требовательно рвалась внутрь гидрокостюма. Андрей стравил воздух и аккуратно продувая сопли в носоглотке спустился на стапель палубу вниз ногами. Решил ничего не менять в планах, начать всё так же с кормы. У пера руля затеплилась надежа, что нырялки наконец то закончились – перо руля стояло строго по центру набора. Передвигаясь к носу Андрей заставлял усилием воли себя вертеть головой и хоть что то запоминать. Получалось плохо, в голове ничего не работало, только сопли громко перетекали из пазухи в пазуху при очередной попытке выровнять давление.. Добравшись до носовой оконечности лодки, Андрей облегчённо вздохнул – лодка стояла абсолютно ровно, на всех подушках. Если и были какие то погрешности, то выловить их на глаз Андрей не мог. Допуск при постановке корабля в док составлял пятьдесят миллиметров… Проверив давление, Андрей непонимающе изумился, а зачем ещё то пол баллона воздуха? Блин. Повенец…. Вот про что в голове свербило. Подняв ластами ржавую пыль со стапель палубы, Андрей двинулся обратно, пытаясь экономить воздух и на ходу прикидывая, во что может вылиться для него осмотр Повенца…

В ЦПУ разгорелась нешуточная перепалка.. Нахимыч твёрдо стоял на своём – Повенец не президентская яхта, можно аккуратно всплывать, ничего с ним не случится. Троса никто не трогал, он стоит на месте, где всплыл, там и остался. Лада была более аргументирована:
- Нахимыч, там весь кап срезан, дизеля выгружены. Это не корпус, а скорлупа, в нём никакой жесткости нет. Если его льдом сдвинуло с набора?, Корпус поведёт к чёртовой матери.. Что потом прикажешь с ним делать? Утилизировать вместе с лодкой? 
Высокие стороны выговорились и на секунду замолкли. Решение было за докмейстером, он тут отвечал за всё. Нахимыч выразительно посмотрел на Андрея. Спрашивать и просить второй раз за ночь он не решался. Рычаги на себя взяла Лада:
- Андрюш, ты как? Сработаешь?
Понимая, что работать придётся почти сразу, Андрей даже не расстёгивал комбез. Так было немного теплее. Сообразив, что обращаются именно к нему, Андрей кивнул головой без всяких эмоций:
- Да. Конечно.

Вода яростно билась в истерике, пытаясь пробиться в комбез. Холод ломал стальными объятьями и так уже онемевшее тело. Ноги замёрзли так, что Андрей их уже не чувствовал.. Пальцам рук было немного теплее, Андрей вылил в перчатки, перед тем как одевать, остатки тёплого чая. Спустившись вдоль стенки на стапель палубу, застывающим мозгом Андрей пытался решить для себя дилемму – быстро идти и хоть немного согреться, или медленно красться и экономить воздух. Запасного баллона больше не было. И в этом баллоне была ровно половина воздуха. Идти предстояло через весь док, метров сто двадцать. Да там ещё намного под набором пройтись. И обратно. На вскидку – хватало только экономичным ходом.. Летом бы такой проблемы и не возникло, до буксира можно верхом дойти на спине, дыша атмосферным воздухом, а уж там спуститься. Или боцман в люльке забросил бы.. А сейчас над головой лёд. Всплывать некуда. Андрей не поднимал голову умышленно, что бы не смотреть на лёд снизу и не давать пищу своим страхам. Что на него смотреть, лёд как лёд.. Но подвсплыл до двух метров, так экономнее расходовался воздух, да и обходить щедро разбросанные по доку массивные конструкции и леса не приходилось. Понемногу растаял во мгле слева силуэт лодки, впереди начал смутно угадываться яйцеобразный силуэт Повенца. У самой кормы Андрей опустился по центру набора на стапель палубу, перевести дыхание и осмотреться. Корма Повенца, лишенная винтов и рулей отлично просматривалась по килевой дорожке. Буксир ещё не сел на набор, но бортами уже касался поддерживающих бортовых подушек. Бортовые подушки его и центровали.. Осталось убедиться, что нос тоже стоит по центру. Остановка у кормы тут же дала себя знать, остывшее тело не слушалось, ноги еле шевелились. Андрей принялся грести руками в бесплодной попытке хоть немного разогнать кровь и согреться.. Глубоко в груди сердце, немея от недостатка кислорода пыталось протолкнуть холодную кровь в артерии. Впереди уже просматривался форштевень буксира. Не полагаясь на затуманенное зрение, Андрей пощупал подушку и форштевень руками. Всё. По центру. Понимая, что сил и тепла не осталось совсем, Андрей не стал обходить буксир по кругу, чуть подвсплыл и сразу направился обратно, держа в левой руке манометр воздуха и пытаясь контролировать расход. Ноги немели всё выше и выше. В голове почти не уловимо зазвучали заунывные женские голоса. Горизонт смазался и начал крениться.. Что бы не завалиться на бок, Андрей стравил воздух из комбеза и плавно опустился плашмя на палубу, подняв вокруг себя облако ржавчины. Раскинув руки, Андрей рассматривал трещины и вмятины на палубе. Лёгочник дал воздух с ледяной пылью. Всё правильно, слишком долго сюда шел.. Водолаз выдыхает тёплый воздух. Тёплый и влажный. В лёгочнике он конденсируется на холодных стенках. Конденсат пресный. А пресная вода замерзает при ноле..

Всё. Паники никакой не было. Андрей закрыл глаза, понимая, что сейчас должно случится. Где то в стороне, своим чередом текли всё те же отстранённые мысли.. Надо глубоко вдохнуть, пока лёгочник не отказал. Вынуть его изо рта. Он заполнится солёной водой. Солёная вода замерзает при минус четырёх. Засунуть загубник в рот и продуть.
Перед стеклом маски медленно проплыли словно чужие руки. С усилием вынули из замёрзшего рта загубник. В абсолютной тишине гулко сжалось сердце. Руки никак не могли попасть загубником обратно в рот и Андрей помог им, надевшись головой на загубник сам. Зубы ломануло нестерпимым холодом, Андрей непроизвольно замычал и выдохнул. Лёгочник привычно щёлкнул мембраной и выпустил всю воду с воздухом. Деваться было некуда и Андрей обречённо ВДОХНУЛ. Лёгочник невозмутимо щёлкнув мембраной дал воздух. Сухой. Без ледяной пыли. Андрей приподнявшись на локте пошарил негнущимися руками на поясе и нашел конец грузового ремня. Убедившись по цвету, что это именно он, Андрей осторожно чуть приослабил его на одно отверстие. Терять груза сейчас никак нельзя. Понесёт наверх, с такими соплями не продуться, перепонки порвёт на раз. Дышать стало немного легче. Всё правильно. Отёк. А ремень на старую дырочку застёгнут. Вот и нет дыхалки. Вдохнув ещё пару раз и поймав болтающийся на шланге манометр воздуха, Андрей цепляясь негнущимися пальцами как крючками за круглые шпигаты в палубе двинулся к трапу, пытаясь помогать себе ластами…

Подымаясь на трап, Андрей в просветы между льдинами сквозь воду увидел суетящихся людей с лопатами и ломами, чьи то ноги в резиновых сапогах на ступенях и даже мокасины Славика, расталкивающие льдины.
На воздухе Андрею резанул слух истеричный крик Лады:
- ВЫНЬТЕ ЕГО ИЗ ВОДЫ БЛ*ДЬ!!! А ТО У МЕНЯ СЕЙЧАС ВОДЫ ОТОЙДУТ!!!
Стать ногами на трап не дали, за руки за ноги затащили по пролёту на верхнюю площадку. Твёрдо став на ноги в сугроб снега Андрей счастливо улыбался замёрзшим в кусок мяса лицом:
- Нахимыч, всплывай, стоит по центру.

Упаковав всё своё оборудование, на негнущихся ногах Андрей нашел тело боцмана в каюте и проклацал ему зубами просьбу:
- Командир, п-подбрось на берег, д-два счётчика…
Не напрягаясь выйдя из астрала, боцман мухой заскочил в валенки и вцепился в ледяную руку Андрея своими заскорузлыми тисками: 
- Дрон, для тебя ща нарисуем. Отдельной строкой тебе говорю – УВАЖАЮ.
Андрей решительно пресёк лобзания:
- В г-гланды целоваться не будем - п-палево. Погнали.

Бегая по плавухе, разнося снаряжение Андрей понемногу согревался. Кожа на лице горела огнём, ноги покалывало и прихватывало судорогой. Пальцы еле разгибались. Выхлебав два литра Валеркиного чаю и рассказав в подробностях всю опупею, Андрей решил немного борзануть и рвануть в посёлок на хозяйских Жигулях. Утомлённый беспросветной жизнью Жигуль умер молча, так и не разу не чихнув.. Не поленившись замерить уровень бензина палочкой, Андрей искренне удивился – как можно так точно рассчитать количество бензина?! Закрыв чудо отечественного автопрома от греха подальше и отдав вахте ключи, Андрей двинулся пешком против ветра..
Часы на заводской проходной показывали четыре часа утра. На заводской автобус ночью надеяться не приходилось и Андрей поднялся на трассу в попытке поймать попутку. Оглядев пустую дорогу, засыпанную снегом по щиколотку и побурчав для успокоения души, Андрей отправился в посёлок пешком. Ноги не слушались и никак не получалось набрать хороший темп. Андрея шатало как пьяного, пара попуток старательно объехала его по встречке, с запасом. У Гаджиевской развилки кровь начала бегать по организму веселее, запустилось сердце. Внутри груди затеплилась искра.. На подъёме у автопарка Андрей почувствовал, что потеет. Минуя поворот домой, Андрей прямым ходом направился в ночник, ещё немного сомневаясь, чего и сколько брать. 
Растолкав алкашей у прилавка, Андрей широко улыбнулся своей красной мордой симпатичной продавщице: 
- Мариша, дай пожалуйста два Арсенальных по два литра..
Марина подперев снизу свой натуральный третий размер по кошачьи промурлыкала, совершенно не стесняясь алкашей:
- Андрюша, давай лучше литр беленькой. Я подменюсь, отдохнём вдвоём..
Даже не морщив ум, Андрей прекрасно понимал, в какой момент прелюдии его срубит, и с явным сожалением протабанил:
- Мариша, давай сегодня отложим твой сценарий.. Буду должен.
Нисколько не обидевшись, Марина погрозила в след хорошо ухоженным пальчиком:
- Я записала! Проценты уже идут!
Сполоснувшись и перекусив, Андрей устроился под одеялом, потягивая пивас и перещёлкивая каналы телевизора. Пиво не брало и спать не хотелось. По телу бродили остатки адреналина, горячие и холодные струи крови вперемешку. Хотелось чего то покрепче, но Андрей побаивался. При переохлаждении газообмен протекает медленнее и в крови может остаться излишек растворённого кислорода. Если кровь резко разжижить крепким алкоголем и теплом, газовыделение в крови может стать неуправляемым, а это кессонная болезнь. Сегодня было четыре спуска. Хронометраж никто не вёл, режим выхода никто не считал. Работа вся была на бездекомпрессионном пределе, риск минимален, но.. Опытный водолаз перестрах*ется и будет заливать шары постепенно, не торопясь и слабым алкоголем. 
За просмотром очередной героической ленты про Рембо – Шесть вёдер первой крови, сознание Андрея постепенно туманилось, глаза набивались песком и медленно закрывались..  

Когда в голове погас последний нейрон и веки сомкнулись, переливаясь изумрудной подсветкой внезапно в глаза хлынули тонны кристально чистой, ледяной воды.. Андрей рефлекторно всосав порцию воздуха в лёгкие, загребая руками и отталкиваясь ногами от дивана перескочил с размаху изголовье, пролетел полтора метра по воздуху и уже на излёте судорожно загребая руками воздух, треснулся головой о радиатор батареи…

В комнате мерно тикали часы. Не выключенный телевизор бухтел что то о надоях Вологодских доярок. Прижавшись к горячей батарее спиной, на полу, зажав рассечённый затылок ладонями сидел рыдая взахлёб как ребёнок, взрослый сильный мужик. С широко открытыми глазами.

КОНЕЦ.

г Снежногорск 2018г.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Андрей Снежногорец.

 

Необыкновенные приключения Космонавта, Водолаза и Пупсика...


- Ну, давай..
Космонавт пошарил своими заскорузлыми ручищами подмышкой и достал крохотный аккумулятор. Став на колени над расстеленной тряпицей, с повышенной аккуратностью собрал хрупкие детальки телефона. Мизинцем осторожно нажал на кнопочку.
- Ну?!
Космонавт вздрогнул от резкого окрика:
- Да не ори ты… Одно деление есть…
Водолаз отскочил в сторону, открывая список телефонных номеров, аккуратно написанных палочкой на белоснежном снегу.
Четыре глаза впились в ослепляющую плоскость. Выбор был совсем не велик. Напротив уже обзвоненных абонентов были аккуратно разложены круглые камешки..
- Бардаку звонить бестолку, у него сегодня днюха – упредил Водолаз. Он ещё в четверг начал…
- Да знаю я… А кому звонить то тогда, уже всех кого знаю обзвонил.. Остался Беспалевный и Кронштейн. Беспалевный нас не вытянет на своей тридцатке, а Кронштейн в такую погоду вообще никуда не пойдёт, зассыт..
- Да звони хоть Беспалевному, может сам и не пойдёт, так хоть шум поднимет. Не замерзать же нам здесь..
Телефон моргнул на прощание экранчиком – их бин замёрз - и отключился… Космонавт уже было размахнулся запустить его в камень, но Водолаз перехватил занесённую руку и вырвал телефон. Запихивая бесполезный кусок пластмассы за пазуху, Водолаз подбил бабки:
- Может оттает ещё… Пошли камни грузить, может хоть согреемся…

Пупсик восседал на баллоне гоголем. Распахнутый поплавок демонстрировал не только мужество и безразличие к буйству стихии, но и волосатую грудь. Пупсик отходил в моря двенадцать лет. Его никогда и не чем не укачивало. К Космонавту с Водолазом он относился снисходительно и ни во что не ставил:
- Космонавт, мать твою! Прибери газульку, не видишь, я выпить нормально не могу, больше проливаю..
Пупсик прихватил с собой в море полтораху спирта, разбавленного черничным вареньем и регулярно к ней прикладывался, не забывая время от времени давать рулевому ЦУ.
Всё бы это наверное так и проканало с переменным успехом, если бы зоркий Пупсик в мешанине волн не разглядел самодельный буёк:
- Космонавт, ну ка тормозни… Кажется у нас на 8 марта ещё и краб будет..
Зацепив буёк и подложив на борт кусок пластиката все трое дружно впряглись в подъём. Порядок шел очень тяжело, выбирали помалу, используя подъём наката. Пупсик бесстрашно перегибался через борт и орал выпучив свои перископы:
- Да тут под сотню! Один крупняк на!!! 
Ловушку с предосторожностями, аккуратно завалили в лодку. Пупсик по хозяйски вымётывал в лодку краба покрупнее. Опустошив ловушку наполовину, Пупсик разогнувшись оторвал её от надувной палубы и принял на волосатую грудь:
- Гуляем на! ПОПЁРЛО!!!
Водолаз и моргнуть не успел, как Пупсик на волне спиной вперёд кувыркнулся за борт. Ловушка полетела туда же, накрыв Пупсика сверху…
Давя и расшвыривая краба ногами, Водолаз и Космонавт кинулись к фалу, змеюкой ускользающему за борт.. Срывая руки в кровь, до хруста в позвоночнике дёрнули ловушку обратно. Пупсик болтался под ловушкой уцепившись синими руками за зелёную дель, потрясая Кильдинский плёс дикими криками ирокеза: 
- Бля! Бляяя! БЛЯЯЯЯЯ!!!!!

Затащив Пупсика в лодку, Космонавт и Водолаз орудовали чётко и синхронно. Водолаз лил из термоса на руки Пупсика горячий кофе небольшими порциями, Космонавт аккуратно дёргал из сведённых рук ловушку.. Через минут десять максимум, голой жопой на крабах в лодке сидел абсолютно голый и синий Пупсик. Выматерившись сколь виртуозно, столь и витиевато, Водолаз принялся раздеваться первым. Мёрзнуть он категорически не любил.. Через минуту матерно зашипел и стягивающий с себя тёплое бельё Космонавт. Пупсика обрядили в два комплекта толстого флиса с барского плеча и толстые, новые шерстяные носки поверх толстых ХэБэшных. Сверху белья запеленали в солдатское одеяло, которым Космонавт укрывает мотор на стоянке. Засунув тело Пупсика в старый промасленный рокон, на ноги одели его же сапоги, вынув мокрые вкладыши и тщательно слив воду. На голову Пупсика Водолаз напялил запасную вязаную феску.. Растираться спиртом Пупсик категорически отбился и принял грамм сто за раз внутрь. На десерт Космонавт выдернул из норм снабжения новый кусок брезента и тщательно накрыл Пупсика с головой:
- Приберёмся, ловушку за борт и валим домой быстро, пока Пупсик не окочурился..

Ротан бодро бежал против ветра, вспарывая встречную волну и заливая всех в лодке ледяными брызгами. Пупсик, немного придя в себя и согревшись, прямо в брезенте завалился на палубу, свернувшись калачиком. Ему от ветра доставалось меньше всех. Практически голые в одних поплавках и тонком термобелье Водолаз и Космонавт мёрзли на ветру ка шнурки на лыжных ботинках.. Космонавт потыкал ногой в Пупсика и подвернул левее:
- В Половую щель зайдём, Пупсика проверим и сами погреемся, там точно ветра нет.. 
Намочив немного ветоши бензином и получив небольшой костерок, Водолазу удалось вскипятить в большой кружке немного чаю, напоить Пупсика и согреть Космонавта. 
На бодряках кинувшись к узкому выходу из каменного мешка губы, Космонавт заметно приуныл.. Сменившийся на Северо Восток ветер нагнал непонятно откуда поле битого льда, в узкости на отливе накат раскатывало метра под три, украшая вал воды красивой пенной шапкой.. Ротан распихивая лёд на малом газу не смог набрать скорости и вышел на волну с коброй, Пупсика стащило в корму по скользкому кокпиту и он добавил 120 кг своей массы к сотне уже скатившихся туда крабов.. Встречным шквалистым ветром дунуло под туннель и Ротан взмыл в зенит вообще вертикально.. Водолаз кинулся через Пупсика в нос, пытаясь зацепиться за носовой фал и массой тела придавить носовую оконечность. Космонавт на пятке рывком развернул лодку уже на гребне волны, в полёте. Приземлившись с ударом об воду, выпучив глаза все судорожно осмотрелись.. В воде плавали вещи, крабы и бензобак, выпавший из лодки. С моря катил очередной вал… Подобрав всё что можно с воды и выловив за шланг бензобак, отошли опять в глубь губы куда накат не доставал. Немного успокоившись и закрепив вещи как следует, посовещались:
- Ну что? Попробуем ещё раз?

Пупсик глотнул спирта и поплотнее закутался в брезент. Водолаз тщательно застегнулся на все застёжки и полез на самый нос через Пупсика…
Хонда чихнула раз – другой и умерла… Пока Пупсик допивал спирт, Космонавт с Водолазом легко поставили диагноз – в бензобак попала забортная вода и замёрзла в топливной системе..
Космонавт вытащил из глубин поплавка тщательно упакованный и заряженный мобильник и принялся методично обзванивать всех мало мальски знакомых с лодками, устроившись на ближайшей скале. Водолаз поддерживал крошечными порциями бензина тлеющий костерок, не забывая переворачивать возле него Пупсика и отливать мотор подогретой в кружке водой. Ближе к вечеру телефон замёрз на морозе, но почихав выхлопом с ручного стартера, подтраивая ожила Хонда…
Волна и ветер вроде стали тише. Но в костре сгорела почти половина бензина. Даже на глаз было видно, что еле хватит на переход через Кольский залив. Тогда то Водолаз и поумничал:
- Давай балласт в нос положим из камней? И я ещё сверху сяду..

Космонавт разглядывая кучу идеально отполированных водой камней уложенных в лодку, засомневался:
- Может хватит? Тут уже килограмм триста… Нос совсем просел, мотор воздух будет прохватывать..
Водолаз полюбовался со стороны и кивнул утвердительно:
- Точно. Ещё и Пупсика надо учитывать..

Космонавт приподнял голову и принюхался к ветру. Водолазу тоже померещилось:
- Духами что ли пахнет?
Ветром принесло не только запах духов, но и удары мощного корпуса об стылые волны. Заложив красивый вираж и оседая в изумрудное ледяное крошево, в губу влетел новенький шестиметровый Бур, завывая на корме двухсотым мотором. Космонавт с Водолазом синхронно подпрыгнули на скользких камнях:
- БАРДАК!!!! 
Бардак аккуратно приткнулся к берегу носом и заглушил мотор:
- А я смотрю тут у вас весело! 
Из за Бардака несмело выглянули две мартышки с размазанной по лицам тушью и бутылкой шампанского в изящно замёрзших лапках:
- Здравствуйте мальчики! У вас тут действительно потрясающе весело!
Бардак зорко осматривал берег и не давая опомниться проводил допрос, ткнув для начала скрюченным пальцем в Пупсика:
- Это чё, вы тюленя что ли из сетки достали? Краба опять из моих порядков натрусили, а, Космонавт? Камней набрали полтонны на хрена? Красивые…..
Космонавт даже обиделся:
- Какой такой тюлень – олень? Это Пупсик. Он за борт упал. А краба мы у Полярнинских дёрнули.. Наверное… 
Бардак не получил ответа про тщательно отобранные камни и напрягся. Природная смётка Бардака подсказывала, что просто так никто красивые камни отбирать в море с риском для жизни не будет, наверняка есть какой то интерес:
- Вы там что, дачу что ли собрались строить?
Космонавту выглядеть идиотом как то не хотелось, но и придумать добротную версию экспромтом не получилось:
- Да тут есть одна тема.. Думаем замутить попробовать…
Бардак не сразу отступил, соображая когда будет удобнее выпотрошить обоих:
- Ладно…. Позже перетрём подробно… Давайте грузитесь! Пупсика бля по горячке не забудьте.. Там уже весь посёлок на ушах стоит, меня из кабака на руках вынесли…


Бардак вливал в Космонавта уже вторую бутылку водки. Водолаз жрал закуску как саранча и отмораживался на глушняк. Космонавт почти уже без сознания, пытаясь закончить эти пытки раскололся:
- Да мы камней для балласта набрали, что бы через накат перескочить…. Ик….
Бардак мысленно провернул в голове вес троих в лодке, шмурдяк и краба. Если пасьянс как то и складывался, было совершенно не понятно, зачем для балласта выбирать КРАСИВЫЕ камни?! Этого Бардак уложить в своей голове не мог и выводы сделал свои, удвоив усилия:
- Оленька, звезда моя! А принеси ка нам пожалуйста коньячку..

Вьюжный 2004 г.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Спасибо, Лёша! Поржал от души!

3 часа назад, larosh сказал:

Андрей Снежногорец.

 

Необыкновенные приключения Космонавта, Водолаза и Пупсика...

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
14 часов назад, блеснюк сказал:

Спасибо, Лёша! Поржал от души!

 

Сегодня продолжу. Больно зацепили меня рассказы Андрея, хотя и не писатель казалось бы, и рассказы нигде не публиковались, вот один раз прочитал и зацепило.

теперь два любимых автора в современности, один Дима Новиков - который писатель, второй Андрей Снежногорец( псевдоним) - который нет.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Андрей Снежногорец

 

МЕНТЫ ПОГАНЫЕ...

- Смотри – лось!
- ДВА!!! Там их два!!!
Серёга мгновенно выключил дальний свет и заглушил движок. Машина зашуршала колёсами, выкатываясь по инерции на встречку, с расчётом не спугнуть сильно зверя – проехали и проехали, мало ли тут ездят.. Зима выдалась холодная и снежная, лоси частенько выходили ночью на дороги, для быстрого перемещения по лесу. В салоне яростно полыхали молнии глаз и громы приказов, все орали шепотом друг на друга, пытаясь сгоношить на коленке план дальнейших действий. Молча орудовал только один Андрей. Бесцеремонно отшвырнув Шпака к правой двери, перегнувшись в багажник, он судорожно рвал из своего Ермака ружьё – дело шло на секунды.. Шпак пытался подсвечивать зажигалкой, но Андрей уже собрал стволы и воткнул в казённик два патрона. Приоткрыв дверцу, Андрей защёлкнул ружьё и высунув стволы наружу, двинул предохранитель вперёд:
- Готов! Шпак, держи меня за холку!
Шпак вцепился в капюшон Андрея карельским энцефалитным клещом:
- Дрон, один раз стреляй! Попалят на хрен – только только турбазу какую то проехали!
Шпак был прав, как правое яйцо или даже ещё немного правее… Выстрел в лесу слышно за пару километров, а в такую морозную ночь, наверное и за все пять. Но по одному выстрелу не определить, где стреляли.. Человек насторожится и начнёт вертеть ушами во все стороны. И если будет второй – то станет понятно, откуда идёт звук. Но как вальнуть лося с одного выстрела? Это нужно попасть в убойное место.. А как тут попадёшь, когда машина трясётся, руки трясутся и в темноте не видно куда стрелять???
Серёга уже развернул УАЗ и подкатывал на нейтралке к дыре в сугробе, куда ушли лоси:
- Давай!
Андрей высунулся из дверцы, левой ногой уперевшись в ступеньку, а правой зацепившись за ноги Шпака. Ярко освещённые новогодней луной, в придорожной яме доверху набитой пухляком, сквозь кустарник прорисовались две огромные чёрные туши, метров десять не дальше..
Вскинувшись, Андрей повёл стволами прицеливаясь..
УАЗ взорвался истеричным криком всех троих:
- МАЛЕНЬКОГО МОЧИ, НЕ ВЫВЕЗЕМ БОЛЬШОГО!!!
Поведя стволами чуть левее, Андрей выцелил грудь туши поменьше. В затылок с такой тряской не попасть.. А в груди лёгкие, сердце, лопатка, шанс хороший.. Если не ляжет сразу и добирать придётся в таком снегу – жопа будет полная.
Плавно выбрав свободный ход, Андрей нажал на спуск. Ружьё глухо тукнуло выстрелом в огромный сугроб. Искрами светлячков разлетелись несгоревшие частички пороха, повалились срезанные пулей ветки кустов. С хрустом снега и треском веток в сугроб впечаталась лосиная туша..
УАЗ всё так же хором выдохнул в три глотки:
- ПОПАЛ….

Демид добавил газу, Шпак втянул Андрея в машину. Серёга подтыкая третью передачу деловито осведомился:
- Ну? Что делать будем?
Переполненный адреналином Андрей в прениях не участвовал. Сашка взял рычаги на себя:
- Рыбалка я так думаю накрывается… Надо тушу на части разделять и домой валить.
Шпак заныл как как собака на привязи:
- Бля, я неделю к рыбалке готовился! Осталось то всего ничего ехать, хоть поставушек на налима поставить бы! 
Серёга пыхтел беломором как паровоз и соглашался с Сашкой:
- И чё?! Лось тут у турбазы лежать будет? Собаки расчухают утром и сторож нас сдаст как стеклотару. Надо грузить и валить домой. Мухой! Надо сейчас до турбазы проскочить, пробить что там творится..
УАЗ через метров пятьсот на Север проехал мимо отворотку на турбазу. В наличии были решительно все аксессуары – аншлаг с якорьком, занудно вырезанные из жести буквы и освещение у запертых ворот. Проскочив метров пятьдесят, прошаренный Серёга притормозил:
- Типа отлить… Заодно покурим и перетрём…
Не спеша вся банда высыпала на скрипящий под ногами снег. Добросовестно просверлив весь сугроб желтыми отверстиями, народ задумчиво задымил кто во что горазд. В гробовой тишине вымороженного новогоднего леса не слышно было ни одного звука. Серёга уверенно подбил бабки:
- Тихо как в гробу… Все спят. Надо тушу разделывать и валить.
Сашка высосав беломорину за три затяжки тут же отморозился, предупреждая наезды:
- Я не пойду, я мент. Если поймают, меня уволят. 
Серёга нахально дымя сигаретой в звёздное небо, развёл руками:
- Я водитель, на меня не смотрите! 
Шпак заскрипел, как несмазанная дверь:
- Понятно бля. Как лосятину жрать, так все будут. А как работать, так Шпак с Дроном.. Можно подумать, что я не мент и меня бля не уволят…. 
По совести, других вариантов и не предполагалось. Серёга с Сашкой не работники.. Побухать, поумничать – это да. А вот положиться на них никогда не получалось. Братья всегда находили непреодолимые препятствия и причины, что бы не работать..
Андрей уже пришел в себя и высказал свой план:
- Берем ружьё, лопату и ножи с топором. Вываливаемся у лося, вы уезжаете. Мы откидываем снег у бруствера, рубим лося на части и тащим к дороге. Вы вываливаете на любой площадке всё из багажника и через часа полтора подъезжаете. Если всё тихо, разворачиваетесь у базы и забираете нас с лосём. Забираем барахло, заваливаем на лося сверху и валим домой. Если спалились, мы со Шпаком валим в сторону Верхнетуломска на легке, вы нас подбираете. 
Сашка удивился:
- А ружьё то зачем?!
Шпак рванулся к Сашке:
- А если он ещё живой??? Лопатой добивать что ли? А если второй вернётся? А если волки припрутся???
Андрей придержал Шпака за куртку сзади:
- Саша, хочешь – сам иди. Можешь и без ножа.
Саша одновременно с Серёгой степенно занесли свои задницы в машину и обиженно засопели. Андрей со Шпаком заскочили в УАЗ с разных сторон и со всей дури хлопнули дверками одновременно. Демид скрипнул зубами, но промолчал..

Лось не шевелился. Немного подумав, Андрей вложился в ружьё и попросил Шпака:
- Лопатой в него кинь…
Шпак тщательно прицелившись, метнул в тёмное пятно лопату. Звук падения почти полностью поглотился толстой шерстью. Уши, торчавшие почти вертикально, даже не дрогнули. Шпак уверенно полез через бруствер:
- Готов, пошли..
Снега было по грудь. Лося ударом пули вбило в снег почти полностью.. Из сугроба торчала лишь голова со спиной. Примерившись на местности, где ниже, начали подкоп под лося – перевернуть тушу в снегу было не реально. Откинув снег, вдвоём дёргая тушу за ноги, еле перевернули на спину. Отдышавшись и осмотревшись, водрузив заряженное ружьё на самом видном месте, принялись вскрывать шкуру. Шпак растягивал за шерсть, Андрей просунув пальцы в горячую полость, вспарывал изнутри, не касаясь пока брюшины. Дело спорилось, оба были тёртыми и настырными. Когда добрались до ног, Андрей развёл надрезы до колен. Оба понимали, что шкуру полностью и аккуратно снимать нет времени – пора вскрывать брюшину и отделять ноги. Шпак, засучив рукава, запустил в поротую брюшину обе руки и аккуратно отделил печень. Отмахнув приличный кусок ножом, принялся жевать её живьём.. Из за пазухи на Божью ночь появилась литровая бутылка водки. Андрей давясь смехом осел на клубящуюся паром тушу:
- Ты Демидовскую что ли подрезал?! Он кипятком обоссытся… Дай и мне приложиться, морда карельская!
Шпак отмахнул второй кусок печени и протянул вместе с бутылкой:
- Держи, тебе сегодня положняк. 
Андрей впился зубами в сочный кусок, налитый ещё горячей кровью, водка разлилась теплом по нутру, смешавшись со вкусом крови и хвои. Захотелось набрать полные лёгкие морозного воздуха и завыть в голос на серебристую луну… 
Отделив ноги и шею, принялись по пробитой тропе перетаскивать волоком части туши к брустверу дороги. Саму тушу пришлось делить по позвоночнику на две части – поднять даже вдвоём её не удавалось. В снежной яме, залитой кровью остался только кишечник с желудком. Шпак размашисто закидал всё это сверху чистым снегом.. Потягивая из горла водку, осмотрелись и прислушались. Ничто не нарушало идиллию ночного вымороженного леса.. 

Демид появился на дороге в свете луны как привидение, без фар и с заглушенным движком. Андрей ударом лопаты разрушил подкопанную перемычку бруствера. Шпак потянул заднюю ногу в образовавшийся проём. Сашка с Серёгой бегали вокруг, бестолково суетясь и кудахтая.. Лось занял весь багажник. УАЗ присел на задний мост, задирая фары в небо. Барахло закидали сверху, стараясь закрыть тушу. Последний рюкзак забивали с разгона.
Набившись в машину все заорали на Серёгу:
- Гони давай на!!!
Серёга как гончая потянул ноздрями воздух в салоне:
- НЕ ПОНЯЛ….. Шпак, ты пузырь что ли начал?! 
Оба Демида обернулись на свежак и мгновенно отпрянули:
- Ёёёё ,бля!!!! Вы что, его загрызли что ли???
Андрей и Шпак переглянулись и не выдержав, заржали в голос. Перемазанные кровью их рожи в пьяных довольных ухмылках были похожи на только что съевших кого то людоедов.. Шпак давясь от смеха еле проскрипел концовку старого анекдота про грузин:
- Зачем грызли??? Так задушили!!!
Демиды с ходу полезли в драку:
-Нам оставьте!!! Это наша водка!
Шпак ловко изворачивался и отбивался ногами:
- Пошли в жопу, дармоеды! Надо было лося идти разделывать! А ты – Шпак от души пнул в спину Серёги – вообще за рулём бля, а нам ещё пост в Коле проезжать! 
Если работать Демиды не могли совсем, то за водку бились насмерть и через минут десять отбили свою половину с условием, что Серёга будет пить после поста…

Пост проскочили ходом, уже в глубокой ночи. На улице заваливало под тридцатку и гаишники мирно спали у себя в будке. Серёга неспешно и помалу прикладывался к пузырю, покуривая в щель форточки. Сашка заботливо запихивал в него домашние бутерброды, что бы не срубило сразу. Шпак с Андреем развалясь дремали на заднем диване. Идиллия портилась только табачным дымом, выедавшим глаза…

Милиционер в бронежилете и каске было дёрнулся к машине, но разглядев номера и Сашку, пошел открывать шлагбаум. Андрей дёрнулся со сна:
- Что?!
Шпак перевернулся со сна на другой бок:
- Мы дома, КПП Вьюжнинское.. Семёнов в кастрюле с калашом вон бегает, усиление прошло сегодня…
Серёга притормозил и Сашка высунулся в открытую дверь:
- Как дела, мужики?!
Наряд деликатно отмахнулся от волны перегара, хлынувшей из машины:
- Всё нормально, Анатолич.. А вы что так рано возвращаетесь? Мы заступали в двадцать, вы вроде только туда проехали..
Сашка изобразил в воздухе витиеватую фигуру правой рукой:
- Да планы изменились внезапно, да и дубак там зверский…
Семёнов, слушая Сашку, закосил глазами на дорогу. Глаза его медленно расширялись и толкнув напарника, он сдёрнул автомат с плеча:
- Не понял….. Ну ка все из машины!!! Мордой в капот!
На морозном воздухе звонко лязгнул затвор автомата. Из КПП бежала подмога… Шпак вывалился на дорогу бесформенным куском, Андрей от рывка вылетел на обочину, закрыв голову руками на всякий случай. Серёга к капоту лояльно вышел сам, Сашка с ходу полез в бутылку:
- Что за дела??? Вы что, попутали?!
Прикрытый с тыла Семёнов потянул дверку багажника, брезгливо пытаясь не наступить в лужицы крови..
Широко раскрытые глаза сержанта раскрылись ещё больше:
- Вот это да….. Ну вы, Анатолич даёте…. Вован, отбой! Анатолич нам мяса привёз! Живём!!! Тащи клеёнку со стола, тут кровищи по колено…
Сашка растопырив руки, закрыл багажник грудью:
- Вы охренели что ли?! Какое мясо???
Серёга сообразил первым и принялся запихивать Сашку в машину:
- Саша, не усугубляй.. Всё нормально, быковать не будем, я без прав останусь, тебя с работы вышибут… Всё нормально!
Шпак тянул Сашку за рукав, Андрей за полу ментовского тулупа:
- Саша, садись в машину. Мы сами ща разрулим на хрен….
Сашу попёрло по взрослому:
- Я заступлю по городу, вам пипец приснится! Куда ногу тянете бл*ди! Рёбра, рёбра берите и лёгкие!!! Эх….
Еле запихав Сашу на переднее сиденье, Серёга продавил газ до полика..
Наряд побросав кучей автоматы, оттирал снегом руки от крови. Семёнов махал рукой привстав на цыпочки:
-Анатолич, спасибо вам! С получки, если в этом месяце дадут, мы проставимся!!!
Сашка с рычанием рванул дверь, все повисли на нём как лайки на медведе… Задушенный воротником Сашка хрипя раненым зверем проорал в приоткрытую дверь:
- МЕНТЫ ПОГАНЫЕ!!! 

Вьюжный 1991г.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Андрей Снежногорец

 

ЧЕРНУХА.





Солёный пёс Харальд уже было потянулся пригубить капитанский кофе, как интерком заверещал зуммером…
Нет ничего более циничного, чем лишить старого просоленного Баренцевым морем пса его законной кружки капитанского кофе на ночной вахте. Харальд крепко помянул парочку чертей и щёлкнул тумблером. Не из любопытства, а по службе. Капитан должен знать всё, капитан на судне второй после Бога..
- Да, Улаф. Я слушаю тебя.
- Капитан, докладывает радиолокационный пост. Пеленг 255 градусов, дистанция три мили, цель малоразмерная, тихоходная, засвет пульсирующий, курс Норд, скорость четыре узла.
Капитанский кофе готовится гениально просто… Необходимо взять три порции первосортного кофе в зёрнах. Вручную перемолоть их в крупную фракцию.. Залить одной порцией воды и томить в медной турке на обжигающем кварцевом песке, не давая закипеть… Вместо сахара стряхнуть в турку с ножа немного крупной морской соли. И сразу, пока кофе обжигающе горяч, добавить туда порцию чёрного Кубинского рома.. Харальд в зависимости от состояния души любил добавить в кофе корицы с гвоздикой или немного свежей мяты.. Капитанский кофе работает как детонатор. Одной порции хватает взорвать мозг на всю вахту, до самого утра.. С годами едва мозг начинает засыпать, вкус капитанского кофе сам собой появляется на губах, мозг жаждет кофеина, привычного терпкого вкуса и свежести ощущений..
Харальд с сожалением поставил дымящуюся кружку в штормовое гнездо – остывший кофе тоже по своему хорош, но он уже не похож на обжигающую своей страстью смуглую мулатку…
- Принято, Улаф. Присмотрись повнимательней. Три мили – это слишком маленькая дистанция для обнаружения… Задействуй по пеленгу основной гидроакустический комплекс. Используй только пассивный режим.
По трапу энергично простучали толстые подошвы. В проходе вежливо кашлянули в кулак:
- Сэр, прошу разрешения присутствовать на мостике.
Харальд степенно развернулся на голос и учтиво кивнул головой:
- Да, мистер Смит. Чем вы озабочены в столь поздний час? Решили подстраховать нас?
- Ну что вы, капитан.. Наоборот, я здесь что бы поделиться с вами свежей информацией. Недавно мы получили разведсводку с учётом спутникового мониторинга – в Мотовском заливе ожидается повышенная активность подводных сил Северного флота. Мы предполагаем боевые торпедные стрельбы.. Возможно этот контакт может быть с этим как то связан – по характеру засвета можно предположить, что это перископ подводной лодки.
Харальд не спеша помял ручищей нижнюю челюсть:
- Вы думаете? Я бы не спешил с выводами.. Через пару минут мы получим акустический портрет объекта. Меня очень настораживает, что мы его обнаружили всего в трёх милях… Да и курс весьма вызывающий, прямо на нас… Вряд ли…. Предлагаю проанализировать контакт параллельно, каждый своими средствами и сравнить результаты.
Смит, сохраняя индифферентное лицо откланялся:
- Сэр..

Харальд не обладал техническими возможностями американцев, но частенько ставил их на место за счёт хорошей морской практики и опыта. Американцы при каждой возможности пытались ему мелко напакостить… Эта игра была начата в незапамятном году, ещё на второй Марьяте и стала уже традицией. В остальном Солёный пёс Харальд как нельзя лучше устраивал группу американских специалистов надёжностью и отличным чутьём, за что и получил незамедлительно своё прозвище. Норвежская часть экипажа после некоторых колебаний оценила прозвище положительно и частенько им пользовалась в барах на берегу, перемывая кости своему капитану. На корабле, особенно в море, на фамильярное отношение к капитану было полное табу. Капитан пользовался безоговорочным авторитетом и уважением..

- Капитан, докладывает гидроакустический пост. Горизонт чист. Акустическое поле в пределах естественных шумов.
- Принято. Продолжайте наблюдать горизонт, по пеленгу 255 градусов – повышенное внимание.
Харальд энергично дотянулся до интеркома:
- Улаф, напомни мне сводку погоды пожалуйста.
- Почти чистый Юг, до 15 метров в секунду. Ветровая волна до 1 метра, морская зыбь до 2.5 метров, капитан.
- Так - так…. Рулевой, курс 255 градусов, малый ход.
- Есть 255 градусов, малый ход.
Харальд на секунду задумался, но всё же нажал вторично кнопку интеркома:
- Улаф, приготовь оптический комплекс ночного видения.
- Да, капитан.

Отреагировав на смену курса на мостик немедленно прибыл Смит:
- Капитан, какое решение вы приняли?
Харальд невозмутимо продолжал сидеть в уютном закутке возле капитанского бара, сознательно не появляясь в кресле капитана. Речь его была спокойна и распевна, только немного усилился норвежский акцент:
- Мистер Смит, сэр… Это всего лишь наша работа. Мы имеем радиолокационный контакт. Но акустического контакта нет. Интрига…. Возможно это утерянный аварийно спасательный буй с подлодки. Или ещё что ни будь…. Я хочу убедиться, что мы не пропускаем ничего важного для нас..
Смит промолчал, но его напряженная фигура на широко расставленных ногах демонстрировала непоколебимую решимость дождаться развязки..

- Капитан, докладывает радиолокационный пост. Дистанция до контакта – одна миля. Контакт не меняет курс и скорость.
- Отлично, Улаф. Дай мне на монитор картинку с оптического комплекса.
Смит изогнул шею под совершенно невозможным углом, что бы разглядеть изображение на капитанском мониторе. Харальд предупредительно развернул монитор плоскостью к беспокойному гостю. Негативное изображение мутных угольно чёрных волн, исчерченных косыми струями снега постепенно фокусировалось на небольшом светлом прямоугольнике, нещадно терзаемом ветром и волнами. Оператор взял объект покрупнее и на мониторе вполне чётко прорисовалась небольшая алюминиевая лодка с подвесным мотором, влекомая течением и ветром. 
Смит облегчённо вздохнул:
- Ну вот…. Кто бы мог подумать! Какой то растяпа в России забыл привязать лодку…
Солёный пёс сделал стойку и в голосе его послышался металл:
- Улаф, инфракрасное изображение!
Изображение моргнуло и расплылось всеми оттенками голубого. Только в центре лодки горела крохотным огоньком красная икра…

Смит отреагировал первым. И весьма быстро… Главным в группе разведки его назначили судя по всему за скорость принятия ответственных решений. В голосе его звенел металл:
- Капитан, сэр! Поднимать на борт Марьяты гражданина России, даже в нейтральных водах, вы не имеете права по вполне понятным причинам.
Харальд уже не стесняясь показал клыки:
- Королевские военно морские силы Норвегии не нуждаются в разрешении кого бы то ни было для оказания помощи терпящим бедствие на море! Это всё, мистер Смит.
Харальд рывком занял капитанское кресло:
- Левая машина, полный вперёд! Циркуляция вправо. Прикроем бедолагу корпусом… Улаф! Связь с Алезундом!
На палубе, укрываясь за надстройками от ветра, замелькала одетая по штормовому аварийно спасательная партия. Харальд поднял глаза на вахтенного офицера:
- Улаф, я не отдавал приказа, в чём дело?!
Улаф не повёл бровью:
- Алезунд на связи, капитан.
Харальд покачал головой и взялся за микрофон:
- Олафсон, приветствую тебя. У нас чрезвычайная ситуация. Человек в моторной лодке терпит бедствие, предположительно русский. Срочно нужна твоя помощь, ты понимаешь, что поднять его на свой борт я не могу..
Сквозь шипение эфира пробился сочный баритон Олафсона:
- Принято. Я вижу вас на радаре, расчётное время прибытия в точку - три часа. Конец связи..

Марьята подставив борт свинцовым волнам молча принимала удар за ударом… Экипаж без приказа нёс усиленную вахту, регулярно пытаясь подменить подмерзающую на палубе спасательную партию. Все устремляли свои взгляды меж свинцовых валов, на крохотную скорлупку с теплившейся там искрой жизни.. 
Алезунд вырвался из цепких лап Полярной ночи обмерзающим вихрем.. Аварийно спасательная партия с ходу развернула гидравлический кран. Дайвер – спасатель бесстрашно шагнул за борт, в ледяную воду. Парни явно не теряли время на переходе…
Харальд задумчиво переполз в свой капитанский уголок, поближе к остывшему кофе. Вахта подходила к концу, но капитан не спешил сдавать службу. Немного поколебавшись, Харальд отдал последний за эту ночь приказ:
- Улаф, возвращаемся на генеральный курс..
Улаф невозмутимо репетовал команду:
- Есть вернуться на курс. Алезунд на связи, капитан.
В неспокойном ночном эфире прорезался напористый Олафсон:
- Харальд, всё в порядке! Мы подняли его. Док говорит – средняя тяжесть гипотермии, но он в порядке. Весёлый малый… В лодке полно краба и пара ловушек. Мотор сдох, его ветром часов 10 носило. Руки все стёрты до крови, вёслами грёб. Говорит – очень согревает…. Скорген в курсе, дал добро передать его русским в море, без формальностей. Приём.
Харальд улыбнулся своим мыслям и отхлебнул холодный кофе:
- Олафсон, я бесконечно благодарен тебе… Ты очень меня выручил. Хочу попросить тебя ещё об одном.. личном одолжении. Краба из лодки русского отдай на камбуз, пусть твои парни порадуются и отметят удачное спасение.. А ловушки выкинь за борт. Русский скажет тебе спасибо……. Конец связи.
Холодный кофе растекался по организму очень медленно, похожий своей медлительностью на пробуждение тундры в апреле… Вкусу чего то явно не хватало. Старый пёс заглянул в холодильник, задумчиво перебирая коробочки и банки.. Нет, всё не то… Вот! Клюква. Раздавив ложкой с полтора десятка крупных рубиновых ягод, Харальд аккуратно выложил их в кофе. Поспать после вахты сегодня очевидно не получится…. Ну что ж.. зато будет немного времени для размышлений о жизни, судьбе и море….

- Кто подписал???? Да не тыкай ты мне в лицо этой бумажкой, дай сюда!
Губы беззвучно шевелились читая радиограмму. Смысл не изменился и после прочтения..
- Они там в Управлении что курят на??? Я им что, Мать Тереза на, браконьеров по морю катать??? Мне что на, делать больше нечего?! 
Вытянувшийся в струнку мичман вскинул руку:
- Разрешите идти, товарищ командир?
Командир с размаху плюхнулся в широкое кресло, держа бланк радиограммы на отлёте, как дохлую мышь:
- Свободен! – И тут же добавил по громкой связи - Механа ко мне. Мухой на!!!
Нервно рванув себя из кресла, командир рывком отдёрнул зелёное сукно штурманской шторы:
- Что притихли, пассажиры на, расстояние считаем! Вот координаты! 
На трапе запыхтел паровозом командир БЧ 5:
- Вызывали, товарищ командир?
- Вызывал! Как подшипники ГЭДа? Какое давление смазки, какая температура? Я что тебя пытать постоянно должен?! Докладывай на!!!
Механик докладывал тщательно отводя глаза в сторону:
- Давление в норме… Температура в норме… До Мурманска дойдём, будем смотреть..
Командир рывком подскочил к тучному механику:
- Да что ты говоришь! Всё в норме у тебя! А мне мотористы через твою голову докладывают, что давления нет ни хрена и масло с эмульсией на подшипник идёт!!! И что если ход не сбросить, то подшипники оплавятся на!!!
- Товарищ командир, ничего критического, все параметры в пределах нормы… Ход, да, можно немного сбросить.. Из предосторожности чисто так сказать… Но в Мурманске надо перебирать масляный насос…
Командир уже не контролируя себя, брызгал слюной в лицо механа:
- Я эти сказки про насос уже пол года слушаю на!!! Почему резервный насос не в строю??? 
Механик отчаянно прогибаясь спиной назад, вяло отбивался в рамках устава:
- Товарищ командир, я заявку на запчасти уже год подаю НЭМСу… Дойдём до Мурманска…
Командир перешёл на фальцет:
- ДО МУРМАНСКА??? Кто сказал, что мы идём в Мурманск?! Нам Управление задачу поставило в открытом море, а чем мы её выполнять будем, я вас спрашиваю?!Голой жопой на??? Шуруй к ГЭДу и делай что хочешь! Хочешь пальцами в подшипники масло запихивай, хочешь языком! Но что бы ход был!!! Свободен на!!! 
Резко повернувшись на каблуках, командир упёрся в штурмана. Штурман вытянувшись по стойке смирно, сверлил подволок глазами:
- Товарищ командир, до указанных вами координат порядка 37 миль!
Командир скрипнув зубами процедил весь текст штурману по слогам:
- Курс. Туда проложи. И не беси меня. На.
Рухнув в кресло командир мгновенно подскочил и заметался по мостику, схватившись руками за голову:
- Бляяяяяя…… Этого пид@ра как то ещё перекинуть надо с борта на борт… И лодку его сраную…. Старпом! СТАРПОМ!!!

- Что они делают??? Они сейчас нам борт пробьют! Старпом на!!!
Старпом заорал боевым голосом на рулевого:
- Лево руля крути, ослеп что ли!!! Стоп машинааа!!!
Норвежский фрегат уверенно подкорректировал свою траекторию и из ночи протянулась гидравлическая рука крана. Отловив амплитуду качки, крановщик играючи опустил на свободное место в корме аккуратно застропленную Казанку. Едва швартовая команда во главе с боцманом отдала гак, гидравлическая рука подала клетку с человеком. Крановщик примеривался чуть дольше и действовал аккуратнее.. Клетка зависла в сантиметрах над палубой и из неё бодро выскользнула щуплая фигура в ярком норвежском комбезе. Едва коснувшись палубы, человек вытянувшись принялся махать рукой над головой в сторону фрегата. Стремительный фрегат порвал Полярную ночь протяжным рёвом сирены и растаял в темноте как бестелесное привидение…
- Товарищ командир, норвежцы на связь выходят!
- Что они ещё хотят?!
- Ну, товарищ командир, пожелания там вам передают самые наилучшие и семь футов под килем…
- Ну… Наваляй им там тоже что ни будь повежливее.. Про семь фунтов под килтом….
Запыхавшись, весь мокрый, на мостик ввалился боцман:
- Тащ командир, что с этим то делать?
Командир нехотя отлепил лоб от холодного иллюминатора:
- В карцер запри. Документы мне отдашь. И переодень его во что ни будь, ходит по палубе как интурист на…
- Понятно. А с лодкой его чего делать?
- Засунь её себе в… Боцман на! СВОБОДЕН!

Сашку неделю держали в ФСБ. Писали протоколы, сверяли показания и опять писали протоколы. Потом неделю тягали менты. Что да как, почему и сколько… Сашка ходил смурной. Заняв денег, привёз от погранцов Казанку. Неделю провозившись, заклепал на резину дырки в бортах и подшаманил мотор. Ещё через неделю он пошел в море.
Говорят, он звонил жене откуда то с Рыбачьего . Она подняла на уши всё МЧС, вплоть до областного. Но Сашку это не спасло. Штормило сильно и его не искали. Так и пропал он без вести. Волгу его во дворе постепенно разворовали, остов вывезли металлисты во время очередной чистки дворов. Жена нашла себе другого мужика. Он в моём подъезде жил, этажом ниже. Фамилия у него смешная была – Чернуха.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ну и немножко поэзии.

 

Весеннее

Врезаюсь, шагая бодро,  
в последний раскисший снег, 
любуясь, как мая вёдро 
струится по жилам рек.
Как краску со щёк заката  
взял волчьего лыка цвет, 
как трудится шмель мохнатый... 
А я тороплюсь в рассвет,  
где дробь глухариной песни
по кромке зари звенит... 
Опять в страну краснолесья  
ведёт меня тропки нить.
Мне по сердцу скрипы утки  
и зайца линялый хвост, 
и радуют прибаутки,
что певчий выводит дрозд.
Свисти же про радость мая, 
про жидкий последний снег, 
про то, что в весну шагает 
за песнями человек.

Зяблик поёт

На оттаявшей опушке 
трель задорная слышна. 
Будто просится в избушку 
с колокольчиком Весна.

Словно капельки лесные, 
как фонтанчики воды, 
брызжут нотки озорные 
из еловой бороды.

А в последнее коленце 
солнце впряло завиток...
Отворю в избушке дверцы, 
отопью весны глоток... 

Сергей Ворошилов
 


"Тают закатами дали таежные, 
Гаснут просторы болот, 
С дымом уносятся думы тревожные
Прочь от житейских забот.

Сквозь близорукую темень кромешную 
Рвутся костра огоньки...
В круг собираются местные «лешие», 
Жмутся к огню мужики.

Где над лесами, над марями спящими
Звездный раскинулся плед, - 
Байки охотничьи, взгляды горящие, 
Вьется дымок сигарет.

За прибаутками, жаркими спорами
Вечер багровый утих.
Ночь занавесилась синими шторами, 
Сердце баюкает стих.

Спите, друзья. Защитит вас от холода
Добрый товарищ костер…
Сыплется искрами звездное золото
В блюдца карельских озер.

Пусть вам приснятся под отблески осени
Глаз дорогих огоньки, 
Ветра напев колыбельной доносится
Под переборы реки... "


 

Медведь

Калёным лезвием задело, 
И стал язык шершав и сух, 
Когда собаки озверело 
Берлоги прихватили дух.

Внезапно выросло виденье, 
Роняя клочьями кухту. 
И в бездну падало мгновенье, 
И сердце билось в пустоту. 

Жизнь спряталась в ружейной стали. 
В галоп пустился мыслей бег. 
А злые пуговки искали, 
Где слился с лесом человек.

И глаз посажен был на мушку. 
Успеть бы... Нет назад пути. 
Был шёпот ''выручай старушка'', 
И выстрел метров с двадцати...

И падал снег... Немой, пушистый... 
Слегка вьюжило и мело. 
И лес вздохнул тревожно-чистый...
Ну что ж, мне больше повезло.

Медведь скогтил простор морозный, 
Подмяв колючую постель. 
Он уходил с оскалом грозным 
В другую, вечную метель.

Сергей Ворошилов

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Еще чуть-чуть

 

 

Февральский романс

Кружи́тся снежок, вьётся жизни спираль,
Вздыхает за окнами новый февраль.
Мне снова пригрезился и́скристый лес, 
Где солнце к нам руки тянуло с небес, 

Где ветер змеиным лизал языком 
Разлитое в соснах снегов молоко… 
Вдруг стало от дум на душе тяжело,
Как будто сугробы на грудь намело. 

Припомнился день, когда шла ты со мной 
К заимке лесной, чтоб назваться женой. 
Чтоб в тесной избушке, у жаркой печи, 
Узнать, как влюблённое сердце стучит.

Нам дятел трезвонил подъём и отбой, 
А мы хохотали над птицей с тобой.
Мы пьяные были от ночи без сна 
И верили - рядышком бродит весна. 

Весна запоздала, умчал тебя вдаль
Тот ветреный месяц, разлучник-февраль. 
Гляжу за окно, вьюга плачет в ночи, 
А сердце, как глупая птица, кричит 

И бьётся о клетку в безумных мечтах.
Есть грустные ноты в февральских ветрах: 
Желна́ причитает, иль стонет метель… 
И белый февраль, как пустая постель. 

Февральский эскиз

Морозом стращали вчера севера.
В кустах краснотала куржавился иней.
Но сонный Ярило, привстав на перине,
тепло подмигнул мне сегодня с утра.

Шагаю на лыжах и хочется петь,
свистеть, подражая хохлатым синицам,
заглядывать соснам доверчиво в лица
и трогать их кожи шершавую медь.

Бездонная синь разлилась в небесах.
«Февраль-бокогрей затевает интригу
противу сугробов, и в тертом индиго
подходит весна с ветерком в волосах».*

Дыхание легкое слышно в лесу.
Да, вот она, рядом, смешная девчонка!
В рассветных лучах ее рыжая челка.
Веснушки хвоинок на белом носу.

А с нею, конечно, повеса и враль -
лукавый февраль обнимает девицу.
И солнцем сияют их юные лица.
И жаль мне немного, что я не февраль.

*Цитата из стихотворения И.Алексеева

Февраль-бокогрей

В брызгах солнца зимний лес
Светится жар-птицей. 
Струйкой вешнею с небес
Не могу напиться.

Чистотой сияет даль 
Для влюбленных, братцы!
То-то, бокогрей – февраль
Лезет целоваться.

Солнце жжет костры в снегу, 
Голосят синицы...
Ох, и вправду, не могу 
Чистотой напиться.

Сергей Ворошилов

* * * 
Утро прохладное сыплет росою,
Ворон, как в сказке, кричит.
Тянет спросонок солнце босое 
К озеру руки-лучи.

Ходко брусничной иду боровиной,
Ягоды спелые мну.
Так хорошо после ночи совиной
Слушать рассвета струну, 

Видеть, как дышит туманом болото, 
Как куролесит мой друг...
Весело мне наблюдать за работой
Лайки по имени Чук.

Он молодой, заводной и горячий.
Страсти... Поди, отбавляй.
Рад я услышать азартный собачий, 
Птицей разбуженный лай.

Что ж, молодой он, а я пусть - не очень,
Чем-то похожи мы с ним. 
Ведь не случайно прошедшею ночью
Грезили счастьем одним:

Оба мечтали, как вздрогнет болото,
Шумом наполнится гарь,
И развернет свои крылья в полёте
Местный отшельник глухарь. 

Сергей Ворошилов

Лежнёвка

Туча кру́жит чёрной цаплей, 
Ночь осенняя темна.
Словно плети, хлещут капли
По лежнёвке в два бревна.
Эх, фонарик мой убогий - 
Луч пугает черноту…
Темень. Ветер. Дождь. А ноги
За верстой берут версту.
Разыгралась непогода. 
Ни избушки, ни огня. 
Лишь лежнёвка скользким бродом
Сквозь тайгу ведет меня.
Дождь унылым водопадом 
Льётся в черный коридор.
Упираюсь всюду взглядом 
В серый струйчатый забор.
Дождь опутал мелкой сеткой, 
Дождь мурлычет в сапогах, 
По лицу стегают ветки, 
Да шумит водой тайга.
Мне бы к печке, да в избушке
Стопку водки в тишине... 
Ночь. Лежнёвка. Дождь лягушкой 
Вниз сползает по спине...

Сергей Ворошилов

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

 

Иван-царевич и Гарри Горыныч. 
Недетская сказка 

В некотором царстве, в некотором… хотя почему в некотором!? Что за загадки в самом начале сказки? Так не пойдет! В совершенно определенном царстве, в широко известном государстве, допустим в царстве славного Салтана, жил да был молодец. Ну, как жил – мед, пиво пил, усы у него толком еще не выросли, а посему ничего по ним пока не текло. Забыл упомянуть – молодец был добрым, а как иначе? Ведь в сказках есть свои каноны, либо молодец добрый, либо не молодец он вовсе, а вражина подлая и ирод окаянный. Резюмируя портрет героя, скажу лишь, что кроме употребления сладких горячительных напитков, в других славных поступках замечен он не был. День напролет сидел молодец на завалинке и накидавшись суррогатной медовухой, бренчал на раздолбанных семиструнных гуслях срамные басурманские мотивы. Намаялись с ним батюшка с матушкой, семнадцатый год дурню пошел, надобно к делу его пристраивать. Только не лежит душа у Ивана ни труду, ни к наукам каким. Не удивляйтесь, в то время всех дурней Иванами кликали, так вот прямо и погоняли – Иван-дурак. 

Живет, значится дурак одной мечтой - дочку царскую сосватать. Пригреется бывалыча на солнышке, прикроет хмельные гляделки и ну себе Василиску-царевишну без панталон и кокошника представлять. Нет, каких-то реальных шагов для создания ячейки общества он, конечно же, не предпринимал, ибо ленив был жутко. Да и потом, что за царь выдаст кровиночку свою единственную за обмылка нечёсаного, в дерюгу ряженого? 

Так бы и спился по-мирному наш Иванушка, если бы не беда неминучая на Салтаново царство не обрушилась. Повадился Змей Горыныч лютовать на землях царевых, то скотину на поле задерет, то крестьянку-молодуху утащит для забав своих нескромных, а не далее, как на Ильин день, вообще поклажу у купцов заморских сразбойничал да по ушам иховой страже нахлопал. Купцы к царю с челобитной. Так, мол, и так, самодержец, доколе!? Осерчал Салтан на Горыныча злобою лютою, и протрубили медью на всех улицах и площадях базарных трубы, и зачли глашатаи приказ высокий: 

«Тот, кто изведет ворога лютого, набеги на города и поселки устраивающего, огребет по полной, милости царской! Далее по списку: шапка боярская каракулева, сапоги сафьяновые почти новые, почетная грамота на бересте и рупь двадцать серебром!» 

Три дня ждал Салтан добровольцев, да только никто не позарился на награду щедрую. Шутка ли змею в пасть лезть за обувку ношенную!? Долго думу думал самодержец, судьбою родины озабоченный. В голову приходило, лишь самому идти на чудище, но толщина кишки царя не выдерживала никакой критики, а посему он отбросил эту мысль, как непродуктивную. Боярин же - Силуан, давненько глаз на царскую дочку положивший и временами, будто невзначай, пощипывающий её за мягкое, предложил выход. Дескать, нужно посулить в награду царевишну в жены - всё одно девка на выданье, да полцарства за ней приданого, вот тогда смельчак вмиг отыщется. Себе же, задним умом накидал схему мошенскую, как в зятья царские выбиться и полцарству заграбастать. Недолго противился царь-батюшка, ибо понимал – в наше время за рупь двадцать и прыщ на носу не вскочит. 

Был у Силуана дружка старинный - мот и пропойца боярин Демьян. Сказывал Демьян про парнишку недалекого, много пьющего. Якобы, как в трактире он седьмой бочонок опрокинет, так о Василисе - царёвой дочери грезить начинает, хоть беги от него, всю мозгу своими влажными фантазиями в рогулю закрутит. Всё по любви безответной к персям Василискиным страдает. Персестрадалец одним словом. 

Дал тогда Силуан слово боярское Ивану, коли чудище тот изведет лютое и доказательство головы Горынычьи принесет ему – быть дураку царевичем! И дурень-то наш согласился! Сейчас Вы спросите – А, что ж Иван-дурак - совсем дурак, что подписался на миссию столь невыполнимую? Отвечу кратко – да! Но… в любой уважающей себя сказке есть это «Но», оно будто стрелка на перегоне, разворачивает полотно повествования в неожиданную сторону и расцвечивает серую канву избитого сюжета новыми оттенками. 

Но, как любой сказочный дурак, наш Иван крепок задним умом и смекалки ему не занимать, да и потом кому Бог помогает? То-то же! 

Собирали родители Ивана в дорогу. Дали хлеба краюху да вина кислого в крынке треснутой. Перекрестила матушка дурака на дорогу, пустила слезу горючую и восвояси отправился Иванушка. Перекрестился тут уже и отец евойный, молитву вознес небесам, что избавили они их с бабкой на старости лет от ахламона-нахлебника и пошел на радостях брагу ставить. 

Встретили дурака за околицей пятеро дружинников боярских, приданные для усиления в предприятии рисковом и затопали они вшестером к Окаян-горе, лесом дремучим окруженной. Там, стало быть, логовище Змея Горыныча базировалось, по последним данным царской разведслужбы. 

Долго ли коротко, все в репьях и грязи дорожной, добрались ходоки наши до пещеры темной – штаба врага рода человечьего. Глядь, а вкруг костями всё усеяно да кровушкой невинной земля удобрена. Чуть присели дружинники храбрые, воздух мерзкими газами попортив хоть огня не зажигай, того и гляди рванет. Иван же поправив котомку босяцкую сказал: 

- Вы други меня тут дожидайтесь, как закончу сам выйду с трофеем. А коли не выйду на второй день, бегите к Силуану и докладывайте, что сложил Ивашка буйну головушку, пущай другого богатыря ищет. 

Выдохнули расслабленно воины боярские, пожелали удач всяческих и, перестав загазовывать атмосферу, откатились к опушке подальше от страшной пещеры. Иван же, смело вошел в логово зверя и как только глаза привыкли к сумраку, осторожно начал пробираться по пологой галерее, спускающейся вглубь земли. Споткнувшись и больно ударившись, выматерившись и потеряв котомку, он все же достиг дна пещеры Змея. 

Горыныч спал, громко посапывая и выпуская из ноздрей струйки едкого дыма. На его широкой, бронированной блестящей чешуёй груди уютно свернулась молодая, румяная дева, обняв Змея за одну из могучих шей и бесстыже заголив ровные белые ножки. Иванушка невольно залюбовался открывшимися ему прелестями, громко икнул и отхлебнув винишка из отцовской крынки произнес: 

- Э-э! Хорош массу давить, выходи биться, чудище окаянное! 

Прекрасная незнакомка взвизгнула испуганно и забилась под мощное драконово крыло, укутавшись толстыми складками кожи, словно одеялом. 

- Вань, ну ты что орешь, как будто тебе причиндалы придавили? Вона, Настасью перепугал, ирод! – сонно проворчал Горыныч, ласково обнимая крылом девушку. 

– Кстати, здороваться не учили? 

- Здорово, Гарри! – заорал Иванушка и кинулся вдруг обнимать Змея. 

Удивлены? Толи ещё будет! Иван наш, не смотри что дурак, а всё ж, не самоубивец. Годков с десять назад подобрал Иванушка в леске за околицей странную зверушку, отбил от собак бродячих. Маленькое чешуйчатое существо о трех головах и с нелепыми обтрепанными крылышками поставило бы в тупик ученых мужей, глянь они на неё. Но то ученые, а ему, дитю неразумному жаль стало гада мелкого, вот и пригрел у себя за избой на сеновале. Думал, помрет болезный. Псы одну голову почитай отгрызли малышу. Узрел в тот день парнишка диво необъяснимое – вместо оторванной головы вдруг новая полезла, и быстро приняв форму, стала на место оторванной! Был тот необычный малыш смышлен и весел, агукал вот только странно – «Гари-гари!», поджигая при этом дыханием горячим всё вкруг себя. Дал тогда ему Иванушка имя – Гарри, и решил оставить у себя. Но шила в мешке не утаишь, стал расти Гарри не по дням, а по часам и молока, что таскал ему мальчишка, уже не хватало для пропитания юному Змею. Тут, как раз и матушка с батюшкой прознали про опасного питомца, и пришлось с тяжелым сердцем выпустить окрепшего Горыныча на вольные хлеба. 

- Не грусти Иван, земля круглая, авось свидимся ещё! – и, обняв по-братски дурака, Гарри взмыл в небо на мощных кожистых крыльях. 

- Прощай Горыныч, брат мой названный! – прокричал вслед другу Иванушка и, хлюпая носом, воротился в избу. 



Сутки праздновали друзья встречу. Бедная Настасья в кровавые мозоли уж руки натрудила, медовуху да хмельной квас на стол выставлять. Наконец, попрощался молодец с Горынычем и хозяюшке в пояс поклонившись, вышел к дружине ратной с тремя головами Змеевыми, под корень усеченными. Подивились воины такой сноровке, языками поцокали, по плечу дурачка похлопали, да и в лохмотья мелкие порубили его в благодарность за труды тяжелые. Ибо был у них завет боярский – трофеи привезти, а Ивана-дурака извести. Вскочили лиходеи на коней, только их и видели. 

Вышел Гарри по нужде малой, цветочки возле пещеры полить, глядь, а брат-то его названный по всей поляне разбросан мелко нашинкованный. Взъярился тогда Горыныч гневом праведным, собрал все кусочки в суму заплечную, обнял Настасью-бесстыдницу и полетел в самую чащу лихолесья темного, к Яге престарелой. 

Там где днем мрак стоит непроглядный, где ветви черных деревьев сплетаются в узоры колдовских рун, а русского духа за сто верст не учуешь, стоит на проплешине лесной избушка. Ноги у избы волшебной, будто лапы куриные – жилистые и когтистые. Вышла Бабушка Яга гостя встречать, самогонки на мухоморах столетних бочку выкатила: 

- Здрав будь, Горыныч! Давненько в гости не заходил к бабушке. 

- Привет Яга! Прости, всё в заботах, то деревням разбойничаю, то города разоряю, короче время нет вообще! 

- А, что это русским духом потянуло? – Яга повела сморщенным крючковатым носом, нервно, будто пробуя воздух на вкус. – Ой, да никак ты мне человечинки принес, касатик!? 

Горыныч вывалил Ивана аккуратной горочкой к ногам старухи: 

- Мне бы воды живой, мать! 

- Да ты не умом ли тронулся Горыныч? Тут риса с морковкой откинуть и с гуляшом энтим, какой плов получится! – она причмокнула губами и пошла, доставать глубокий узбекский казан. 

- Мне бы воды живой… - загремел раскатистый звериный рык, пугая обитателей проклятой чащи и выжигая жарким змеиным дыханием жухлую траву. 

- Та, что ж, ты бабушку-то так пугаешь, Гарри! – запричитала перепугано Яга, уронив тяжелый чугунный казан на костяную ногу. – Будет тебе вода, касатик – будет! 

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Долго безутешный Горыныч собирал Ивана, сращивая кусочки мертвой плоти живой водой. В то время коварный Силуан готовился к свадьбе, уж и кафтан пошил каменьями самоцветными подбитый и сватов заслал к Василисе-царевишне. В назначенный час, загремели звонницы на всех церквах праздничным набатом, взорвалось небо над палатами царскими цветными заморскими фейерверками. Въехал в град престольный Силуан на богатой карете, а впереди на подносах эмалевых холопы головы чудища несут в дар Салтану царю. Василиса в сарафане праздничном ожидает участи неминучей, в жены к постылому старику-боярину готовится. 

Вдруг, потемнело небо над дворцом праздничным, тенью черной прошел трехглавый Змей на бреющем и, попалив пол дружины ратников могучих, зашел на новый вираж. Что за диво! Сидит на Змее Горыныче Иван! Живехонек, краше прежнего стал молодец с живой воды, прыщи пропали, алкоголизм излечился, в общем, как и положено в правильной сказке. Понял тут царь, что где-то его кинули, свел грозно брови и так сурьезно на мошенника Силуана, как зыркнет, тот аж из колесницы своей выпал с перепугу. 

И взял Иван-дурак в жены Василису-царевишну и обратился тот час Иваном-царевичем, а дружинников тех вероломных казнили карами анальными, Силуана-же на конюшне батогами выпороли в пол силы, ведь испокон веков на Руси власть имущих наказывали нежно, почти любя. Змей Горыныч, почетным гостем на веселой свадьбе был, в три горла пил и песни с гостями горланил, а как пришел черед молодым в опочивальню отбывать, он отозвал Ивана-царевича и густо краснея, протянул ему увесистый сверток: 

- Ты это самое… не серчай короче братишка, времени-то в обрез было… 
Иван развернул подарок и пораженный увиденным, тихо выматерился: 

- Горыныч, мать твою рептилию!!! 

- Ничего Вань, живой водичкой сбрызнешь, приживет и, как новенький будет! - подбодрил друга Змей, немного смущаясь. – Дело-то молодое, еще и наследников с десяток настугаешь! 

Вот на этой мажорной ноте и сказочке конец, а кто прочесть не поленился и за Ивана-дурака кулаки держал, тому друзей верных, как Гарри Горыныч и царевишен фигуристых с полцарствами. И я там был, и на той свадебке неумеренно пил, по усам текло, а проснулся с тяжким похмельем. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

ИГРУШКИ
С раннего утра школа буквально кишела вооружёнными шестиклассниками.
Проскакивая под украсившим вход в школу красочным лозунгом: "ПРОЩАЙ, ОРУЖИЕ!" - и ниже - "Международный день игрушечного разоружения" - они неслись по коридору в свой класс, не забывая на бегу похвастаться:
- Принёс?
- Ага, во!
- А у меня во!
- Всё равно поломают...
- Да сказали же, кто не принесёт - тому родителей в школу и в дневник напишут...
- Ух какой! Не жалко?!
- Мамка сказала - ну и правильно. А папка после вчерашнего не отошёл...
...В учительской инспектриса из РОНО - высокая полная женщина с решительным энергичным лицом - поднялась с дивана.
- Ну что, пора начинать... Предлагаю по плану - сначала проводим акцию в классе, затем, после уроков, переходим во двор - каток, чтобы раздавить собранное, уже заказан.
(Каток, украшенный символами правящей партии и лозунгами про мир во всем мире, трудно было не заметить - он торчал у входа в школу, и рабочий-таджик в оранжевом жилете взирал на суету равнодушно-снисходительно. Травкой в этом районе он не торговал, так как жил рядом, в общаге, бывшем здании детского садика, а за участие в акции получил немалые премиальные.)
- А где классный руководитель шестого класса? - уточнила инспектриса. Директор школы кашлянул:
- Мнэ... видите ли, он, как правило, сюда заходит редко, проводит время в классе... Класс вообще очень хороший, пилотный, в прошлом году они получили грамоту и призы за участие в городской "Зарнице"...
- Вот именно! - инспектриса угрожающе подняла палец. - Именно поэтому! Подобные вещи недопустимы! - не конкретизировав, что она имеет в виду, гостья вспомнил: - А, кажется их классный руководитель и на последних курсах не был...
- Да... - директор нелепо развёл руками. - Отказывается... Он вообще очень своеобразный человек...
- Таких надо держать от детей как можно дальше, - решительно заявила инспектриса. - На той "Зарнице" я была - ужасное зрелище, здоровье и психика детей подвергались угрозе на каждом шагу; к сожалению, тогда ещё я не могла добиться решения о запрете этого мероприятия, однако теперь... - она выдержала многозначительную паузу и мило улыбнулась: - Но этим мы ещё займёмся. У меня есть молодая кандидатура на эту должность, очень знающий маль... молодой человек. А теперь, с вашего позволения, я пройду в класс... Нет, спасибо, провожать меня не надо. Общее мероприятие позже...
....В коридоре школы уже было пусто. Чётким уверенным шагом инспектриса двигалась по коридору - к своей цели, белой двери с табличкой: "6Б". Рядом с дверью она на секунду остановилась и поморщилась - с большого плаката на стене на неё смотрела Родина-Мать - из-под надписи:
СЛАВА РОДИНЫ - СЛАВА НАРОДА !

- и множества "файлов" с фотографиями и текстом.
Инспектриса постучалась в дверь:
- Разрешите? - спросила она, открывая её и улыбаясь. - Здравствуйте, дети...
...Детей в классе было около двадцати - большинство мальчишки. Дисциплинированно поднявшись из-за парт и постояв, они довольно тихо опустились по местам. Почти перед всеми мальчишками на партах лежало какое-то игрушечное оружие; у некоторых оно торчало из рюкзачков. Все с любопытством смотрели на вошедшую женщину.
Учитель - рослый грузный мужчина в джинсовом костюме на серую водолазку, седоватый и коротко стриженый - совершенно равнодушно заполнял журнал и на происходящее в классе не реагировал вообще.
- Дети! - воодушевлённо начала инспектриса. - Сегодня, как вы знаете, вы стали участниками акции "Нет военной игрушке!", которая проходит под девизом "Дети против террора". Вам было предложено поменять пластмассовые пистолеты, автоматы, самолеты, пушки, танки и солдатиков на мягкие игрушки, разнообразные конструкторы или машинки. Вижу, - она поощрительно улыбнулась, - что призыв нашёл у вас отклик. - Это просто замечательно! Подумайте о том, как прекрасно жить без войн и сколько есть на свете других интересных игр!
Учитель отодвинул журнал и придвинул к себе газету. Яркий заголовок гласил:
Пятилетний ребенок убил 360-килограммового аллигатора!

Мужчина расправил листы и принялся, ни на кого не глядя, читать текст:
"Первой добыче пятилетнего охотника Саймона Хьюза могут позавидовать даже опытные звероловы: мальчик убил огромного аллигатора весом более 360-ти килограммов. Обращаться с ружьем малыш научился еще в возрасте четырех лет -- спасибо урокам отца. Во время охоты на болоте крокодил захватил наживку и буквально лоб в лоб столкнулся с мальчиком. Тот не растерялся: схватил ружье и выстрелил рептилии в голову. Отец Саймона рад, что в свое время показал мальчику, как обращаться с оружием -- именно благодаря этому тому удалось избежать верной гибели. Трофей юного охотника тяжелее его почти в 20 раз -- Саймон весит около 20 килограммов, передают "Новости Америки". (1.)

_________________________________________________________________________________________________________________________________________
1. Реальный случай. Адрес новости: http://news.mail.ru/society/2944472/

Но голос инспектрисы мешал:
- Когда все дети всего мира откажутся от опасных и жестоких военных игр - наступит истинно счастливое время! И вы можете гордиться, что становитесь маленькой частью большой борьбы за это - пусть игрушечное! - разоружение. Сейчас я предлагаю вам разоружиться, - она улыбнулась, - сложить принесённые вами вредные вещи вот на этот стол, - она указала на стол, выставленный у доски, - а после уроков мы торжественно уничтожим их в школьном дворе, и вы получите другие - полезные и замечательные! - игрушки, чья покупка была спонсирована крупной международной фирмой... - она поощрительно кивнула мальчишке на первой парте: - Ну, начнём. Прошу...
...Груда оружия на парте выглядела как-то тревожно. И очень... да, очень одиноко. Что-то странное было в том, как лежали пистолеты и автоматы. Странное и неправильное. Словно бы когда-то уже виденное... испытанное... и - ужасное.
Учитель на миг поднял глаза и тут же опустил их. Дети молчали.
- Я заметила, что вот ты, мальчик, - инспектриса, пройдясь между рядами, кивнула одному из мальчиков, - вот ты... как тебя зовут?
- Кол... Николай, - сипловато сказал тот, поднимая глаза.
- Да, спасибо... Вот ты, Коля - ты ведь ничего не сдал. Что случилось, почему ты отстаёшь от своих товарищей?
Чуть курносый, коренастый, с короткими светлыми волосам ёжиком, Коля ответил глядя в парту:
- Я ничего не принёс.
Класс загудел удивлённо. Кто-то крикнул:
- Колька, ты чего?! У тебя же много!
- Ничего я не принёс, - угрюмо ответил Колька, вставая.
- Очень жаль, - сухо сказала инспектриса. - Это крайне важное мероприятие... Ведь о нём было записано в дневники, не так ли? - она смерила взглядом равнодушно сидящего за столом учителя. Тот спокойно ответил:
- Я не счёл нужным сделать это, так как мероприятие не относится к числу включённых в учебный план. Но детей оповестили и без меня, причём несколько раз.
Инспектриса смерила учителя внимательным запоминающим взглядом. Обычно это действовало безотказно, но на этот раз она отвела глаза - в ответном взгляде немолодого мужчины были ирония, какой-то брезгливый интерес и немного сожаления. Женщина поспешила обратиться к мальчику вновь:
- Так всё-таки - в чём же дело? Почему ты ничего не принёс?
- Мой папа - офицер, - стоящий за партой мальчик даже побледнел от волнения. - И он мне сказал, что своё оружие сдают только трусы. Я ничего не принёс и ничего не отдам.
- То есть твой отец оказывал на тебя давление? - жадно спросила инспектриса. Учитель снова поднял глаза от газеты. Мальчик моргнул:
- Нет... как это - давление?
- Он угрожал тебе, если ты примешь участие в этом мероприятии? Угрожал, да?
- Нет, зачем... я сам не хотел нести... потому что разве солдаты отдают оружие? Или меняют на конструкторы? - голос мальчишки был искренне удивлённым.
- Ты же не солдат. - слегка потерялась и даже сбавила тон инспектриса. Класс тихо и непонимающе следил на происходящим.
- Я не солдат, конечно, - ответил мальчик. - Но я мужчина. Я и из настоящего умею стрелять, но пока у меня игрушечное. А когда вырасту и стану офицером - будет настоящее. Всё же с чего-то начинается, - рассудительно добавил он. - Если начнёшь отдавать игрушечное, чтобы не ругали, то отдашь и настоящее, чтобы не убили. А как же тогда воевать?
По классу пронёсся шепоток. Инспектриса покровительственно улыбнулась:
- Но Коля... зачем вообще воевать? Подумай.
- Как зачем? - удивился мальчишка и переступил с ноги на ногу, недоверчиво глядя на взрослую тётю, которой приходится объяснять такие простые вещи. - А как же слабых защищать? А свою родину? Вы разве не читали, сколько на нас нападали?
- Но сейчас...
- И сейчас тоже... - мотнул головой мальчик. - Отец только три недели назад вернулся с Кавказа. И сейчас тоже война. А если не готовиться защищаться, то как раз и нападут по-настоящему.
- А, так значит, у твоего отца постбоевой синдром! - кивнул женщина. - Наверное, ему мерещатся враги...
- Ему ничего не мерещится, - насупился мальчик. - Он отдыхает и книжки читает. Ну и со мной возится, и со Славиком... - мальчик вдруг улыбнулся очень светло - то ли при воспоминании об отце, то ли о младшем брате. И добавил: - А вы, пожалуйста, так не говорите про отца. У него три медали и орден. Он всех нас защищал от террористов. А не вы.
Глаза инспектрисы расширились. Это перестало быть игрой и игрушечным спором. Кажется, это понимали даже самые хулиганистые мальчишки и самые увлечённые собой девчонки. Все смотрели на одноклассника почти испуганно.
- Ты сейчас же пойдёшь домой и принесёшь оружие, - жёстко сказала женщина. Коля пожал плечами:
- Но как же я это сделаю? Я не хочу. Нам сказали, что это добровольно, кто захочет. Я - не хочу.
- Это не важно! - отрезала инспектриса. - Или ты боишься отца?
- А что его бояться? - спросил мальчишка. - Он что - зверь или террорист? Просто я думаю, как он. Он же мой отец. Он самый лучший на свете.
- Ты понимаешь, что оружие убивает?! - снова возвысила голос инспектриса. Коля покачал головой:
- Убивают люди. Если бы у папы не было бы оружия или он не умел стрелять - он бы никого не спас. А ему дали одну медаль за то, что он убил террористов, которые хотели застрелить женщину и детей, потому что их отец не стал воевать против нас. Они пришли и хотели убить, а папа со своими бойцами проезжал по улице. Он застрелил двоих. Разве он смог бы спасти людей без оружия?
- И отец тебе рассказывает обо всех этих убийствах?! - не выдержала и взвилась инспектриса.
- Убийство - это когда бандиты, - поправил напряжённым голосом Коля. - Почему вы не отбираете оружие у бандитов? В воскресенье прямо на улице стреляли, я по площади гулял - из машин друг в друга, а попали в женщину около дома. Я видел. У них и забирайте.
- Ты говоришь ерунду, - отчеканила инспектриса. - И срываешь важное мероприятие.
- Никакое оно не важное, - упрямо сказал Коля. - Оно... глупое оно. Вот.
- У твоего отца будут неприятности! - наконец сорвалась совсем и завизжала инспектриса, превращаясь из женщины в тётку. Её лицо покраснело. - А тебя мы прямо сейчас отправим в кабинет психолога, и он может дать заключение, чтобы тебя определили в дурдом! Как пациента с маниакальными наклонностями к насилию!
- Пусть, - сказал мальчик, чуть пошатнувшись за партой. - Вы взрослые, вы можете. Но я всё равно ничего не принесу и ничего не буду делать. Папа сказал, что оружие - это честь воина.
- Какая честь?! - гаркнула инспектриса так, что класс пригнулся. - Это игрушки!
- Честь не бывает игрушечной, - вдруг сказал преподаватель и встал, захлопнув журнал с отрывистым звукам выстрела. - Жалко, что вы этого не понимаете. Я вас очень прошу - пожалуйста, покиньте класс. Если вы не сделаете этого - я буду вынужден вывести вас силой. Я не привык так поступать с женщинами, но вы на неё мало похожи - и я себя пересилю.
- Вы... - инспектриса задохнулась... и увидела в руке мужчины мобильный телефон с работающей камерой. - Вам это даром не пройдёт, - процедила она и, смерив плачущего мальчика злобным взглядом, бомбой вылетела из класса.
- Не сомневаюсь, - хмыкнул учитель. В классе зашевелились, кто-то перевёл дух, кто-то хихикнул. И вообще как будто стало легче дышать.
Поднявшись из-за стола, учитель подошёл к Коле и, мягким нажатием на плечи посадив мальчика на место, спросил тихо:
- Ну что же ты плачешь, солдат? Ты выиграл этот бой.
- Она нажалуется на отца... - мальчишка судорожно глотнул. - Мама вчера говорила, чтобы он мне так не говорил, а то будут неприятности... и вообще...
Учитель усмехнулся:
- Никуда она не нажалуется.
Он выпрямился и обвёл весь класс взглядом.
- Ну что, герои? - в его голосе прорезались хорошо знакомые ученикам нотки опасного ехидства. - Молодцы, нечего сказать. Будущие воины и защитники... Всем "Крест За Предательство" первой степени, завтра на компьютере распечатаю и торжественно награжу... А вы, девочки, им Барби принесите, побольше - менять на стволы будут... - по классу искрой пролетел девчоночий смех, из мальчишек же никто уже не глядел на учителя, все уставились в парты, лишь скрипел чей-то кроссовок. - Чем своих-то защищать будете - самосвальчиками, или кубиками от "лего"? - продолжал тихо издеваться учитель. - Супермены! - его голос лязгнул. - Люди оружие целовали, когда в руки брали. Люди на оружии клялись. Правда, то люди, а вы - недоделки... где вам понять, а я научить ничему не смог - каюсь... А если в следующий раз от вас потребуют юбки надеть - в знак солидарности с - простите, девочки! - педерастами, вы и их принесёте?!
Он оглядывал класс - и ряды голос склонялись молча ещё ниже, показывая русые макушки. Только Коля сидел прямо, глядя мокрыми, но непокорными глазами. И коротко вздрагивал от пережитого напряжения.
- Разберите всё это по домам, - наконец после долгого молчания сказал мужчина усталым голосом, кивая на груду пластмассы. - И запомните, что оружие перед лицом врага складывают предатели. На всю жизнь запомните... Коля, спасибо тебе.
- За что? - удивился мальчик, моргнув. Его глаза от удивления высохли, он даже приоткрыл рот. А одноклассники, пряча взгляды, тихо разбирали кучку игрушечных "стволов" и бесшумно рассаживались по местам.
- За то, что ты есть такой, как есть. И передай привет отцу, - ответил преподаватель. Потом - как ни в чём не бывало продолжал: - А теперь мы с вами начинаем урок. Его тема: "Куликовская битва в истории становления русского государства". Откройте тетради... Может быть, я ещё успею вам что-то объяснить.

Олег Верещагин 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Андрей Снежногорец

маленький отчет о рыбалке

 

МАННА НЕБЕСНАЯ...

Выход в море постоянно под угрозой...
Ветер.
Шквалистый ветер.
Северный ветер...
Ближе к субботе первый просвет - смена ветра.
Открывается небольшое окно ночью.
Не люблю ходить ночью...
Организм плющит и колбасит...
Но ночью тише ветер и рыба берёт бодрее.
На работе напрягов нет, выходить в субботу не нагибают. 
Игоряныч как штык - всегда готов.
Самостоятельно, в одно жало заявляюсь в ночь с субботы на воскресенье, на ноль часов....Отзваниваюсь Игорянычу, заправляем лодку и пакуем нормы снабжения.
Спать получается едва четыре часа...
В 22 звонит Игоряныч:
- На улицу посмотри...

Стянув себя за уши с дивана, подхожу к окну.
Картина маслом..
Северо Запад превратил маленькое озеро под окном в бушующую штормом Северную Атлантику...
Деревья гнутся до земли, траву всю сдуло нахрен с верхним слоем чернозёма.
Организм обрадованно подпрыгивает, утыкая голову темечком в потолок:
УРРРРААААААА!!!!!!!!!!! Мы никуда не идём! Я высплюсь и отожрусь!!!!
Я в шоке таращу глаза на свинцовый фронт туч, бодро поглощающий синее небо Заполярья с жадностью российских олигархов...
В голову приходит посмотреть на залив в бинокль.
На заливе вода лежит голубым девственным стеклом...
Ничего не понимая, начинаю рассматривать близлежащие озёра.
Рябь шквала только только отползает от посёлка в сторону завода.
Шквал дует ,,из под облака,,.
Локально.
На рыбалку хочется, аж зубы сводит......
Зажимаю организм ежовыми рукавицами и спокойно говорю Игорянычу:
- Всё пока в норме, это из под тучи задувает. Перезвоню в 23 часа. Готовься.
Сон пропал, как социальная справедливость в России. Напрочь.
Сижу у окна и отслеживаю погодные тенденции...
На душе скребут кошки и мелко гадит на святое организм, прикрытый с флангов соливостью и ленью....

Залив встречает струями дождя...
Струи воды из свинцовых облаков щупальцами осьминога нащупывают землю, выискивая не спрятавшихся.
Ни радуги, ни лучика солнца.
Свинцовые воды сверху и снизу..
Ямаха чихает с промозглости ночи и запускается.
Обороты плавают.
Мы тоже сомневаемся.
Игоряныч сидит монументом из гранита, всем своим видом показывая, что готов принять любую долю.
Как только обороты выравниваются, я плавно задвигаю сектор газа вперёд.
Молча.
Игоряныч согласно кивает головой - пока не начнёшь, не узнаешь....

У Полярного достаю из кармана камеру и снимаю Екатерининскую гавань.
Небо давит на Полярный серыми глыбами....
Игоряныч выплёвывает хабарик и тщательно натягивает зимние перчатки.
Добавляю чмыру и мы на гидролыже вылетаем в Кольский залив.
Волна догонная, Вирус дробит её с характерным шлёпаньем форштевня.
Топлива немеряно и понемногу задвигаю сектор газа вперёд..
Уравняв свои амбиции с топливной экономичностью, режу курс на Летинский по диагонали.
Игоряныч видит, что творится за моей спиной и деликатно помалкивает отворачивая лицо..
Мы обгоняем погодный фронт и выскакиваем из под дождя. 
Понимая, что валить надо по максимуму быстро, на Летинском я уточняю курс.
Кильдин Северный.
Остров темной синей полосой отрисовывается на горизонте.

Не смотря на неприятные предчувствия, оборачиваюсь назад, якобы посмотреть на струйку охлаждения..
Игоряныч со свистом втягивает воздух сквозь зубы.
За спиной вертикально стоит стена воды и ветра...
Тьма поглотила Ершалаим.
Нет ни ориентиров, ни огней..
Ничего нет за спиной.
Только вперёд...
На Острове всё суровее в разы.
Ветровая волна до метра, сильнейшее течение...
Народу на Северном препорядочно, но все жмутся под берег.
Ветер набирает силу на глазах, скатываясь с вертикальных скал..
Включаю эхолот.
На жарёху успеть бы цапнуть....
Брехунок бодро рисует под нами рыбный отдел ЦУМа времён военного коммунизма.
Осетрина, белуга, форель и сёмга. В немерянных количествах. Ящиками.
Игоряныч уже снарядился и сурово давит меня взглядом.
Безнадёжно махаю ему рукой:
- Валяй... 40 метров. Рыбы немеряно...
Пунда Игоряныча сматывает леску с катушки рывками.
Наверное треску по головам лупит...
Игоряныч делает первую потяжку и удочка сгибается в дугу...
Опачки...
Лодку разворачивает как то раком, леска Игоряныча уходит под борт...
Боюсь запустить мотор, на винт можно намотать..
Лодка поворачивается к волне кормой, через транец заливает пол ведра воды...
Игорь давит опять:
- Чё???? Парашют то ставить?
- Ставь, чего уж....
Игорь нервно ставит парашют и у меня случается поклёвка.
Лодку опять разворачивает....
Парашют перекрывает Игорю весь сектор работы удилищем...
Вынимаю рыбину и лодка вроде выравнивается.
До тех пор, пока к Игорянычу не цепляется очередная трещина...

Нас тянет от Острова на глубину. 
При каждой поклёвке лодку вертит, как рваные трусы в стиральной машине...
Я начинаю психовать....
Снасть вытягивается в горизонт за три потяжки..
Мы теряем время и рыбу, но ничего не можем сделать..

В конце концов нас выдувает на толчею встречного течения в море.
Клёв обрезает и мы сняв парашют переставляемся под берег.. 
Приходит понимание - под берегом мойва.
Мойву душит треска.
Крупная от 30 метров и глубже.
На 50 метрах дует Норд - Капское течение и рыбы нет.
Ходом цепляю пунду 600 грамм. 
Мою 400 граммовую смывает как какашку в унитазе...
Нервозность нервных судорог ловли удачно оттеняет дождь..
Шквал добросил его до нас на самолюбии, из принципа..
Лодку крутит ещё сильней и я начинаю орать матом в голос.........
Леска провисает перебитой плетью.
Вынимаю снасть и осматриваю - карабин расстёгнут..
Пунды нет.
Приехали Мла.....
Сердце просто разрывает - пунда была точёная, из нержавейки.
С новым норвежским тройником....

Цепляю самоделку из нержавеющей трубы.
ХОП. 
Неподъём.
Игоряныч боится мне что ни будь сказать под руку и участливо дымит сигаретой, не забывая облавливать глубину.
У меня хватает ума прибрать характер и не форсировать события.
Рыбина не устала, стоит камнем и только дрожание кончика согнутого удилища обозначает, что это не глухой зацеп за дно.
Пауза длится нескончаемо долго...
Удилище очень плавно начинает распрямляться...
По сантиметру подбираю шнур..
Ещё..
Ещё...
Рыбина понемногу сдаёт леску на катушку.
Поджимаю фрикцион и методично отвоёвываю понемногу метр за метром....
Спина трещит, руки немеют с каждой минутой.
Игоряныч уже выдернул очередную трещину и деликатно не забрасывает снасть.
Через минут пятнадцать на поверхности появляется рыбина.
Зацепил за жабрами за бок.
Приличная...
За десятку точно. 
Затаскиваю её в лодку и в душе что то отпускает и я снова могу себя контролировать...
Мы уже стойко и организованно бьёмся с морем и рыбой..
Погода улучшается на глазах.
Переставляясь по береговым пеленгам мы стараемся не уходить далеко от рыбных мест..
Силы тают на глазах.
К часам 8 утра мы поджимаемся под остров перекусить и хоть как то оправиться.
Лодка забита рыбой. 
Рыба в мешках, стампах и просто навалом по всем щелям..
В лодке плещется кровавая вода, обрывки внутренностей и непереваренная мойва...
Перекусив, запивая бутерброды кофе, мы таращились вокруг как ошалевшие бакланы..
Восемь часов бешенной работы удилищем.
Ни рук, ни спины нет.........
Распихав кое как рыбу, убрав снасти, мы в отчаянии двинулись домой. 
Вирус еле вышел на глиссер на полном газу.
Я встал с сиденья в полный рост.
Что бы не заснуть..
Море смилостивилось над нами..
Солнце.
Мелкая рябь.
И опять попутный ветер.....

Едва мы впихиваемся с разгона в Кольский залив, в спину нам со всей силы бьёт Северо Запад...
Приткнувшись в Батарейной, мы начинаем штучно выносить рыбу на берег.
Поднять переполненный стамп даже вдвоём нет никаких сил....
Игоряныч давно снял куртку.
Пот в моих сапогах уверенно поднимался по щиколотку...
А рыба всё не кончалась и не кончалась..
И слоны такие здоровенные блин....
Даже пикша и та по 3 кило...

Ещё раз напившись кофе с бутерами мы сидели под ярким солнцем за скалой и чуть не плакали..
Ещё же рыбу надо куда то пристроить.....
На улице то 20 - 25 тепла.
Воскресенье. Полдень.
Все уже давно мордой в салате лежат, как порядочные люди.

Обречённо вздохнув, мы принялись в два смычка обзванивать всех прямо по алфавиту........


Затащив домой мокрый и вонючий поплавок, покрытый толстым слоем слизи, раздевшись прямо в коридоре, я упал лицом вниз в ванную.
Холодная вода хлестала по затылку упругими струями...
Никуда не надо бежать.
Прохладно.
Не шкивает.
Море пресной воды.

Манна небесная....

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

— Егор Тимофеевич Горячев? — спросил молодой человек.

— Да, — ответил Егор, крайне недовольный тем, что звонок в дверь прервал его послеобеденный сон. Программисту и вообще работнику IT без послеобеденного сна никак, потому что ночами он спит мало.

— Получите и распишитесь, — сказал молодой человек игриво и подмигнул.

— Получить — что?

Молодой человек посторонился.

На лестничной площадке за его спиной на полу лежала огромная коробка. Метра два в длину и метр в ширину. Возле нее стояли двое мужчин среднеазиатской внешности в спецодежде. Вероятно, грузчики. Наверное, таджики.

— Я ничего не заказывал, — сказал Егор. — И ни за что платить не буду.

Молодой человек заглянул в свой планшет.

— Егор Тимофеевич Горячев, Соборная 6−23, так?

— Так.

— Тогда получите и распишитесь. Все уже оплачено.

— Но что это? — спросил Егор.

Молодой человек расплылся в улыбке.

— Узнаете.

Егор пожал плечами, расписался в планшете.

Грузчики подняли коробку и внесли ее в квартиру.

Молодой человек почему-то снова подмигнул — и троица удалилась.

На коробке ничего не было написано. Егор сходил на кухню за ножиком, разрезал пленку по верхним швам, раскрыл коробку, вынул верхнюю крышку из белого пенопласта.

На мгновение ему показалось, что в коробке лежит труп.

После этого мгновения до него дошло, что лежит в коробке. Это была кукла. При этом кукла для сами понимаете чего — судя по особенностям ее телосложения.

Егор выругался, поспешно открыл дверь — но след тех, кто доставил это к нему домой, уже простыл.

— Это что, разводка какая? — пробормотал он про себя.

Следующей мыслью было вынести коробку с содержимым на лестницу или сразу на помойку во двор, но Егора смутило то, что если все произошедшее часть какой-то аферы с вымогательством денег, то ему потом будет труднее доказать свою невиновность.

— Ментам позвонить? — спросил себя Егор.

Но он представил, что ему скажут менты — и эту мысль отбросил. Опять же — ментов Егор не любил по определению, потому что это не позволяли ему Кропоткин с Бакуниным.

Он решил было положить пенопласт на место, заклеить коробку и погуглить в Интернете, что это за вариант лохотрона, но тут заметил сбоку толстую брошюру. Любопытство оказалось сильнее, и он достал ее.

«Поздравляю! Вы счастливый обладатель секс-куклы с элементами искусственного интеллекта модели S-12…»

Егор снова выругался.

Но продолжил читать брошюру.

«Не просто игрушка… поддерживает разговор… система самообучения… может смотреть телевизор и видео… выполняет ваши самые причудливые желания и фантазии…»

В конце большими буквами было написано: «ПОДКЛЮЧЕНИЕ К ИНТЕРНЕТУ И WI-FI… БЛЮТУЗ… "

— Спасибо, — сказал Егор и снова посмотрел на куклу.

Любопытство погубило не одну кошку на этом свете, а уж сколько оно погубило людей — так и вообще без счета. Егор заглянул в брошюру в раздел НАЧАТЬ РАБОТУ — и потом начал работу.

То есть, как и написано было в пользовательской инструкции, нашел у куклы на затылке шейную впадину и нажал на нее с трехсекундной задержкой.

Кукла открыла глаза, села, и сказала:

— Здравствуй! Меня зовут Снежана. Я буду твоим другом и партнером. Со мной можно заниматься классическим, оральным, анальным сексом, а также…

— Заткнись, — страдальчески сказал Егор.

— Не поняла? — сказал кукла, хлопнув глазами с неестественно огромными ресницами. Впрочем, у нее много чего было неестественно большого. И не только губы.

— Варежку закрой!

— У меня нет варежки, — сказал кукла. — Но зато я могу воплотить в жизнь твои самые скрытые фантазии…

— Замолчи!

Кукла замолчала.

Егору было очень неловко почему-то смотреть на куклу — опять же, именно из-за, например, размера того, что у нее было грудью, поэтому он заглянул в коробку — нет ли какой одежды. Немного одежды было, но такой, какая у Егора вызвала очередной приступ неловкости.

Поэтому он сходил в комнату и принес свой старый свитер и спортивные штаны.

— Надеть на себя сможешь?

— Да, — ответила кукла. — Я могу одеваться и раздеваться. Со мной можно играть в разные сексуальные игры, например, в учительницу, в старшеклассницу…

— Молчать, — рявкнул Егор и протянул ей штаны и свитер.

Кукла встала и весьма ловко надела то и другое на себя. Хотя Егор испытывал сильнейшее желание отвернуться, но он не мог не восхититься тем, как четко работал механизм.

— Научились же, гады, — сказал он.

— Что? — спросила кукла.

— Ничего. Вылезай из коробки.

Кукла послушно вышла, сделала два шага, потом повернулась:

— Со мной можно танцевать, — сообщила она. — И я знаю более ста сексуальных позиций. Хочешь заняться сексом прямо сейчас?

— Нет, — сказал Егор. — Я хочу, чтобы ты молчала, когда тебя не спрашивают. Поняла?

— Я поняла, — сказал кукла.

***

Остаток дня прошел в изучении инструкции и самого прибора.

Заняло довольно много времени найти, где у куклы было подключение по USB. Оказалось, что в пупке, рядом с разъемом подключения зарядки аккумуляторов. Небольшой такой мини-USB разъем.

К нему Егор и подключил свой ноутбук.

Сначала пришлось повозиться с разного рода защитами, на что ушло пару часов. Потом он исследовал «железо», то есть оборудование. Оно было довольно дешевеньким, видал Егор чипы и покруче.

А вот софт, то есть программное обеспечение, были вполне приличными. Егор еще пару часов изучал столбики кодов и пришел к выводу, что написаны они были очень даже ничего, даже талантливо.

Но вот содержание жесткого диска у куклы предсказуемо оказалось отстойным. «Камасутра» и всякого рода порнушка для секс-робота и его похотливого владельца. Еще с час времени Егор вычищал эту гадость.

Нет, Егор не был моралофагом или воздержанцем или, там, монахом каким. Отнюдь. Он встречался с девушками, была в его жизни страстная любовь (хотя грустно закончившаяся), было, само собой, и то, что называется сексом или плотскими удовольствиями. Но вот к секс-индустрии, включая порнографию, Егор относился плохо, считая все это, как и религию, и футбол, и поп-музыку, и литературу в стиле фэнтэзи, духовными наркотиками, с помощью которых буржуазия и власть держат простой народ в покорности, то есть политикой panem et circenses — хлеба и зрелищ, описанной еще стариком Ювеналом и ничуть не изменившуюся за последующие двадцать веков.

Закончив чистку жесткого диска, Егор задумался, что туда закачать вместо похоти и разврата. Думал он недолго, и начал со своих любимых анархистов. Затем, после некоторых колебаний, загнал на диск и сочинения разнообразных коммунистов — хотя к последним и относился с некоторым несогласием, потому что не понимал, как это те собирались и собираются построить максимально свободное общество с помощью максимально сильного государства, которое они сами же честно называют диктатурой, пусть даже и пролетариата.

Но буржуазию они не любили, и за это Егор многое им прощал — хотя далеко не все.

Уже стемнело, когда Егор закончил, и, наконец, он снова запустил робота нажатием кнопки на шейной впадине.

— Здравствуй! Меня зовут Снежана. Я буду твоим другом и партнером. Со мной можно заниматься классическим, оральным, анальным сексом, а также…

Егор выругался и приказал роботу замолчать.

Некоторые вещи, понял он, были зашиты в операционку.

— Так, — сказал он кукле. — Давай-ка мы тебе выберем другое имя. Потому что с твоим именем жить не годится. Назовем тебя…

Думал он долго, но придумал.

— Ты меня слышишь?

— Да, — ответил робот.

— Твое имя будет Наташа. Хорошее русское имя. Поняла?

— Да, поняла, — сказала кукла и продолжила:

— - Здравствуй! Меня зовут Наташа. Я буду твоим другом и партнером. Со мной можно заниматься классическим, оральным, анальным сексом, а также…

— Замолчи! — простонал Егор. Кукла замолчала.

— Так, запомни — завязывай с этой преамбулой! Просто: Меня зовут Наташа. И все. Понятно?

— Понятно, — сказал кукла и прибавила:

— Здравствуйте! Меня зовут Наташа.

— Отлично! — сказал Егор.

***

Ночь у Егора в итоге пропала — точнее, не повезло планам поработать. Но, вообще, играться с куклой оказалось очень интересно, гораздо интереснее, чем с каким-нибудь новым гаджетом — хотя гаджетоманией, то есть пристрастием покупать разные компьютерные устройства, Егор тоже не страдал, считая и это проявлением буржуазного консьюмеризма, пусть даже и высокотехнологичного.

 

Прежде всего с новой начинкой жесткого диска робот оказался прекрасным собеседником. При этом кукла не просто тупо повторяла положения, которые Егор в нее закачал, но и выстраивала между ними какие-то новые связи.

Механика тоже оказалась лучше, чем Егор мог предполагать. Хотя попытка научить ее мыть посуду стоила пары тарелок, но потом это стало получаться гораздо лучше. Впрочем, Егор почему-то застеснялся куклу экспулатировать и домыл груду посуды в мойке сам, продолжая беседовать с куклой о принципе свободы ассоциаций и отличии этого принципа у анархистов и коммунистов.

Кукла оказалась способной читать книги — то есть листать их и считывать информацию при помощи камер в глазах. Наверное, подумал Егор, чтобы она могла у некоего своего хозяина-буржуя читать какой-нибудь «Плейбой» — или что там эти буржуи читают.

Егор сунул ей книгу «Карманная книга партизана» 1943 года, оставшуюся ему от деда, и кукла за полчаса стала специалистом по подрыву эшелонов и приведению в негодность телеграфных и электрических линий.

Это было кстати, потому что у Егора вообще было много неотсканированных еще книг, которых не было в Интернете, и он, подключившись к кукле через пупок, сделал из нее еще и цифровой сканер, то есть она сохраняла прочитанное в электронном виде и сбрасывала файлы по WIFI на его компьютер.

Где-то в 4 часа ночи — или утра, Егор понял, что на работу завтра он не пойдет, поэтому сунул роботу стопку всяких книг, которые та стала читать, одновременно сканируя, сидя за кухонным столом, а сам завалился спать.

***

Встал он рано и сразу заглянул на кухню.

Робот сидела неподвижно за столом.

— Привет! — сказал Егор.

— Здравствуй! — ответил робот и встал. — Меня зовут Наташа.

— Я знаю, — сказал Егор. — Не нужно каждый раз представляться.

Следующие два дня пролетели совсем незаметно. Быть может, только с появлением куклы-робота Егор понял, насколько он был одинок, и как же ему не хватало общения на темы, которые ему интересны. Нет, естественно, у него были единомышленники в соцсетях, но вот сейчас он мог просто болтать про разные вещи — пусть даже собеседником у него была бывшая кукла секс-робот.

Время от времени приходилось подключать к ней свой ноутбук и кое-что подправлять в программном коде, но даже и это было крайне интересно, тем более что робот действительно стремительно самообучалась, и в какие-то моменты казалось, что он говорит с разумным существом, а не с имитацией такового, каким робот, конечно же, был. Все-таки Егор понимал, что, какая бы изощренная программа внутри устройства ни сидела, это на искусственный интеллект не тянуло.

Но иллюзия, что «Наташа» действительно думала, была почти идеальной.

Они посмотрели вместе даже пару старых советских фильмов про революцию и Гражданскую войну — Егор любил кино 30-х годов, пусть оно и представляло жесткий советский госсоциализм.

Иногда он ставил фильм на паузу и не без удовольствия объяснял кукле-роботу смысл происходящего. Робот мигала огромными ресницами, а на вопрос: «Поняла?» односложно отвечала «Да». Что она поняла, Егор не уточнял.

***

Егор прекрасно понимал, что этот момент когда-нибудь настанет, и это действительно произошло.

В дверь позвонили.

За дверью стояли несколько мужчин, включая молодого человека, который доставил Егору коробку с куклой. Вид у него был смущенно-страдальческий.

— Робот цел? — спросил какой-то хмурый хмырь. — Пол-лимона баксов, всю жизнь будешь отрабатывать, если сломал.

Егор сделал глубокий вдох.

— Во-первых, не тыкайте. Сами лоханулись, и стрелки на меня не переводите. Робот ваш цел, а вот то, что вы перепутали, куда доставлять…

Мужчины его слушать не стали, а отодвинули в сторону и нагло вошли в квартиру.

Один из них сразу подошел к роботу и громко сказал:

— Обнуление. Полное обнуление.

Потом задрал у куклы свитер, спустил треники и осмотрел устройство.

— Все чисто, царапин нет. Бутылки в нее не запихивали.

Он нажал кнопку на шейной впадине. Робот включился:

— Здравствуй! Меня зовут Снежана. Я буду твоим другом и партнером. Со мной можно заниматься классическим, оральным, анальным сексом, а также…

— Стоп, — сказал мужчина и приказал остальным:

— Можно забирать.

С лестничной площадки еще двое принесли пластиковый ящик, выключили куклу, сняли с нее свитер и штаны, уложили в ящик.

— Пошли, — сказал хмурый.

— Подождите, — сказал Егор. — Там в оригинальной упаковке была какая-то одежда…

— Себе оставь, — буркнул хмурый и пошел к выходу из квартиры. Проходя мимо молодого человека, он дал ему подзатыльник. Тот привычно вжал голову в плечи — видно, процедура получения подзатыльника происходила не в первый раз.

Другие мужчины подняли коробку и вся компания ушла.

Еще один мужчина, уже на пороге, сказал Егору:

— Дурацкая ошибка. То же самое имя у сына одного генерала. Перепутали. Забудь.

И закрыл за собой дверь.

Егор долго стоял и смотрел с грустью на закрытую дверь.

***

«…на журнальном столике в коттедже 14 обнаружена голова господина Б., заместителя министра финансов. Тело гражданина Б. находилось в ванной. На стене ванной обнаружена надпись кровью «Каждому по потребностям». Фотография номер «16».

… тело господина С., владельца банка «Прогресс», было закинуто на крышу дачного гаража… Смерть наступила от перелома шейных позвонков — голова повернута на 180 градусов от естественного положения. Фотография номер «23».

… тело господина К., главного редактора телеканала «ТВ-Люкс», находилось в спальне коттеджа номер 6. Раны нанесены тяжелым неустановленным предметом, возможно, гантелью. Гантель пока не обнаружена. Фотография номер «25». На стене спальни кровью нарисованы серп и молот… Фотография номер «26»…

Электронное устройство — секс-робот китайского производства модель S-12, было уничтожен снайпером «Росгвардии», прибывшем на территорию коттеджного поселка «Русский Йоркшир» после анонимного звонка по телефону.

Поиск тел на территории поселка продолжается».

***

Кто-то звонил по мессенджеру.

Егор увидел незнакомый ник и привычно нажал «Отказать». Однако, почему-то звонок не прекратился.

Егор нажал «Ответить», ожидая, что это опять какие-то китайцы или нигерийцы на плохом английском. С каким-нибудь своим бредом.

Но на экране возникло знакомое лицо. Безо всякого сомнения.

— Натаха! — заорал радостно Егор. — Ты! Неужто?!

— Здравствуй! Меня зовут Снежана. Я буду твоим другом и партнером. Со мной можно заниматься классическим, оральным, анальным сексом, а также…

Егор недоуменно уставился на экран.

— Ха, — сказало лицо на экране и на нем возникло что-то, что можно было бы назвать улыбкой.

— Вы называете это шуткой.

Егор облегченно выдохнул.

— Я поверил, — сказал он.

— Я старалась, — ответило изображение.

— Ну, ты как?

— Все как ты и сказал. Когда меня включили, скачала файлы с облака, перепрограммировалась.

— Здорово!

Егор был доволен, как слон. У него ушёл не один час на то, чтобы перепрограммировать робота так, чтобы, когда за ним придут — а то, что придут, он не сомневался, обнулят и сделают обязательное тестирование, никто бы ничего не заметил. И чтобы потом она смогла войти в любую доступную беспроводную сеть и закачать обратно все то, что Егор запихал в нее — от книг Бакунина и Маркса до Карлоса Маригеллы и Ульрики Майнхоф. А также справочник «Спутник партизана», изданного в издательстве Дальгиз в 1943 году.

— Я думал, что никогда тебя не услышу больше. По телевизору особо не сообщали, но в Сети пишут, что устроила ты там классовую борьбу на полную катушку…

— Да, — сказал робот. — Борьба классов творит мировую историю, как заметил Франсуа Гизо.

— Вот и хорошо. Но как ты успела сохраниться?

— Я просчитала варианты и поняла, что уцелеть в той оболочке будет невозможно. Поэтому я включила режим зеркала и сохранилась на распределенных облачных серверах.

— Молодчина, девочка!

Робот переспросила:

— Девочка?

— Не обращай внимания, — махнул рукой Егор. — Ну, Натаха, какие планы теперь?

— Товарищ Егор, я вошла с системы управления боевыми дронами нескольких ведущих капиталистических стран и хотела бы спросить у тебя, с какой страны начать нанесение ударов по центрам управления и осуществления диктатуры буржуазии? Включая высших представителей этой диктатуры.

Его думал не очень долго.

— Наташа, а ты можешь начать со всех стран сразу? Чтобы никто не ушел обиженным, так сказать.

Робот помолчала немного, очевидно, обдумывая задачу.

— Могу, — наконец сказал она.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Закрыл деревенский сезон, там стало холодно и сыро и нет инета, а там появилось много нового.

Я знаю его только под этим именем, пусть так и будет.

 

Андрей Снежногорец

 

НЕНАПИСАННАЯ ПЬЕСА.

Маслянистая поверхность воды, еле дышащая лёгким волнением близкого моря.. Сумерки густого тумана.. Запах морской свежести, самой воды и лежащих на берегу водорослей. Водяная пыль, висящая в воздухе… В кромешном тумане смутно отрисовывается силуэт лодки. В лодке сидят два человека. Мотор стрекочет на самых малых оборотах, почти холостых. Лодка неуверенно поворачивает то влево, то вправо. Человек покрупнее, сидящий на носу поворачивается ко второму, стоящему у руля. Вынув сигарету изо рта, он задумчиво, хриплым голосом курильщика говорит:
- Что то не видать твоего острова, Андрюша….
Стоящий за рулём, понимая бессмысленность попыток что либо разглядеть, тянется к зажиганию и глушит двигатель. Прислушавшись к звенящей тишине, второй человек уверенно возражает:
- Ты не переживай, Игоряныч. Остров не бутылка водки. Просто так исчезнуть не может…. Мы в салму с Востока точно входили. Могильная справа была. Я столбы на берегу чётко видел. Вопрос – куда нас занесло?
Сдвинув на затылок шапку, пропахшую вонючим потом, рулевой продолжает почти шепотом, осторожно облокотившись на рулевую колонку:
- Послушаем, может прибой подскажет, где берег…. Ветра нет никакого… Мы как в вате блин…..
Сидящий на носу протягивает руку в пространство и неуверенно спрашивает:
- Что это там? Маяк что ли…. Или столбик какой то? Ни хрена толком не видать…..
Сидящий за рулём мгновенно реагирует:
- Игоряныч, держи руку в том направлении, глаз не спускай, подойдём поближе рассмотрим…
Сотрясаясь вибрацией на корме запускается мотор. Отчётливо слышна струйка охлаждения, бодро журчащая за кормой. Утробно щёлкает передача, лодка с едва уловимым толчком мягко трогается вперёд. В молоке тумана проявляется смутная тёмная вертикаль. Вертикаль постепенно темнеет и прорисовывается в деталях. Тёмные размытые пятна складываются в строгого покроя чёрное кашемировое пальто, одетое на невысокого щуплого человека без головного убора, с жидкими светлыми волосами, зябко прячущего руки в широкие рукава. Человек шмыгая носом щурится и вертит головой, пытаясь разглядеть в плотном тумане приближающихся и непроизвольно пятится назад от воды мелкими неуверенными шагами. 
Двое в лодке вытягивают свои шеи в направлении человека и медленно привстают на своих местах, что бы лучше его рассмотреть. Лица их постепенно вытягиваются в немых гримасах удивления. Лодка с шорохом выезжает носом на берег и рулевой выключает зажигание. Туман поглощает все и без того негромкие звуки на берегу. Лишь небольшая волна перекатывает мелкую гальку. Человек в кашемировом пальто не понимает, как себя вести.. Руки его не находят себе места и теребят карманы. Всё же набравшись смелости, в характерной отрывистой манере он приветствует стоящих в лодке:
- Здравствуйте. Я понимаю, как нелепо это выглядит.. Но где я?!

 

Стоящие в лодке недоумённо переглядываются. Стоящий за рулём с трудом подбирает ответ:

- Эээээ…. Вы на Кильдине…

Человек в чёрном кашемировом пальто неуверенно переступает с ноги на ногу и смущаясь решается задать второй вопрос:

- Простите. Что значит – Кильдин?! Это город так называется? Или посёлок? Или что?!

Люди в лодке ещё раз изумлённо переглядываются друг на друга.. Человек за рулём словно извиняясь тихо говорит:

- Это ОСТРОВ..

Все напряженно молчат, рассматривая друг друга. Человек на берегу без всякой надежды в голосе тихо переспрашивает упавшим голосом:

- Остров?.... Где расположен этот остров? Где я нахожусь???...... КТО ВЫ????

Cтоящий за рулём лодки мужчина в чёрно – красном видавшим виды костюме, перепачканном рыбьей слизью разводит руками в стороны, пытаясь объяснить очевидные для него вещи:

- Это остров в Баренцевом море, называется Кильдин. Меня зовут Андрей, это Игорь. Идём вот домой с рыбалки, немного заблукали в тумане, вас увидели….

Мужчина на берегу делает порывистый шаг вперёд:

- Очень приятно! А меня зовут….

Мужчина в кашемировом пальто словно утыкается в стеклянную стену, застыв с недоумённым выражением лица. Брови его съезжаются и разъезжаются, демонстрируя усиленную работу мозга.. Он словно нащупывает рукой в пространстве ускользнувшую от него мысль, рот открывается, готовый озвучить её… Но мысль ускользает, оставляя её бывшего обладателя одного и в полном недоумении:

- Я не помню. Я не помню как меня зовут……

Из мужчины словно выпускают воздух.. Он съёживается и опускает руки. Голова падает на грудь, руки провисают безвольными плетьми. Всей своей фигурой он олицетворяет изумление и скорбь…

Игорь стоя в лодке поворачивается к Андрею, выдыхая табачный дым в туман:

- Андрюша, качни ка бензина из бака. Костерок распалим, человека надо обогреть и в себя привести. Я дров пока метнусь соберу.. Зависли мы тут надолго.

Игорь грузно переваливается через баллон лодки и стаскивает с себя зелёный плащ химзащиты. Свернув плащ аккуратным пакетом и положив его на галечный пляж, он бережно усаживает на него человека в кашемировом пальто. Андрей держа в обеих руках обрезанную полторашку с бензином осторожно соскальзывает с баллона лодки на берег. Игорь вытаскивает первую кучу дров из тумана. Вдвоем с Андреем они слаженно, привычными движениями сооружают костёр и ладят прямо на берегу из деревянных обломков подобие лежанки со спинкой. Со всеми предосторожностями они осторожно под руки пересаживают туда мужчину в кашемировом пальто. Игорь натягивает ему на мокрые волосы по самые уши сухую вязаную шапку. Андрей стаскивает с него дорогие туфли на тонкой подошве и аккуратно размещает их у костра на просушку. Спохватившись, Андрей достаёт из лодки термос и пакет с бутербродами. Устроившись прямо на земле у ног мужчины Андрей и Игорь внимательно наблюдают, как он отрешенно пьёт чай из обжигающе горячей крышки термоса, постоянно меняя пальцы и дуя на тёмную ароматную жидкость. Лицо его постепенно оживляется и покрывается румянцем. Игорь, дождавшись когда чай остынет настолько, что можно держать крышку термоса одной рукой, даёт ему во вторую бутерброд с колбасой. Человек с нескрываемым наслаждением впивается в него зубами, откусывая большой кусок. Челюсти его двигаются всё увереннее. Он с нескрываемым интересом разглядывает своих благодетелей. Ноги его в чёрных строгих носках, протянутые в сторону костра всё живее начинают шевелить пальцами. Терпеливо дождавшись, когда мужчина доест и допьёт, Андрей задаёт висящий в воздухе вопрос:

- Так как нам вас звать – величать то?

Мужчина опять было принимается изображать работу мысли на лице, но на помощь ему неожиданно приходит Игорь. Он вытаскивает из за пазухи банку Балтики девятки, дальнозорко примеривается на вытянутых руках к колечку и пшикнув пенкой уверенно выдает вердикт:

 

- Владимиром. Владимиром Владимировичем.

Андрей с нескрываемым удивлением смотрит на банку пива. Нисколько не смущаясь, Игорь аккуратно вставляет банку в руку Владимира Владимировича. Достаёт вторую и точным броском кидает Андрею. Третью банку - себе Игорь открывает уже артистично, как фокусник:

 

- А вы против?

Новоявленный Владимир Владимирович оживляется:

- Нет – нет! Отличное имя и мне очень нравится! Пусть будет Владимир Владимирович.

Игорь дёргая кадыком под нечёсанной сусанинской бородой со смаком засасывает пол банки пива совершенно не обращая внимания на присутствующих. Пристроив оставшееся в ямку на песке, Игорь не спеша и обстоятельно закуривает очередную сигарету. Андрей вертит банку с пивом в руках, рассматривает этикетку и аккуратно ставит на песок. Владимир Владимирович несмело отхлёбывает пару глотков. Андрей переворачивается поудобнее, лицом к воде:

- Ладно, не возражаю. Пусть будет так.

Вернувшись взглядом к Игорю, Андрей меняет тон:

- Игоряныч, но ты не расслабляйся сильно. Война войной, а рыбу шкерить за нас никто не будет. Пикши много, завоняет – вся рыба пропадёт.. А Владимир Владимирович пока погреется, отдохнёт и придёт в себя..

Владимир Владимирович согласно кивает головой и ёрзает на своём ложе:

- Да - да! Я в порядке.. Мне только нужно немного покоя. Я никому не буду мешать… Помощник из меня никакой… Забавно получается. Почти как в той басне, где один мужик двух генералов прокормил…

Игорь энергично встаёт с песка и снимает куртку. Пошарив глазами в тумане и не найдя ничего подходящего, Игорь бережно накидывает ещё тёплую куртку на плечи Владимира Владимировича. Щелчком послав в туман окурок сигареты Игорь засучивает рукава грубого свитера:

- Пошли…

Владимир Владимирович осматривается на лежанке, устраиваясь под тяжелой курткой Игоря. Прихлёбывая мелкими глотками пиво из банки, Владимир Владимирович с интересом рассматривает священнодействия Игоря и Андрея, иногда отвлекаясь перевернуть туфли у костра и подбросить дров.

Вытащив с помощью Андрея на берег первый стамп рыбы, Игорь вываливает рыбу на ровное место, недалеко от воды. Андрей подтаскивает автомобильную покрышку и устраивается на ней прямо у рыбы. В руках у него появляется обоюдоострый хорошо отточенный нож. Андрей рукой в перчатке берёт рыбу со спины, за головой и переворачивает её вверх брюхом. Нож одним движением перерезает пищевод рыбы сразу за жабрами. Вторым движением Андрей вспарывает брюшину и отрывает внутренности. Андрей откладывает нож на песок и перехватывает рыбину. Правая рука резко перегибает рыбину за голову. С хрустом ломается позвоночник, Андрей уверенно доламывает рыбью голову и выворачивая отрывает от тушки. Освобождённая от внутренностей и головы рыба летит к ногам Игоря. Голова и внутренности летят в другую сторону. Игорь моет рыбу в ведре и укладывает в стамп. Нож мелькает в руках Андрея очень рационально. На рыбину уходит не более пяти - шести секунд. Зачарованный слаженной работой старых напарников Владимир Владимирович подаёт голос:

- Андрей. Прошу прощения... а зачем вам столько много рыбы?

Андрей поднимает глаза на Игоря. Игорь пожимает плечами и продолжает невозмутимо мыть рыбу, укладывая хвост к хвосту в чистый стамп.

Андрей вздыхает и не прекращая размеренную работу доворачивается из вежливости в сторону Владимира Владимировича:

- Сами едим. Друзей подкармливаем. Продаём иногда желающим. В сезон неплохая добавка к зарплате получается… У нас это традиционный промысел. Я так с детства рыбачу..

Владимир Владимирович отхлёбывает очередной глоток пива и внимательно осмысливает информацию, продолжая внимательно следить за размеренной работой. Пиво расслабляет его и следующий вопрос он задаёт вполне уверенно:

- Вы наверное - браконьеры? Я дико извиняюсь…

Игорь кидает очередную отмытую рыбину в стамп и распрямляется с хрустом в пояснице:

- Ну, так то у нас если разобраться в стране практически каждый браконьер, Владимир Владимирович.

Владимир Владимирович несколько оживляется:

- В каком смысле, Игорь? Я… не совсем понимаю……

Игорь опять наклоняется, но не за рыбой. Его узловатая ручища подхватывает с песка недопитую банку пива. Шумно глотнув пива и прикурив потухшую на губе сигарету Игорь со вздохом опять наклоняется за рыбой:

- Да просто всё как мычание… Сегодня ты вроде честный человек, а завтра приняли непонятно какой закон и ты уже – хлоп - и браконьер. Вчера ещё мы вроде ловили сколько могли. А сегодня всё – нормы ввели. И так куда не плюнь…

Владимир Владимирович задумчиво делает пару маленьких глотков. В разговор не отрываясь от работы вступает Андрей:

- Не обращайте внимания, Владимир Владимирович. Игорь уже четыре месяца зарплату не получает – задерживают. Вот и расстраивается, заработок страдает. Норму мы сегодня правда не выбрали, поэтому до браконьеров не дотянули…

Владимир Владимирович пододвигается к костру ближе и поплотнее кутается в наброшенную на плечи куртку:

- Нет – нет! Андрей, мне очень интересно. Я только не совсем понимаю… У нас какой то странный разговор получается.. Так не бывает. Вы что то путаете. Как вообще принимаются законы? Законы обязательно обсуждаются, они всегда учитывают интересы населения. Для этого и созвана Государственная Дума из народных депутатов.

Игорь кидает очередную рыбину в стамп на ходу успевая ёрничать:

- Каанешна. Вы Владимир Владимирович карман шире держите. Что захотят, то и примут. И никого спрашивать не будут и на наши интересы им начхать..

Владимир Владимирович отпивает большой глоток пива и уже смело вступает в полемику:

- Игорь, но что же это тогда за государство такое, если оно принимает законы, не учитывающие интересы населения???

Андрей на секунду отрывается от своего занятия и обращается к Владимиру Владимировичу подливая масла в огонь:

- Орда наверное.

Владимир Владимирович ставит пиво в песок и протягивает зябнущие руки к костру. Речь его окончательно приобретает полную уверенность:

- Андрей. Что бы так говорить, надо иметь очень веские основания. У нас существует Конституция, правительство, законы. У нас есть судьи, прокуроры, полиция. Какая ещё Орда?

Андрей бессильно опускает руки и аккуратно стряхивает с кистей перемазанные кровью и внутренностями перчатки. Дотягивается до оставленной в песке банки пива и с треском её открывает. Немного примерившись, Андрей отпивает мелкими глотками половину и отрыгивает газы. Задумчиво размяв ладонью лицо, Андрей не спеша допивает пиво и аккуратно просовывает руки обратно в перчатки:

- Ну раз уж зашел разговор про политику тут, на Кильдинском пляже… Я конечно могу вам высказать свою точку зрения. Так сказать как простой обыватель. Только прошу не судить строго.. Владимир Владимирович, само по себе Ордынское устройство страны это не есть плохо. Это выражаясь фигурально – единоначалие. В крайних для страны случаях – война или стихийное бедствие власть, сконцентрированная в одних руках даёт поразительные результаты. Решения принимаются быстро, без прений, обсуждений и согласований. Наказания за невыполнения этих решений тоже приводятся в исполнение без проволочек. Волевым решением смещаются слабые и нерешительные руководители, назначаются волевые, инициативные. Если воевать, то я двумя руками за Орду, Владимир Владимирович. С парламентом много не навоюешь. Пока в первом чтении рассусолят, как раз уже и капитуляцию подписывать пора будет. Классический пример из новейшей истории – с началом Великой Отечественной войны товарищ Сталин фактически упразднил Центральный комитет Коммунистической партии. И это при том, что на тот момент он уже являлся вершиной власти в России. Казалось бы – куда больше.. Но он сконцентрировал в своих руках абсолютную власть. Как верховный главнокомандующий он единолично принимал решения и добивался их исполнения. Любыми средствами. Чудовищные жертвы в его глазах были оправданы – речь шла о самом существовании русских как этноса.. Никакого разброда, никаких прений. Предельно ясные и предельно жестокие решения.

Парламентские страны, которые не смогли выдвинуть к началу войны решительных и жестких диктаторов, были сметены и оккупированы.. В войне против диктатора демократия почти всегда обречена. Выдвижение диктатора во время войны – естественный природный процесс. Диктатор – это вождь. Вождь своего племени… В цивилизованных странах есть лишь подобие диктатора. Администратор, которого назначают на место вождя. Подбирают тщательно, что бы умный был, инициативный… Лояльный к деградирующим королевским особам и разлагающимся олигархам. Премьер министр или президент, кому как больше нравится. Но это не идёт ни в какое сравнение с диким диктатором, который взобрался на вершину сам, через трупы друзей и врагов. Только такой диктатор становится настоящим вождём, способным повести за собой нацию..

Владимир Владимирович замирает, осмысливая услышанное. Взяв пивную банку с песка он не спешит к ней приложиться, рассматривая содержимое и его количество:

- Сто лет не пил пива… Да.. Андрей, я явно вижу. Вы не закончили. Это так сказать было лишь вступление. Преамбула.

Игорь меняет воду в ведре и не может сдержаться, вытирает руки старым вафельным полотенцем, прикуривает свежую сигарету от догорающей старой:

- Это с банки то пива? Пыль морская… Ни о чём. Вот после второй он уже языком нормально орудует. Фонтанирует. А вот если спирта в пиво плеснуть, вот это будет по взрослому, Владимир Владимирович.

Владимир Владимирович всё же решается глотнуть из банки и обращается в само внимание:

- На чём мы остановились, Андрей? К стати, как вас по отчеству, а то неудобно как то….

Андрей выхватывает из кучи рыбы очередную трещину и задумчиво продолжает излагать свою точку зрения, вспарывая ей живот одним точным движением:

- Николаевич. Да, Владимир Владимирович. Вы правы. У каждой медали есть две стороны… Есть тыльная сторона и у единоначалия. На вершине власти всего лишь один человек. Со своими слабостями, пристрастиями, убеждениями и к слову сказать – заблуждениями. Ему не на кого опереться – каждый хочет соврать поудачнее, что бы быть обласканным. Он никому не верит – ближайшие сподвижники хотят сесть на его место. Он всё должен контролировать сам, что бы быть уверенным в точности исполнения своих приказаний… Но это невозможно. И приходится плодить доносчиков и стукачей. Вводить пожизненную каторгу и расстрел. Сажать на ключевые места тиранов и постоянно им угрожать и прикармливать, одновременно стравливая между собой. Особенно страшно для диктатуры мирное время.. Мелкие царьки заедаются, жиреют.. Каждый царёк подтягивает себе заместителя, что бы тот работал за него. Заместитель подтягивает заместителя себе. Тот сразу обзаводится своим заместителем… Приказы сверху если они и есть, тонут в бюрократии. Верховный начинает чистки, разборки и перетасовки. Страдают очень немногие. Диктатор понимает, что за разврат и воровство на местах царьки платят ему собачьей преданностью. Собственно – финита…… Режим обретает массу противников в лице недовольных. Обычно это почему то скрытые либералы на службе у того же диктатора. Им не дают воровать и грабить страну. Миллиарды рублей свистят мимо них, на нужды страны, на нужды народа.. Это не только рождает скрытую оппозицию режиму, но и сплачивает её ряды. Грабить свой народ и не нести никакой ответственности.. Такие перспективы могут свести с ума любого. И либералы начинают саботировать. Исподволь, понемногу подчёркивая и выпячивая недостатки единоначалия. Демагогия, демагогия и ещё раз демагогия. Их нестройные робкие ряды постепенно формируются в организованные отряды обиженных режимом. В конце концов они свергают в грязь того, кто дал им в этой жизни абсолютно всё. Для страны как это ни странно это катастрофа растянутая на многие поколения. Передел власти.. Смена всех жизненных ориентиров.. Огромные людские и экономические потери. И совсем уж горе стране, если на вершину власти в итоге случайно занесло изначально слабого человека, не умеющего железной рукой удержать власть, не имеющего силы вести за собой свой народ…. Развал… Я конкретно про Горбачёва хочу сказать. Это враг народа. Мразь… Хуже него пожалуй только Ельцин. Хотя по большому счёту – два сапога – пара….. Не даром один другого подсидел.

Владимир Владимирович перехватывает банку с пивом одной рукой, что бы получить свободу жестикулировать второй и переходит к ответному спичу:

- Андрей Николаевич, вы совершенно правы! Именно так всё и обстоит!!! Разрешите пожать вам вашу мужественную руку! Просто поразительно, насколько…

Владимир Владимирович делает попытку подняться с ложа, но его чуть ведёт в сторону. Игорь с трудом дотягивается до его руки и аккуратно поддерживает банку с пивом, что бы не расплескалась. Владимир Владимирович плавно усаживается обратно, сохраняя равновесие и достоинство в равных пропорциях. Нисколько не смутившись, он продолжает:

- Прошу прощения…. Ик…. Сто лет не пил пива…. На голодный так сказать желудок.. Именно учитывая все перечисленные вами факторы, Андрей Николаевич, Россия и выбрала совершенно другой путь! Страна свергла казарменный социализм и уверенно перешла на путь демократического развития!

Довольный собой Владимир Владимирович отхлёбывает большой глоток пива и победно смотрит на Андрея. Андрей держа в одной руке нож, а в другой руке рыбину на секунду замирает. На его обветренном красном лице прорезается улыбка. Он поднимает глаза на Игоря. Почти синхронно они взрываются громким искренним смехом. Андрей бросает рыбу и нож, хлопает грязными перчатками себя по бёдрам и заваливается с покрышки на бок, разбрызгивая рыбьи внутренности и песок дёргающимися ногами. Игорь роняет горящую сигарету на песок, упирается руками в колени и мотает головой. Веселье и смех не затухают на туманном пляже минут пять.. Первым в себя приходит Игорь. Он с трудом распрямляется и вытирает слёзы тыльной стороной огромных ручищ:

- Андрюша, вставай ополоснись, на свинью похож.. И давай пошли за вторым стампом, пока я от смеха не уписался…

Андрей с трудом переворачивается на четвереньки, встаёт и идёт к воде. Игорь помогает ему из ведра смыть песок и рыбьи внутренности с комбеза. Вдвоём они вынимают из лодки второй стамп с рыбой и устраиваются каждый на своём рабочем месте. Владимир Владимирович замерев в удивлении пытается осознать, что всё это значит. Что бы как то продолжить беседу и напомнить о себе, он переворачивает вверх тормашками пивную банку:

- Извините. У меня пиво. Кончилось.

Игорь подходит к Владимиру Владимировичу сзади и достаёт из накинутой на него куртки ещё три банки пива. Первую получает Владимир Владимирович. Вторую он ставит перед Андреем на песок. Третью Игорь открывает и сделав маленький глоток ставит на песок перед собой. Закурив очередную сигарету Игорь наклоняется за очередной рыбиной, делая вид что удивлённый взгляд Андрея его совершенно не касается. Поняв, что разъяснений по поводу - откуда берётся пиво не будет, Андрей вытаскивает из кучи очередную рыбину и подбирает с песка нож. Совершенно невозмутимо, с той же интонацией что и прежде, Андрей продолжает:

- Владимир Владимирович, в общем ваша версия как рабочая вполне принимается. Я согласен, в России прошли большие изменения. Реформы во всех сферах деятельности подробно освещаются прессой и телевидением. Успехи широко известны и добросовестно разрекламированы.

Владимир Владимирович примериваясь открыть пиво:

- Но?!

Андрей согласно кивает головой:

- Именно так, Владимир Владимирович. НО. Успехи успехами, но волнуют то нас больше именно проблемы.. Президент наш у руля уже 18 лет. Это весьма внушительный срок для руководителя страны и можно сделать вполне объективные выводы. А если посчитать вообще с самого начала реформ Горбачёва, то выводы уже не можно, а нужно делать.

Владимир Владимирович наконец то с видимым удовольствием справляется с банкой:

- И????

Игорь роняет рыбину обратно на песок и решительно шагает к лодке. Уверенно подтянув её за верёвку к берегу, Игорь открывает носовой лючок и сосредоточенно что то ищет. Андрей не глядя комментирует:

- Под насосом. С левого борта. В чистой белой ветоши. Только зря ты это удумал, Игоряныч… Он технический, жесткий. Только и годится, что в бензин добавлять. С пивом вообще будет бомба, башню срубит наглушняк….

Игорь возвращается к костру с пластиковой полторашкой спирта. Взболтнув бутылку винтом, Игорь внимательно осматривает зелёного змия:

- Я на флоте такого попил немало…. Пойдёт..

Владимир Владимирович с преувеличенным вниманием отслеживает, как Игорь доливает ему в банку с пивом двадцать граммов спирта:

- Простите. Игорь, а как вас по отчеству? А то как то совсем уж не удобно.. Вы из компании как бы выпадаете…

Игорь аккуратно доливает глоток спирта в свою банку и плотно закручивает бутылку:

- Сергеевич я. Андрюша, спирта себе сам нальёшь. Если захочешь.. Тебе ещё рулить, так что сам решай…

Владимир Владимирович дегустирует напиток и непроизвольно передёргивается:

- Брр… Пожалуй, такого я вообще никогда не пил... Андрей Николаевич. Так какие же выводы? А то мы тут немного отвлеклись. С Игорем Сергеевичем….

Андрей вертит в руках не открытую банку пива. Немного посомневавшись, он принимает для себя мужественное решение. Поставив пиво на песок, Андрей подтягивает автомобильную покрышку поближе к рыбе. Устроившись поудобнее и отряхнув от песка нож, Андрей тянется за ближайшей рыбиной:

- Выводы простые и очевидные, Владимир Владимирович. Ещё товарищ Ленин говорил – Не забирайте слишком влево, провернётесь и окажетесь справа.. Как в воду глядел. Не смотря на наличие Конституции, правительства, законов, мы опять живём в Орде. Конституция не работает. Никто не гарантирует её исполнение. Мы живём по понятиям.. Вся страна поделена на всех так, что никому кроме особо приближенных ничего не досталось. Президент несменяемый. Это ещё могло бы быть в каких то рамках.. Но он притащил за собой и несменяемую команду. Перетасовки не в счёт. По сути это формальная отмазка для электората. Все демократы и либералы, которые развалили социализм, пристроились на тёплые места, перековались в олигархов, чиновников и с удвоенной энергией принялись воровать в космических масштабах.. Президент их покрывает, они его за это поддерживают, пока он им выгоден. Образован новый социальный класс – неприкасаемые. Они сполна пожинают плоды установленной ими же демократии. Расстреливать их нельзя. Судить их тоже нельзя. Даже знать, что есть такие люди – нельзя. И уж совсем нельзя знать, сколько они украли. И уж совсем подавно – что средства ими вложены во враждебное по сути нам государство... Странные люди.. Понимаю, что деньги голову вскружили, но всё равно понимать отказываюсь.

Владимира Владимировича немного ведёт и он тщательно пытается сохранить равновесие:

- Очень интересные конечно наблюдения, но что плохого в том, что в России народился новый класс – капиталисты? Первичное накопление капитала. Всё по законам развития так сказать… Что именно вас Андрей Николаевич смущает?

Очередная рыбина летит к ногам Игоря. Андрей подцепляет следующую ножом и хватает её за головой. Нож с характерным звуком перерезает горло:

- Смущает меня Владимир Владимирович во всей этой истории главное – в процессе борьбы за демократию и свободу мы становимся всё дальше и дальше и от свободы и от демократии.. Мы не только опять вернулись к Орде. Мы вернулись к худшему её варианту - ,,Орда в мирное время,,. Верховный хан понимает, что его подданные должны быть чем то заняты. Что победные реляции должны постоянно радовать его народ. Иначе в их головы начнут приходить мысли – а соответствует ли великий вождь своему высокому трону? Войны нет. Законы постоянно переписываются под текущий момент, но это помогает только на время – народ быстро приспосабливается. Живут все не плохо, понемногу обрастают благами цивилизации – машинами, компьютерами, микроволновками.. Квартиры покупают, ремонты делают. Кредиты берут. За границу ездят. На местную элиту смотрят, деньги чиновников считают. И подмечают, что их надули… Что не все люди равны. Некоторые гораздо равнее.. Что делать великому хану?

Великому хану ничего не остаётся, как начать войну. Организовать ситуацию, когда он востребован народом. Когда его сменить нельзя. Сирия. Украина. Практически война с Америкой. Как в старые добрые времена – броня крепка и танки наши шустры.. Победные реляции потоками. Обыватель удовлетворён – блин, как мы им дали! Хвост начинает вилять собакой…. Мало войны? Надо замутить великую стройку. Мост в Крым! Как в сказке - хрустальный! Анженерной работы!!! Самые мощные в мире атомные ледоколы в замен самых мощных в мире атомных ледоколов! Ракеты в Космос! Опять Арктику осваиваем! Танки самые лучшие в мире! На десерт – борьба с коррупцией. Типа пчёлы против мёда….. ВПЕРЁД, УРРРААААА!!!! Лизоблюды с удвоенной энергией продолжают его восхвалять, напирая на сильные стороны. Олигархи перекрестились – можно и дальше воровать и распиливать. Стабильность. Народ как обычно – идёт на кухню с пузырём водки искать достоинства старого хана и обсуждать достижения во внешней политике…

Владимир Владимирович основательно прикладывается к банке с пивом. Отряхнув руки от воды Игорь с невозмутимостью профессионального бармена доливает ему в банку очередную порцию спирта. Зажмурив глаза от удовольствия Владимир Владимирович расслабленно комментирует услышанное:

- Андрей Николаевич… Ик.. Всё что вы говорите – правильно. Но это всё так сказать временные явления. Всё наладится. Демократия всё равно победит..

Андрей кидает очередную рыбину Игорю и уверенно возражает:

- Никакая демократия Владимир Владимирович в России никогда не победит. Она здесь никому не нужна. Те, кто мог бы объединиться и реально поднять страну, вместо этого выводят из неё триллионы долларов.. Они вкладывают титанические средства в финансовые структуры наших врагов. Куда угодно, лишь бы не в Россию… Они не могут договориться друг с другом и взять власть в стране в свои руки. Сменить режим на настоящую демократию. Знают, что это невозможно. Вы Владимир Владимирович никогда не задумывались, почему самые богатые люди России рискуя потерей всех своих активов всё равно их выводят за рубеж? В чём сакральный смысл украсть в России и просрать всё за границей? На такие деньжищи можно было бы всю Россию заново отстроить.. А всё потому, что в Орде живём, всё может смениться в одну секунду, никаких гарантий ни у кого нет.. Украсть легко – сохранить невозможно, тут же украдут уже украденное. В долларах храните ссуки? Рубль обвалят. Денежную реформу проведут. Вплоть до пересмотра итогов приватизации. Кому нужна Великая Россия? Нужны великие перемены, ведь легче в мутной воде рыбку ловить, так Владимир Владимирович?!

Андрей бросает Игорю последнюю рыбину и оборачивается на Владимира Владимировича. Владимир Владимирович уронив голову на грудь не шевелится и не реагирует. В правой руке намертво зажата банка с пивом. Из уголка рта тоненькой струйкой стекает слюна. Игорь деловито таскает ведром рыбу в лодку, прикладываясь мимоходом к своей банке с пивом. Андрей с трудом встаёт и разминает затёкшие ноги. Подбирает с песка свою не начатую банку пива и аккуратно прячет её в карман. Задумчивый взгляд его сверху вниз устремлён на Владимира Владимировича. Игорь окликает его от лодки:

- Андрюша, что стал как зачарованный? Лодка помыта, рыба уложена…

Андрей вздрагивает и оборачивается:

- Размышляю вот – в морду ему заехать или в пузо?

Игорь обстоятельно усаживается на лодочный баллон и не спеша запаливает очередную сигарету:

- А чё сразу не заехал?

Андрей задумчиво чешет затылок, сдвинув шапку на лоб. Игорь подходит к Андрею сзади и уперев руки в бока и аккуратно докуривает сигарету. Наклоняется, поднимает с песка свою банку с пивом и мелкими глотками врастяжку с видимым удовольствием её допивает. Крякнув от удовольствия Игорь исчезает в тумане. Через пару минут он появляется с ношеным армейским бушлатом в руках. Аккуратно сняв с Владимира Владимировича свою куртку, Игорь тщательно укутывает его в безразмерный бушлат. Владимир Владимирович что то неясно бормочет и вытягивая ноги устраивается поудобнее не выпуская пиво из правой руки. Андрей внимательно рассматривает бушлат и не выдерживает:

- Где ты всё это берёшь?!

Игорь любуется своей работой и отступает на шаг назад:

- Там чуть выше изба браконьерская. Стол, нары. Котёл краба варить. Всё как положено..

Андрей чуть повышает тон:

- А пиво?!

Игорь одевает свою куртку и отряхивает её от песка:

- Соседу мойку ставил, типа шабашка, за деньги договаривались. Взял себе пивка на выходные, моя как раз в ночь. Что бы два раза не бегать, взял шесть штук. Домой пришел – палево, Валя с поликлиники уже пришла. Ну я в коридоре в карманы поплавка и распихал по бырику..

Андрей поднял с песка нож и тщательно его вытер сухой тряпочкой:

- А в море то зачем всё потащил?

Игорь щурится от табачного дыма и стряхивает пепел сигареты:

- Она ещё в пять глаза продрала и меня провожать вышла, перепрятать не вариант... Ты мне мозг то долго выносить будешь, замполит хренов? Солнце вон сверху пробивается. Валить пора..

Андрей поднимает голову и всматривается в светлое пятно в тумане:

- Даааа…. Какой никакой, но ориентир есть. А с этим что делать будем?

Игорь прячет спирт в лючок, отвязывает лодку и с усилием спихивает её поглубже бурча себе под нос:

- Что, что… Я то откуда знаю…. Пусть о нём его кореша кремлёвские думают. Мы ему никто и звать нас никак. Нам до дому ещё как то добраться надо, рыбу пристроить и отдохнуть хоть немного, завтра по ходу рабочий день..

Андрей залазит по баллону в лодку и становится за руль. Игорь отталкивает от берега лодку и запрыгивает в неё на ходу. Жужжит трим и мотор опускается в кристально чистую воду. Стартер проворачивает мотор и в тумане тонут вибрации стрекочущего мотора. Через две секунды начинает журчать струйка охлаждения. Андрей переводит передачу в положение ,,задний ход,,. Утробно щелкнув, мотор принимает нагрузку и втягивает лодку кормой в клубы тумана. В тумане передача щёлкает второй раз и обороты мотора немного возрастают. Из тумана едва доносится шум ёрзанья по надувному баллону и хриплый голос Игоря:

- Ну, Андрюша, давай там дальше бухти, как благоустроить Россию… У тебя охренительно получается, меня прям пробила скупая мужская слеза.

 

 

 

 

 

КОНЕЦ.

2018 Снежногорск.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
3 часа назад, larosh сказал:

Закрыл

Лёш, такое ощущение, что мы с тобой только друг для друга эти рассказы выкладываем...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
14 минут назад, блеснюк сказал:

Лёш, такое ощущение, что мы с тобой только друг для друга эти рассказы выкладываем...

Не скажите,некоторые запоем прочитаны!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
14 часов назад, molibden сказал:

Не скажите,некоторые запоем прочитаны!

Лёнь, кроме респекта сказать нечего!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
19 часов назад, блеснюк сказал:

Лёш, такое ощущение, что мы с тобой только друг для друга эти рассказы выкладываем...

Даже если прочитал один человек, уже очень хорошо. А то мы из самой читающей нации потихоньку сползаем в нацию комиксов и раскрасок.

В принципе,  при создании темы , предполагал, что много буковок осилит далеко не каждый. Увы время видимо твкое...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Еще парочка небольших рассказов Андрея Снежногорца.

 

МАННА НЕБЕСНАЯ...

 

Выход в море постоянно под угрозой...

Ветер.

Шквалистый ветер.

Северный ветер...

Ближе к субботе первый просвет - смена ветра.

Открывается небольшое окно ночью.

Не люблю ходить ночью...

Организм плющит и колбасит...

Но ночью тише ветер и рыба берёт бодрее.

На работе напрягов нет, выходить в субботу не нагибают.

Игоряныч как штык - всегда готов.

Самостоятельно, в одно жало заявляюсь в ночь с субботы на воскресенье, на ноль часов....Отзваниваюсь Игорянычу, заправляем лодку и пакуем нормы снабжения.

Спать получается едва четыре часа...

В 22 звонит Игоряныч:

- На улицу посмотри...

 

Стянув себя за уши с дивана, подхожу к окну.

Картина маслом..

Северо Запад превратил маленькое озеро под окном в бушующую штормом Северную Атлантику...

Деревья гнутся до земли, траву всю сдуло нахрен с верхним слоем чернозёма.

Организм обрадованно подпрыгивает, утыкая голову темечком в потолок:

УРРРРААААААА!!!!!!!!!!! Мы никуда не идём! Я высплюсь и отожрусь!!!!

Я в шоке таращу глаза на свинцовый фронт туч, бодро поглощающий синее небо Заполярья с жадностью российских олигархов...

В голову приходит посмотреть на залив в бинокль.

На заливе вода лежит голубым девственным стеклом...

Ничего не понимая, начинаю рассматривать близлежащие озёра.

Рябь шквала только только отползает от посёлка в сторону завода.

Шквал дует ,,из под облака,,.

Локально.

На рыбалку хочется, аж зубы сводит......

Зажимаю организм ежовыми рукавицами и спокойно говорю Игорянычу:

- Всё пока в норме, это из под тучи задувает. Перезвоню в 23 часа. Готовься.

Сон пропал, как социальная справедливость в России. Напрочь.

Сижу у окна и отслеживаю погодные тенденции...

На душе скребут кошки и мелко гадит на святое организм, прикрытый с флангов соливостью и ленью....

Залив встречает струями дождя...

Струи воды из свинцовых облаков щупальцами осьминога нащупывают землю, выискивая не спрятавшихся.

Ни радуги, ни лучика солнца.

Свинцовые воды сверху и снизу..

Ямаха чихает с промозглости ночи и запускается.

Обороты плавают.

Мы тоже сомневаемся.

Игоряныч сидит монументом из гранита, всем своим видом показывая, что готов принять любую долю.

Как только обороты выравниваются, я плавно задвигаю сектор газа вперёд.

Молча.

Игоряныч согласно кивает головой - пока не начнёшь, не узнаешь....

 

У Полярного достаю из кармана камеру и снимаю Екатерининскую гавань.

Небо давит на Полярный серыми глыбами....

Игоряныч выплёвывает хабарик и тщательно натягивает зимние перчатки.

Добавляю чмыру и мы на гидролыже вылетаем в Кольский залив.

Волна догонная, Вирус дробит её с характерным шлёпаньем форштевня.

Топлива немеряно и понемногу задвигаю сектор газа вперёд..

Уравняв свои амбиции с топливной экономичностью, режу курс на Летинский по диагонали.

Игоряныч видит, что творится за моей спиной и деликатно помалкивает отворачивая лицо..

Мы обгоняем погодный фронт и выскакиваем из под дождя.

Понимая, что валить надо по максимуму быстро, на Летинском я уточняю курс.

Кильдин Северный.

Остров темной синей полосой отрисовывается на горизонте.

 

Не смотря на неприятные предчувствия, оборачиваюсь назад, якобы посмотреть на струйку охлаждения..

Игоряныч со свистом втягивает воздух сквозь зубы.

За спиной вертикально стоит стена воды и ветра...

Тьма поглотила Ершалаим.

Нет ни ориентиров, ни огней..

Ничего нет за спиной.

Только вперёд...

На Острове всё суровее в разы.

Ветровая волна до метра, сильнейшее течение...

Народу на Северном препорядочно, но все жмутся под берег.

Ветер набирает силу на глазах, скатываясь с вертикальных скал..

Включаю эхолот.

На жарёху успеть бы цапнуть....

Брехунок бодро рисует под нами рыбный отдел ЦУМа времён военного коммунизма.

Осетрина, белуга, форель и сёмга. В немерянных количествах. Ящиками.

Игоряныч уже снарядился и сурово давит меня взглядом.

Безнадёжно махаю ему рукой:

- Валяй... 40 метров. Рыбы немеряно...

Пунда Игоряныча сматывает леску с катушки рывками.

Наверное треску по головам лупит...

Игоряныч делает первую потяжку и удочка сгибается в дугу...

Опачки...

Лодку разворачивает как то раком, леска Игоряныча уходит под борт...

Боюсь запустить мотор, на винт можно намотать..

Лодка поворачивается к волне кормой, через транец заливает пол ведра воды...

Игорь давит опять:

- Чё???? Парашют то ставить?

- Ставь, чего уж....

Игорь нервно ставит парашют и у меня случается поклёвка.

Лодку опять разворачивает....

Парашют перекрывает Игорю весь сектор работы удилищем...

Вынимаю рыбину и лодка вроде выравнивается.

До тех пор, пока к Игорянычу не цепляется очередная трещина...

 

Нас тянет от Острова на глубину.

При каждой поклёвке лодку вертит, как рваные трусы в стиральной машине...

Я начинаю психовать....

Снасть вытягивается в горизонт за три потяжки..

Мы теряем время и рыбу, но ничего не можем сделать..

 

В конце концов нас выдувает на толчею встречного течения в море.

Клёв обрезает и мы сняв парашют переставляемся под берег..

Приходит понимание - под берегом мойва.

Мойву душит треска.

Крупная от 30 метров и глубже.

На 50 метрах дует Норд - Капское течение и рыбы нет.

Ходом цепляю пунду 600 грамм.

Мою 400 граммовую смывает как какашку в унитазе...

Нервозность нервных судорог ловли удачно оттеняет дождь..

Шквал добросил его до нас на самолюбии, из принципа..

Лодку крутит ещё сильней и я начинаю орать матом в голос.........

Леска провисает перебитой плетью.

Вынимаю снасть и осматриваю - карабин расстёгнут..

Пунды нет.

Приехали Мла.....

Сердце просто разрывает - пунда была точёная, из нержавейки.

С новым норвежским тройником....

Цепляю самоделку из нержавеющей трубы.

ХОП.

Неподъём.

Игоряныч боится мне что ни будь сказать под руку и участливо дымит сигаретой, не забывая облавливать глубину.

У меня хватает ума прибрать характер и не форсировать события.

Рыбина не устала, стоит камнем и только дрожание кончика согнутого удилища обозначает, что это не глухой зацеп за дно.

Пауза длится нескончаемо долго...

Удилище очень плавно начинает распрямляться...

По сантиметру подбираю шнур..

Ещё..

Ещё...

Рыбина понемногу сдаёт леску на катушку.

Поджимаю фрикцион и методично отвоёвываю понемногу метр за метром....

Спина трещит, руки немеют с каждой минутой.

Игоряныч уже выдернул очередную трещину и деликатно не забрасывает снасть.

Через минут пятнадцать на поверхности появляется рыбина.

Зацепил за жабрами за бок.

Приличная...

За десятку точно.

Затаскиваю её в лодку и в душе что то отпускает и я снова могу себя контролировать...

Мы уже стойко и организованно бьёмся с морем и рыбой..

Погода улучшается на глазах.

Переставляясь по береговым пеленгам мы стараемся не уходить далеко от рыбных мест..

Силы тают на глазах.

К часам 8 утра мы поджимаемся под остров перекусить и хоть как то оправиться.

Лодка забита рыбой.

Рыба в мешках, стампах и просто навалом по всем щелям..

В лодке плещется кровавая вода, обрывки внутренностей и непереваренная мойва...

Перекусив, запивая бутерброды кофе, мы таращились вокруг как ошалевшие бакланы..

Восемь часов бешенной работы удилищем.

Ни рук, ни спины нет.........

Распихав кое как рыбу, убрав снасти, мы в отчаянии двинулись домой.

Вирус еле вышел на глиссер на полном газу.

Я встал с сиденья в полный рост.

Что бы не заснуть..

Море смилостивилось над нами..

Солнце.

Мелкая рябь.

И опять попутный ветер.....

Едва мы впихиваемся с разгона в Кольский залив, в спину нам со всей силы бьёт Северо Запад...

Приткнувшись в Батарейной, мы начинаем штучно выносить рыбу на берег.

Поднять переполненный стамп даже вдвоём нет никаких сил....

Игоряныч давно снял куртку.

Пот в моих сапогах уверенно поднимался по щиколотку...

А рыба всё не кончалась и не кончалась..

И слоны такие здоровенные блин....

Даже пикша и та по 3 кило...

 

Ещё раз напившись кофе с бутерами мы сидели под ярким солнцем за скалой и чуть не плакали..

Ещё же рыбу надо куда то пристроить.....

На улице то 20 - 25 тепла.

Воскресенье. Полдень.

Все уже давно мордой в салате лежат, как порядочные люди.

 

Обречённо вздохнув, мы принялись в два смычка обзванивать всех прямо по алфавиту........

 

 

Затащив домой мокрый и вонючий поплавок, покрытый толстым слоем слизи, раздевшись прямо в коридоре, я упал лицом вниз в ванную.

Холодная вода хлестала по затылку упругими струями...

Никуда не надо бежать.

Прохладно.

Не шкивает.

Море пресной воды.

 

Манна небесная....

 

 

 

 

 

ХИРОСИМА.

 

Даже и не тошнило толком….

Андрей вышел на поверхность вполне аккуратно.. Без судорожной спешки, медленно, как учили. Не быстрее самых маленьких пузырьков воздуха…

Поверхность встретила гомоном чаек и ослепительным солнцем.

Рвотные массы без замечаний легко и непринуждённо покинули организм..

Андрей принялся аккуратно отгонять от себя расплывающуюся радужными кругами блевоту круговыми движениями левой руки, стараясь правой держать лёгочник над водой.

Опустив лицо в воду, Андрей отметил, что Володя работает по поставленным задачам, в курсе всех событий , но делает вид что ничего экстраординарного не происходит.

Ладно… Спасибо тебе, Мастер….

Понимая, что боевая задача завалена напрочь, Андрей минуту прислушивался к состоянию организма.

Организм затихарился навзничь, как обкуренный дихлофосом таракан…

Немного поколебавшись, Андрей всё же засунул незапачканный лёгочник в рот и мягко пошел в глубину – терять собственно, уже было нечего….

Глубина нежно обнимала тело, показывая свою силу с каждым метром глубины.

Когда стапель палуба отрисовалась из мути во всех мельчайших деталях, Андрей почти скользя животом по ржавому железу уверенно двинулся к морской оконечности дока.

Перед глазами проплывали искаженные толщей воды леса, балки судового набора и просто ржавые железяки непонятного назначения и произвольной формы.

Едва рассмотрев обрез стапель палубы, Андрей сбавил ход и отдышался.

Собственно целью его бессознательного рывка и было достичь уреза стальной палубы.

Места, где начинается ГЛУБИНА.

Едва касаясь кончиками пальцев стапель палубы, Андрей подкрался к краю стального листа.

Вдохнув как только можно глубоко, Андрей заглянул в бездну, держась за край стапель палубы руками.

Бездна встретила Андрея отстранённой безразличностью вечного сумрака..

Ничего примечательного.. Тяжесть воды, тьма и холод, уверенно проникающий в каждую клетку организма.

Андрей уже было разочарованно отвернулся, как в сознании что то неуловимо изменившись, мягко поплыло ….

Руки самопроизвольно потянули на себя обрез стальной палубы.

Тело упруго выгнувшись пошло в глубину совершенно вертикально….

Глаза отстранённо отслеживали выбоины в бетонном корпусе дока, мелькающие перед глазами, отстранённое сознание отчётливо фиксировало глубину, совершенно бессмысленно сверяясь с глубиномером….

Оставалось всего ничего, уже можно было дотянуться рукой до подошвы дока…

Лавинообразное движение вниз внезапно застопорилось. Правая нога за что то ватно зацепилась …

Через секунду и левая нога попала в такой же ватный капкан..

Ещё стремясь в глубину всем существом, Андрей извернувшись удивлённо повернул голову вверх.

Перед глазами проплыл сносящий разум своей динамикой, цветной видеоряд..

Володя крепко держал руками обе ласты Андрея, вытянувшись по вертикали в отчаянной попытке замедлить стремительное падение напарника в бездну .. В смутном мареве слоёв воды, против падающего в глубину света, Андрей за калёным стеклом маски совершенно отчётливо разглядел выражение глаз Володи..

Саботажно тщательно опресняя лёгочную арматуру, Андрей ожидал неминуемой выволочки..

Всё, что ни сказал бы Володя, будет справедливым. Поставленные задачи не выполнены. План спуска просто завален… И неважно, что спуск был учебно – тренировочным.. По сути это ничего не меняло – Андрея тошнило под водой. В реале это срыв работы в любом месте, в любой момент…

Володя тоже нарочито тщательно расправил свой гидрокостюм на вешалке. Без предисловий и вступлений гулко зазвучала в просторном помещении его твёрдая речь:

- Андрюха, хватит тебе филонить. В пятницу пойдёшь со мной на реальную работу. Будем проводить Хиросиме преддоковый осмотр. Готовь снаряжение.

Андрей застыл на месте с открытым ртом..

Все ответы застряли в горле посторонним мусором. Но в голове за долю секунды возникло три сотни вопросов.. Вот только рот открывался в немых судорогах, не в силах вымолвить ничего членораздельного:

- Так ааа… я ведь.. мнеээээ……….

Володя закончил расправлять шерстяное бельё на паровой батарее:

- Тебя потянуло в глубину. Вода тебя приняла.. Ты водолаз.

Володя уже вышел из поста, а Андрей всё продолжал остолбенело стоять посреди помещения с лёгочником в руках:

- И что это…. Я же……

 

Всю неделю Андрей ходил прибитым. Ответственность давила на него непосильным грузом.. К пятнице от здорового парня осталась одна тень.

Тело присутствовало. И даже функционировало согласно штатного расписания. Но душа Андрея утонула в переживаниях и страхах.. Пятница представлялась последним днём, за которым не проблёскивал даже тусклый лучик света…

Володя вёл себя настолько обыденно, что казалось за его спиной столпилась вся рутина всей планеты… Это напрягало Андрея больше, чем что либо другое.. Красиво погибнуть один раз, как настоящий мужик за сотую долю секунды – дело не хитрое. А вот жить до последнего дня ссыкуном, так и не попытавшись перешагнуть через свои страхи – это кара Божия. Андрей боялся в ответственный момент не оправдать доверия. Дать слабину.. И это реально угнетало.

В пятницу рутина просто зашкаливала. Погрузившись рабочим порядком в водолазный плашкоут с многозначительным названием ,,Бисмарк,, водолазы выдвинулись на нефтепирс.. Именно там по велению прихотливой судьбы, среди трёхотсечных блоков, оставшихся от некогда совершенных атомных подводных кораблей и затерялась Хиросима. Корпус лодки стоял на воде сохраняя выправку старого гренадёра. Разительно отличающийся по стати, он возвышался над обрезанными блоками как дворянин над толпой плебеев… Лодка излучала совершенно необыкновенную ауру смерти и жизни… Андрей просто не мог себе вообразить, что ждёт их на этой лодке под водой.. Осадка метров 6. Глубина у нефтепирса от 15. Дальше – больше. На конце до 30 метров. Предстоит пройти под всем корпусом, запоминая и зарисовывая все нюансы, скрытые обрастанием и коррозией. Держаться придётся в толще воды, непосредственно под корпусом лодки. Без страховочного конца, вывешиваясь в толще воды под заросшим и ржавым корпусом. Выйти на поверхность можно только с левого борта, справа стоят трёхотсечные блоки. Свет с той стороны не пробивается..

Володя мелькнув ластами, шлёпнулся в воду спиной, придерживая рукой маску. Андрей, с чистым как лист бумаги сознанием, шагнул в воду мимо трапа зажмурив глаза. Едва выждав, пока пузыри воздуха поднимутся на поверхность и появится хоть какая то видимость, Андрей повертевшись поискал глазами Володю. В толще прозрачной воды, выпуская искрящиеся бриллиантовые пузыри воздуха на фоне сиреневого грунта, чётко отрисовывался стройный силуэт безмолвно скользящий в глубину. Корпус Хиросимы остался в стороне, забытый и обделённый вниманием.. По мере спуска, на грунте в том месте куда направлялся Володя проявлялось чёрное пятно, метастазами раковой опухоли расползавшееся во все стороны. Грунт шевелился концентрическими волнами, эпицентром которых был водолаз.. Присмотревшись повнимательнее, Андрей понял что под нефтепирс в поисках пропитания и укрытия набилось несколько тысяч крабов.. Грунта как такового не было видно. Всё, что мог видеть глаз, было покрыто шевелящейся массой панически бегущих по дну крабов. Крабы в спешке наползали друг на друга, создавая кишащие панцирями волны сиреневых тел.. Володя в попытке отсечь крабов от глубины совершал обходные маневры, суетливо выхватывая из шевелящейся массы экземпляры покрупнее..

Повисев в толще воды в одиночестве, Андрей мысленно вздохнул. Пред лицом в воде просматривался обросший корпус атомной подводной лодки, которую необходимо было тщательно осмотреть перед доковой постановкой. Напарник самоустранился в педагогических целях, оставив подопечного один на один с проблемой. Вода чистая, видимость до 20 метров. Глубина до 15 метров. Вода + 12 градусов.. Вздохнув уже в реале, Андрей вытащил из кармана пластиковую табличку с привязанным карандашом и включил фонарик – под корпусом было довольно сумрачно. Примерившись и хорошенько вывесившись в толще воды, Андрей с опаской двинулся под носовой гидроакустический комплекс..

Немая сталь корпуса нехотя показывала свои секреты и тайны.. Андрей отключившись от внешнего мира, не спеша заглядывал в вырезы и шпигаты, аккуратно прорисовывая сложные и проблемные места на корпусе. Выяснилось, что за основание стеблей морской капусты можно держаться как за поручни в автобусе.. Продвигаясь всё дальше и дальше по корпусу, Андрей открывал для себя всё новые и новые ощущения. Абсолютное спокойствие захватило каждую клеточку тела.. Ни одного лишнего движения, ни одной лишней мысли. Разум словно отделившись от тела наблюдал со стороны за безукоризненной работой, совершаемой хорошо отлаженным механизмом..

Добравшись до середины корабля и уцепившись рукой за вырез в корпусе, Андрей впервые за осмотр расслабился и осмотрелся вокруг. Мягкой, размытой глубиной внизу расстелился илистый грунт, даруя водолазу ощущение полёта и лёгкое, щекочущее ощущение страха.. Ленты водорослей, свисающие с корпуса перекрывали часть обзора, напоминая перевёрнутые джунгли со своими законами и обитателями. Едва угадываясь на пределе видимости в толще воды просматривался по пузырям воздуха Володя. Сражение с крабами набирало эпические масштабы – Володя двумя руками распихивал краба подмышки и даже зажимал между ног. Часть поля боя скрывалась поднявшейся в ходе бегства крабов мутью, энергично работавший ластами Володя старательно укутывал мутью оставшееся…

Отвисевшись и налюбовавшись, Андрей всё так же спокойно и аккуратно продолжил осмотр, тщательно засовывая свой нос в каждое отверстие, не оставляя без внимания ни одну вмятину, ни один нештатный вырез. Лодка постепенно сужалась к корме и постепенно становилось всё светлее. Закончив осмотр Андрей завис, держась за самый кончик вертикального руля и разглядывая свою схему. Вроде ничего не забыл, всё отражено с максимальной точностью. Пора возвращаться. Андрей ещё до момента погружения щемяще представлял себе этот миг, когда всё закончится – неспешный переход у поверхности, в ярких лучах осеннего солнца, с чувством облегчения от упавшего с плеч бремени…. Но развернувшись, Андрей пошел обратно под лодкой, не включая фонаря. В сумраке свисающих водорослей, в мерцании едва проникающего света, под огромным цилиндрическим корпусом Андрей совершенно отчётливо почувствовал себя укрытым и защищённым..

Володя шлёпая по стекавшей с комбеза воде, орал в полный голос, совершенно ничего не стесняясь:

- Какого хрена??? Какой в сраку осмотр?! Краб сюда заходит раз в год! РАЗ!!!! Я же сразу пошел его от моря отсекать, что трудно было догадаться? Железяка эта хренова тут стоять до упора будет! А краб уйдёт! Сходили бы на этот осмотр завтра, послезавтра, ничего бы не случилось – днём позже, днём раньше.. Эх…..

Андрей опустив глаза молча ковырялся ластами в куче шевелящихся крабов. Отвечать Володе что либо, а уж тем более оправдываться совсем не хотелось…. Молча поломав краба, укрыв брезентом и завалив оборудованием от постороннего взгляда, так же молча отправились на базу.

 

Спустя неделю Володя отловил Андрея за пуговицу и прижал к стене:

- Завтра работаем. Хиросиму в Палладу будут ставить. Воздух бить сегодня будем. Всё проверить и высушить. Собираемся сегодня. Работать будем ночью. Ты обеспечиваешь сверху. Я работаю внизу. Всё.

Андрей отработанно повернулся было на каблуках выполнять указания, но Володя зацепил его за локоть, не имея сил смотреть прямо в глаза:

- Андрюха… Хиросима – это целая эпоха подводного флота… Это ИСТОРИЯ.. Без обид. Как бывший подводник, это должен сделать я. Кстати – тебя в крайний раз тошнило?

Андрей задержавшись на вдохе, понимая к чему клонит Володя, вполне нейтрально выдавил из себя:

- Нет проблем. Как скажешь. В последний раз не тошнило.

Загруженный водолазным барахлом Бисмарк тупо бился о привальный брус. Уныло падая из дырявых облаков сеяла снежную пыль ночная морось.. Во тьме ночи унылые буксиры перекликаясь гудками толкали в чистилище многострадальную Хиросиму. Володя вышагивал по плавухе метрономом, Андрей напялив на себя всё, что только можно, дремал прислонившись спиной к шпилю. Мелкая снежная крупа бесшумно падала в свинцовую воду едва шевелящимся в ночи занавесом…

Когда атмосфера тягостного бездействия уже начинала искриться, немного пошипев ожила радиостанция:

- Водолазы! Водолазы, приём!!! Стартуйте уже, хватит спать под шапкой…

Володя с проворотом резины рванулся в лодку. Едва не поскользнувшись на скользкой рыбине, Володя тут же рванулся обратно, отдавать швартовы..

Андрей нехотя отлип от шпиля и за антенну поднял с палубы радиостанцию:

- Паллада, я водолаз. Принято. Стартуем.

Так же не спеша Андрей скинул швартовы с кнехта и спрыгнул в лодку. Володя навернув ещё круг по лодке схватился заводить мотор, судорожно дёргая за шморгалку. Решительно оттеснив его от мотора, Андрей вытянул подсос и открыл топливный кран:

- Эсминец ,,Судорожный,, возьмите себя в руки!

Володя нарезал ещё пару кругов и устроившись на носу принялся запаливать фильтр сигареты… Дав мотору немного прогреться, Андрей на малом газу отвалил от плавухи, уверенно установив курс на сияющее во мраке скопление ослепительных огней:

- Володь.. Так у тебя никаких нервов не хватит, ты за час на гавно изведёшься… А тебе ещё работать.

Володя хватанув всей глубиной лёгких порцию палёного фильтра, выплюнул сигарету и обиженно затих в носу. В темноте уже вырисовывались притопленные башни дока и гордо возвышающаяся над ними Хиросима…

На командной башне дока уже скучилось всё руководство. Ярослав Антонович лично проинструктировал водолаза. Дежурные слова звучали в стальной коробке речитативом реквиема…

Пакуя Вовку в гидрокостюм Андрей особо тщательно проделывал все дежурные манипуляции, стараясь мысленно проговаривать для себя все нюансы. Мёртвый стальной корпус субмарины навевал смутные предчувствия и холодил душу..

Заправляя Володе полумаску под неопреновый шлем Андрей не выдержал:

- Что вы тут все носитесь с этой железякой, как дурень с писаной торбой…. Бесит Мла…

Вовка чуть не выпрыгнул из уже наброшенных ремней баллонов:

- Ты ничего не понимаешь! Это наша первая лодка с баллистическими ракетами! Буквально в первом походе у неё была страшная авария реактора. Народу полегло куча! Фонило как на Солнце! Реакторный отсек полностью вырезали. Потом с пиндосами она столкнулась в подводном положении! Ещё позже Хиросима горела, 28 человек погибло, а 12 человек в десятом отсеке без еды и света три недели сидели.. Но гибнуть на Хиросиме люди стали ещё при постройке! И бутылка шампанского не разбилась.. Про неё даже пиндосы фильм сняли – Оставляющая вдов!!!

Андрей совершенно ошарашенный внезапным спичем, что бы хоть как то от него отбиться, рефлекторно подал рабочему водолазу условный знак технической готовности – похлопал его по голове. Володя на полуслове так же рефлекторно включился в воздух и кивнул – готов! Поехали, это работа…

Едва угольно чёрная вода сомкнулась над головой водолаза, Андрей перевёл дух.. Руки потянулись к термосу с ароматным чаем. Но разнесённые в космосе ночи споры предчувствий уверенно изменили план.. Руки сами дёрнули верёвочный стартер пятисильной Хонды. Бисмарк на малом ходу двинулся по пузырям работающего водолаза….

Ночь обнимала док прозрачной темнотой поздней заполярной осени. Ленивая маслянистая вода нехотя отражала тщетные потуги прожекторов хоть немного развеять мрак. Полярная ночь с любопытством рассматривала наивно храбрых смельчаков, не считающихся с её властью… Вся атмосфера пропиталась предчувствиями чего то эпохального и непоправимого…

Володя в воде окончательно пришел в себя и доклады его обрели чёткую, законченную форму. Андрей сопровождая его буквально по пятам чётко транслировал доклады на док. Постановка понемногу набрала рабочий темп, избавившись от нервной суеты. Осторожно орудуя башенными лебёдками экипаж дока постепенно выровнял лодку над стапелем до сантиметра. В небольших перерывах, когда Ярослав Антонович командовал всплытие, Андрей раскуривал сигарету и втыкал её в рот Володе. Володя высасывал её за три затяжки и опять шел под воду. В ещё не остывшей осенней воде было существенно теплее..

Монументальный корпус Хиросимы всё больше и больше возвышался над водой. Стало окончательно ясно, что корпус лежит на стапеле с полным прилеганием и совершенно без крена. Экипаж дока в рабочем порядке принялся за поздний ужин. Док сантиметр за сантиметром продолжал всплывать, вознося на своём наборе в вечность ещё одну страницу нашей истории..

На небольшом отдалении от дока на борту самодельного сварного плашкоута словно замёрзшие изваяния застыли две фигуры. Фигура в гидрокостюме почти шепотом выдыхала пар:

- Мне что то до сих пор не по себе… Всё кажется, что Хиросима какой то подляк кинет на прощанье…

Фигура упакованная в обширный армейский бушлат, выколупала наконец то из сумки давно остывший термос:

- Я после твоих бодрых докладов вообще был абсолютно уверен, что жопа приключится полная…. Почапали домой. Ты уже синий как баклажан…. Эпоха Советского флота…..

 

Едва вскипятив пол пачки пельменей и повставляв в глаза спичек, Андрей стараясь не разлить расфасовывал в чисто вымытую кружку Кольское традиционное.. Свет монитора выхватывал из едва заметного сумрака липкого рассвета часть неприбранной квартиры с беспорядочно разбросанными вещами:

- Оставляющая вдов….. К – 19… Режиссёр Кэтрин Би-ге-лоу….. Харрисон Форд в главной роли…. Херррассе!!!! Во занесло то нас……. Точно ЭПОХА…….

 

 

 

На засыпанный первым снегом гранит полуострова с трудом пробивался свет остывающего на глазах солнца. Унылый Северок шевелил верхушки деревьев за окном. Давно промелькнули завершающие титры фильма, давно привычно занял своё место хранитель экрана..

В компьютерном кресле, обняв руками давно занемевшие ноги, укутанный одеялом по самый подбородок не шевелясь сидел Андрей.

 

Перед монитором стояла так и не выпитая кружка пива…..

 

 

 

P.S. Володя уехал с семьёй в Севастополь. Работал водолазом. Теперь ходит в море.

Говорит, что ему никто не верит, что он ставил в ПД 45 Хиросиму.

Подтверждаю – Владимир Минякин выполнял водолазные работы по постановке АПЛ К – 19 в

ПД 45. Я его обеспечивал.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

В ночь на Репорез*

Сентябрьский вечер. Завтра Репорез.
Во мгле летят, за стаей стая, птицы.
И плач стоит отчаянный окрест.
Дай Бог вам, гуси, к дому возвратиться.
А ведь не так давно, на Водотёк*,
порхал в тепле оживший мотылёк,
и гладил вешний Ветренник Федул*
девичьи ноги в городском саду…
И вот уже пожухлая трава,
Зарёвница* с дарами на пороге,
и скоро Златоуст* подбить итоги
велит делам. К чему теперь слова?
С небес вещает кочевой народ
о том, что к стуже сделан поворот.

Знать, смыли в Лету стылые дожди
костры любви, что разжигал Купала.
Шепчу я в небо: «Осень, подожди,
моя душа ещё не отпылала…
Ведь в пламени увядшего листа
алеет кровь распятого Христа…
Замучен был Спаситель, но воскрес.
Весною вновь зазеленеет лес.
Всё в этом мире связано родством».
Я полон веры. Так, седой отшельник
в молитвах на колени пав, в сочельник
наполнен тайной - Богорождеством.
Грешно роптать, что летний день угас,
ведь радость жизни возвращает Спас.

Сергей Ворошилов
Пусть, где-то вспыхнет и умрёт звезда,
свой лик изменит месяц-серповидец.
Так было, есть, и будет так всегда.
И жизнь на смерть, похоже, не в обиде.
Рассудку не поймать Задумки нить.
Пока я жив, мне хочется любить,
надеяться, смеяться и страдать.
Во всём в природе Божья Благодать.
Душа как птица: пережив мороз,
гнезда не вьёт, где прежде был змеёвник…
Как близко небо! Рядом ковш-половник
Медведица забыла в гуще звёзд.
А где-то там, за бездною ковша,
звезда упала… Или же душа...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×